Архив
Поиск
Press digest
25 марта 2019 г.
25 ноября 2005 г.

Йосси Мельман | Ha'aretz

Лубянка: Сибирь видно с любого этажа

Вечер вторника, Москва. Морозно и холодно. На улице 2 градуса по Цельсию, тепло по местным меркам, однако ветер бьет в лицо так, что кажется, будто температура упала намного ниже нуля. Я пытаюсь укрыться за выступом огромного серого здания, которое занимает целый квартал, и тешу себя надеждой на то, что через минуту я буду уже внутри. Через три минуты появляется симпатичная энергичная молодая женщина с короткими темными волосами. "Инга. Я - ваш официальный эскорт", - произносит она на хорошем английском и протягивает мне руку.

На входе в здание - небольшой вестибюль с постом охраны. Женщина-военнослужащая в зеленой форме проверяет мой паспорт, а затем просит меня пройти через металлодетектор. Машина не издает ни звука, хотя у меня в кармане - крупная металлическая цепочка от ключей, сотовый телефон и монетки. В штаб-квартире "Шин Бет" на севере Тель-Авива охранника бы уволили, если бы он пропустил кого-нибудь внутрь с подобным набором в карманах.

"Я несу ответственность за то, чтобы вы благополучно прошли внутрь и так же благополучно вышли отсюда", - говорит Инга с улыбкой, словно прочитав мои мысли. Хотя здание имеет всего 10 этажей, москвичи называют его "самым высоким зданием в России". Потому что с какого этажа ни глянь, особенно из подвалов, шутят местные, увидишь Сибирь.

Добро пожаловать на Лубянку, в печально известную штаб-квартиру КГБ и тюрьму. Из подвалов этого здания во имя большевистской идеологии лидеры этой организации вели террористическую кампанию против "противников" режима. В сталинские дни Зиновьев, Каменев, Бухарин и другие лидеры Октябрьской революции "сознались" здесь в своих "преступлениях" и были казнены. Счастливчиков, которые пережили Лубянку, отправляли в ГУЛАГ в сибирской тайге. Сейчас в здании находится штаб-квартира ФСБ, Федеральной службы безопасности.

Инга быстрым и решительным шагом ведет меня на второй этаж, по потускневшей каменной лестнице с железными перилами. "Здание не обновлялось, по двум причинам, - поясняет она. - Во-первых, мы хотели сохранить его таким, каким оно было в те дни. Вот, посмотрите на ступеньки". Она показывает на какие-то темные пятна. "Это следы Дзержинского". Феликс Дзержинский, поляк, был одним из лидеров революции и основателем ЧК, первой секретной полиции страны. За 70 лет советского правления название организации менялось не раз: ГПУ - НКВД - МГБ - и, наконец, КГБ, Комитет государственной безопасности. Но ее характер - полиция подавления - не менялся.

Вторая причина, продолжает Инга, пока мы шагаем по поношенному ковру в коридоре, это то, что "наши разведывательные службы не имеют такого бюджета, как "Моссад" или ЦРУ".

Наконец, мы входим в относительно небольшое помещение. На столе стоят старомодные белые телефоны с дисками набора. Это - офис Николая Захарова, замглавы информационного отдела, который отвечает за контакты с иностранными журналистами. Пока мы ждем его прихода, Инга продолжает удивлять меня. "Кто лучше - ваша жена или любовница?" - спрашивает она. "Сложно сказать", - отвечаю я, но прежде, чем она успевает что-то сказать, появляется полковник Захаров. Ему 48 лет, а служит он с 25. До краха Советского Союза работал в контрразведке. Однако он не хочет говорить о прошлом. Он предпочитает сосредоточиться на своем нынешнем задании - ознакомлении гостей с борьбой ФСБ с чеченским террором.

Он подходит к стене и открывает дверцу сейфа. Из сейфа достает листки бумаги с фотографиями бородатых мужчин в камуфляже. "Это список разыскиваемых террористов. Многие из них иностранцы, в основном арабы с Ближнего Востока, - говорит он. - И поэтому наша борьба с Чечней - это одновременно борьба с международным терроризмом".

Захаров передает листки Инге и просит ее скопировать их для меня. Она тихо выходит из комнаты, и полковник продолжает читать заученную лекцию о важности международного сотрудничества в войне с террором. Это такая захватывающая лекция, что, когда Инга возвращается, кажется, мы оба, полковник и я, вздыхаем с облегчением.

"Если бы вы служили в КГБ, то были бы агентом", - шучу я, обращаясь к Инге. "А кто сказал, что я не агент?" - отвечает она.

Источник: Ha'aretz


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Разрешается свободное использование текстов, ссылка обязательна (в интернете - гипертекстовая).
© 1999-2019 InoPressa.ru