Архив
Поиск
Press digest
24 января 2020 г.
25 октября 2004 г.

Уоррен Хог | The New York Times

Герой везде, кроме родины

Коренастый круглолицый мужчина с характерным родимым пятном на лбу, сидящий в кресле в гостиничном номере на Манхэттене, протягивает руку в знак приветствия.

"Называйте меня Михаил", - говорит он.

Не дожидаясь вопросов, Михаил Горбачев рассказывает мне, как он научился этому дружескому приветствию у своего тогдашнего заклятого идеологического врага Рональда Рейгана, когда двадцать лет назад этот дружеский жест помог снять напряжение и, возможно, в конечном счете изменить мир.

"Я помню эпизод, когда мы сели рядом, президент Рейган и я, и он сказал: "Я думаю, пришло время перейти на ты. Называй меня Рон".

Этот исторический анекдот относится к тому времени, когда Горбачев был генеральным секретарем коммунистической партии, а потом и первым президентом Советского Союза. Внимание всего мира тогда было приковано к нему, потому что он ввел у себя в стране "гласность" и начал "перестройку".

Историки, воздающие почести Рейгану за бескровную победу над Советским Союзом и окончание холодной войны, обычно отмечают важную роль, которую сыграл Горбачев.

Здесь в Америке к Горбачеву относятся с гораздо большей благодарностью, чем у него на родине. Там, в Москве, нобелевский лауреат остается парией. Его часто обвиняют в том, что он открыл двери реформам, которые привели к десятилетию политической и экономической нестабильности. В гонке за президентское место в 1996 году он набрал меньше одного процента голосов.

Англоязычные помощники и охранники для краткости называют его Mr. Green. Дело в том, что Горбачев решил посвятить то, что он называет своим "постпрезидентским" периодом, борьбе за защиту окружающей среды.

На вопрос о том, почему он выбрал такую стезю, он ссылается на свое сельское прошлое и ранее знакомство с природой, а также вспоминает, как в свою бытность главой Ставропольского края он был свидетелем нерационального природопользования в горнодобывающей промышленности.

"Потом, когда я стал членом руководства Советского Союза, - говорит он, - многие наши достижения потеряли для меня свою ценность, потому что я знал цену, которую приходится за это платить за счет окружающей среды".

Теперь, когда Россия решила ратифицировать Киотский протокол, связанный с климатическими изменениями, он осуждает Джорджа Буша за то, что он не сделал того же. "Это очень плохо и очень печально, когда Соединенный Штаты не занимают активной позиции", - говорит он.

Он уважительно критичен по отношению к президенту России Владимиру Владимировичу Путину, говоря, что мировое сообщество должно поддержать его в борьбе с терроризмом, но предлагая компромиссное решение проблемы Чечни.

Горбачев, который в качестве советского лидера вывел войска из Афганистана, говорит, что Путин должен попытаться закончить войну в Чечне, предоставив этому мусульманскому региону автономию. Он считает, что Чечня должна иметь особый статус внутри России.

Источник: The New York Times


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Разрешается свободное использование текстов, ссылка обязательна (в интернете - гипертекстовая).
© 1999-2020 InoPressa.ru