Архив
Поиск
Press digest
28 сентября 2020 г.
25 октября 2007 г.

Джанлука Ди Фео, Стефания Маурици | L'Espresso

Так Италия вооружает Тегеран

Грузовики для ракет, сотни суперкатеров для коммандос, компоненты для создания ядерных объектов. На протяжении многих лет пасдаран (бойцы КСИР - Корпуса стражей исламской революции) делали покупки в нашей стране. Благодаря банку, зарегистрированному в Риме. Самое смертоносное оружие для следующей войны в Заливе родилось на озере Комо, неподалеку от вилл голливудских звезд. Это не атомная бомба, не межконтинентальная ракета: это высокотехнологичная лодка, длиной 16 метров, быстрая как молния. На море ей нет равных, она летит и прыгает по волнам, не опасаясь противника: она была спроектирована для Финансовой гвардии и всегда одерживала верх в поединке с голубыми катерами контрабандистов. Это болид, развивающий скорость 70 узлов. Стражи исламской революции, вооруженная рука иранской теократии, сразу же оценили ее возможности: рой из 20 и более Levriero, несерийных плавсредств, с пилотами, готовыми принять мученическую смерть, способен прорвать оборону американского флота. По этой причине эмиссары Тегерана в 1998 году приехали на предприятие Fb design и купили все: чертежи, прототипы, материалы и все остальное, чтобы на родине можно было производить всю серию суперкатеров. Вот так пасдаран стали самой быстрой армадой в Персидском заливе, с сотнями суперлодок, при помощи которых можно перекрыть пути транспортировки нефти.

История с ломбардийскими катерами лишь одна из многих историй, которые раскрывают темную сторону отношений между Италией и Ираном. Как и множество грузовиков Iveco, превращенных в пусковые платформы для запрещенных ракет. Как сотни силовых установок Isotta Fraschini, самых современных двигателей, используемых флотом самых фанатично настроенных интегралистких вооруженных формирований. Как запасные части для вертолетов Agusta и пушек Oto, которые на протяжении десятилетий продолжают поступать в Исламскую Республику Иран: эти две компании забронировали стенды и на последней аэрокосмической ярмарке в Кише, витрине иранского военного шопинга. Или как тонны компонентов для ядерных и ракетных проектов, вывезенных из производственных цехов, расположенных в бассейне реки По. И все это при свете дня: даже CNR, Национальный совет по научным исследованиям, финансировал совместные исследования по разработке футуристических дизелей вместе с научными заведениями Тегерана.

Потом, после свержения Саддама Хусейна, климат ухудшился: американцы начали оказывать давление на правительство Берлускони с тем, чтобы опасные поставки были прекращены. В 2005 году по требованию Вашингтона была заблокирована поставка последнего суперкатера Levriero, собранного на озере Комо: он должен был поступить на вооружение стражей исламской революции, но оказался у нашей Финансовой гвардии. Безусловно, этот факт вызвал раздражение у Тегерана, который сразу же инкассировал огромный залог, переданный верфям в качестве гарантии: потому что Иран - богатый клиент, которому национальные банки не хотят создавать неудобства. И не только банки. "Отправка катера на другую стоянку" держалась властями в тайне, чтобы не мешать крупному бизнесу: в 2005 году товарообмен достиг 5,179 млрд евро, в прошлом году - 5,718 млрд евро. Такое богатство очень часто заставляет позабыть о щепетильности.

И сейчас, когда барабаны войны в Персидском заливе звучат все громче и ООН готовится приступить к обсуждению настоящего эмбарго, эти "ювелирные изделия" made in Italy, использующиеся в иранской видеопропаганде, начинают создавать трудности. Как логотип Iveco на десятках самоходных ракетных пусковых установок, проходящих парадом перед трибуной, на которой стоит Ахмадинежад в день празднования годовщины исламской революции. Начиная с 1995 года туринская компания экспортировала в Иран тысячи грузовых автомобилей: частично напрямую, частично в качестве компонентов, собиравшихся в Иране компанией Zamyad. Речь идет о гражданских автомобилях, крепких и мощных: никто не может сказать, сколько их было перепродано местной компанией бригадам стражей исламской революции. Иранские специалисты установили на них платформы советского производства для запуска ракет и новые ракеты национального производства. Некоторые из них могут поражать цели, расположенные на расстоянии 200 км, и есть подозрение, что иранцы дарили такие ракеты и ливанским боевикам из "Хизбаллы". Достаточно тента, чтобы спрятать ракетную установку и чтобы грузовик Iveco смешался в хаотичном потоке с другими грузовиками TIR на трассах Ближнего Востока. Подобные метаморфозы произошли и с автомобилями группы Fiat, которые были превращены в платформы для противокорабельных ракет, закупленных в Китае и Северной Корее. Да и тяжеловес Trakker Mp720, монстр с шестью ведущими колесами, как кажется, использовался для пуска баллистических снарядов большой дальности, пресловутых Shahab, которые могут быть использованы против Израиля. И однажды, если иранская ядерная программа завершится достижением результатов, имеющих военное назначение, эти ракеты могут стать носителями ядерных боеголовок. И все это под знаменами стражей исламской революции.

До 2005 года прилагались незначительные усилия, направленные на создание препятствий продаже итальянской продукции, которая может быть использована в военных целях. Все изменилось после победы Ахмадинежада и его все более радикальных заявлений. Давление со стороны США заставило двигаться даже Рим, которому пришлось ставить "глушитель" на запреты, чтобы избежать ссор с аятоллами. Таким образом, в начале 2006 года правительство Берлускони уведомило Isotta Fraschini, что сотрудничество с Ираном "теперь считается несвоевременным". Государственное предприятие группы Fincantieri уже поставило 210 двигателей Marine Industries, фирме с красноречивым адресом: Pasdaran avenue. В настоящее время эта фирма числится в черном списке ООН: она производит морские штурмовые средства для иранских коммандос. Несмотря на то, что она не была обязана это делать, Isotta Fraschini всегда информировала министерства о деталях договоров с Тегераном: вторая партия стоимостью 23 млн евро предполагала поставку 250 силовых установок, предназначенных для еще одной сотни сверхскоростных катеров, которые являются стратегическим оружием для ассиметричной войны аятолл. Это привело американцев в бешенство. И Дворцу Киджи (резиденция итальянского премьера) пришлось тайно расторгнуть контракт. Жестокий удар по стражам исламской революции. Но и по рабочим итальянского предприятия, которые рискуют оказаться без работы.

Один из центров иранской военной программы, вызывавших наименьшие подозрения, располагался на улице Барберини, в самом сердце Рима. Почти весь европейский шопинг, пополнявший арсеналы пасдаран, начинался с этого филиала Sepah Bank. Последний эпизод имел место на Рождество 2006 года: когда ООН заморозила счета Shig, иранского предприятия, на котором собираются межконтинентальные ракеты, программа продолжала осуществляться при поддержке римского банка. Через подставные фирмы выписывались аккредитивы для закупки специальных аппаратов в Германии. Даже суперкатера lariani проплачивались через Sepah. На этот институт собрано обширное досье. Из Вашингтона заместитель министра финансов США Стюарт Леви обвинил иранский институт в финансировании секретных планов вооруженных сил: с 2000 года римский филиал играл ведущую роль в реализации контрактов с ракетными предприятиями. Вслед за ООН и США начал действовать и Bankitalia. В ходе инспекции в офисах на улице Барберини были вскрыты такие аномалии, что 30 марта этого года была назначена государственная комиссия. Что же нашли подчиненные инспектора министерства национальной безопасности Драги? Совершенно секретно.

С той поры эмиссарам Тегерана стало намного труднее отыскивать необходимые материалы в Европе. Но обойти эмбарго - не проблема. Достаточно иметь фиктивную компанию в Дубае в Эмиратах. Как в истории с запасными частями для вертолетов Agusta, которые были закуплены еще при шахе, но все еще остаются в строю назло санкциям. И если иранцы не смогут их купить, они их скопируют. За долгие годы войны с Ираком они стали мастерами по репродукции. Последним ударом стала демонстрация по государственному телевидению результатов клонирования двух аппаратов Oto Melara: противокорабельной ракеты, получившей название Sea Killer, и самой знаменитой скорострельной пушки 76/62, артиллерийского бестселлера, сотни экземпляров которой были проданы фабрикой, расположенной в Специи, военно-морским флотам всего мира. Но иранские инженеры не могут воспроизвести оборудование и особые металлы для ядерных и ракетных программ: речь идет о технологиях двойного использования, которые могут служить для традиционных электростанций или для центрифуг для обогащения урана. В данной сфере в Италии контроль можно назвать минимальным: мало людей, еще меньше средств, недостаточно развита система разведки. Все, как кажется, отдано на волю случая. Или борьбы с уклонением от уплаты налогов или против отмывания денег: как удалось установить L'espresso, последний след привел в банк. На счета синьоры, проживающей в одном из пригородов Удине, поступили свыше 100 тысяч евро из Ирана и Эмиратов. Эта аномалия привлекла внимание карабинеров Удине: женщина работает на предприятии Lup snc, где производятся высококачественные изделия из стали для таких важных клиентов, как Enel и Danieli. Ее объяснения вызвали еще большие подозрения: "Я сделала одолжению одному иранцу, с которым познакомилась на ярмарке в Германии. Он хотел сделать инвестиции в Италии и попросил меня об одолжении - разрешить ему пересылать деньги на мой счет". Финансисты ей не поверили. В отношении нее и трех сообщников-управленцев из Lup было начато расследование в связи с нарушением закона об отмывании денег. Один из следователей говорит: "Это аномальные источники поступления денег, совершенные операции, как кажется, предпринимались с тем, чтобы утаить то, что за ними скрывается". Теперь следователи пытаются выйти на банки, имеющие отношение к этим транзакциям, чтобы выяснить, какая иранская компания имела коммерческие связи с Lup: это единственный путь, благодаря которому можно узнать, какая продукция могла переправляться в Иран. Контейнеры с грузом уже давно отправлены получателю, теперь практически невозможно установить, находились ли в них запрещенные к вывозу в Иран материалы или нет.

Больше ясности в расследовании по делу GFM Group из Бергамо: эта компания специализируется на производстве специальных металлов и компонентов для электростанций, продукция компании поставляется в том числе и Ansaldo. В апреле этого года у таможенников на посту Понте Кьяссо вызвал подозрение груз, состоявший из труб, длиной больше метра, необычной формы: в документах они проходили как "металлоконструкции". GFM приобрела их у Metal Wreck Engineering из Баара (Швейцария). Очень странно, поскольку несколькими днями ранее через эту же таможню прошел идентичный груз, но он шел из Италии в Швейцарию: экспортировала эту партию груза Green Power Technology из Потенцы, получателем была некая Global International Service. Когда таможня приступила к первым разбирательствам, непонятных моментов стало намного больше. Одна из компаний оказалась несуществующей, другие были связаны необычными отношениями, но самое главное, товар оказался не простыми металлоконструкциями. Совсем наоборот. "Это суперсплав, на 50% состоящий из никеля, на 20% из хрома и других материалов, таких, как кобальт и магний", - сообщила химик Отелло из таможенной лаборатории Венеции, проводившая анализ. Этот сплав выносит высочайшее давление и высочайшие температуры, ему не страшны крайне едкие жидкости. Он используется для турбин тепловых электростанций, но и в аэрокосмической, ракетной и ядерной областях. "Такие сплавы относятся к категории материалов двойного использования", - уточнила эксперт.

Об этом сплаве говорилось не один раз. В декабре L'espresso рассказывал об истории с предприятием в Модене, оказавшимся вовлеченным в международную детективную историю с трубами из специального металла, проданными Турции и перехваченными на иранской границе. И в этом случае они могли использоваться для создания ракет или даже центрифуг для обогащения урана. Судебное расследование было прекращено по причине невозможности доказать преступную природу сделки. Иными словами: безнаказанность практически гарантирована.

Даже суперкатера Levriero, экспортировавшиеся с полным соблюдением законов, имели двойную жизнь. Достаточно сравнить web-сайты двух компаний: на итальянском сайте (www.fbdesign.it) они без вооружения; на сайте военного колосса Dio, Defense industries organization, который производит их по лицензии (www.diomil.ir), эти катера уже представлены оснащенными ракетами, пулеметами, но самое опасное - морскими минами. И вот здесь история становится парадоксальной: те, кто ставит мины и кто их должен обезвреживать, используют одну и ту же итальянскую технологию. Корпуса из кевлара и двигатели Isotta Fraschini. Те же, что закупаются в Италии для американских тральщиков ВМС США именно после того, как были получены повреждения от иранских снарядов в Персидском заливе. Те же технологии используются на маленьких ломбардийских сторожевых катерах, при помощи которых пасдаран могут устанавливать мины на пути следования нефтяных танкеров, провоцируя кризис мировой экономики.

Бесконтрольная контрабанда. Санкции без санкций. Это не игра слов: Италия пока не приняла законы, чтобы наказывать нарушителей ооновских санкций против Ирана. "Я целый день читал официальные документы, - рассказал L'espresso финансист, привлеченный к расследованию по делу о подозрительном экспорте, - и я не нашел ни одной строчки о мерах наказания, которые можно было бы применить. Я помню о санкциях в отношении Сербии Милошевича: тогда правила были четкими, и мне приходилось наказывать предпринимателей, которые экспортировали в Сербию домашние тапочки. Сегодня Иран подозревают в намерении обрести атомное оружие, но какие инструменты мы имеем, чтобы наказывать тех, кто нарушает законы?" Из Рима власти, компетентные в вопросах эмбарго, иными словами, министерство иностранных дел, экономики и внешней торговли, отвечают: существует целых два закона. Беда в том, что никто не информирует контролеров. Они не могут гарантировать минимальный уровень надзора. В одном лишь 2006 году Италия экспортировала в Иран специальное оборудование и оборудование для производства энергии на сумму 1 млрд евро: какое количество этого оборудования прошло контроль?

Мониторинг поручен IV Управлению министерства внешней торговли Эммы Бонино. Оно каждый год представляет копию отчета парламенту: "И в 2006 году (как и в прошедшие годы) из-за нехватки средств не было возможности проводить подобные проверки, как профилактические, так и текущие, как того требуют от нашей структуры". По правде говоря, этот орган никогда не получал ни денег, ни средств для осуществления своей деятельности, в штате которого всего лишь 12 чиновников и 4 технических специалиста: крошечный патруль, который, даже если бы занимался только Ираном, должен был бы изучить тысячи контрактов. И сравнение с немецкой структурой по материалам двойного использования, названной Bafa, оказывается не в пользу итальянского ведомства. "Bafa может рассчитывать на 200 служащих, работающих в сфере контроля за экспортными операциями, - говорит ее представитель Вилльманн-Лемке. - 80 специалистов изучают запросы на экспорт, и каждый из них изучает запросы, соответствующие его специализации: ядерная или химическая сфера".

Уроки Клуни

Это засекреченные люди. За аббревиатурой Nest скрывается одна из самых засекреченных команд в мире. Потому что американская Nuclear Emergency Support Team, прежде чем начать действовать, должна все изучить и при этом никак не проявить себя. Единственной иллюстрацией их деятельности можно считать фильм Peacemaker, "Миротворец", с Джорджем Клуни в роли полковника и Николь Кидман в роли исследовательницы. И кто лучше "миротворцев" может преподать урок итальянским таможенникам, которые каждый день занимаются определением того, идет ли речь об обычном грузе или о продукции двойного использования? И вот год назад Sismi (итальянская военная разведка) обратилась к Nnsa, National Nuclear Security Administration, крупному американскому агентству, занимающемуся контролем за ядерной безопасностью и возглавляющему деятельность Nest. В сентябре 2006 года команда, прибывшая из США, провели урок для группы итальянских таможенников, поскольку распознать технологии двойного использования, применяемые в тайной ядерной программе, крайне трудно, и теории выпускника физического факультета отходят на второй план. "Нужен кто-то, кто разбирается в этих делах, - объясняет инспектор МАГАТЭ. - Требуются весьма специфические знания об установках и ядерном оружии". А в Италии, где АЭС демонтированы несколько лет назад, таких специалистов нет. И этот урок стал первым шагом. К сожалению, пока отсутствуют более точные инструменты. Начиная с компакт-диска, созданного американцами с использованием всей информации для определения подозрительных компонентов.

Санкции в американском стиле

Пусть эта компания имеет отношение к семье Буша, но Иран нравится компании Halliburton. Таким образом, компания, в руководстве которой был вице-президент США Дик Чейни, продолжает бизнес с Тегераном, в компании 30 американских колоссов, которым удается обходить санкции Вашингтона против аятолл. И в то время как Белый дом требует от своих европейских партнеров проведения жесткой линии, Halliburton и другие компании увеличивают свои доходы. Этот вопрос обсуждался на слушаниях в конгрессе, посвященных Halliburton и деловым отношениям американских компаний с Ираном. В то время как в отношении Кубы и Северной Кореи организована жесткая экономическая осада, в Персидском заливе у этой осады много брешей. "Закон, не позволяющий американским компаниями заниматься бизнесом со странами или в странах, отнесенных к числу спонсоров терроризма, - подтвердил в ходе слушаний в конгрессе Вильям С.Томпсон младший, - не применяется к зарубежным или оффшорным дочерним компаниям, потому что они не контролируются американцами. И компании воспользовались этой дырой". И это так, потому что Halliburton, не имея возможности напрямую действовать в Иране, делала это через Halliburton Products and Services, Ltd, зарегистрированную на Каймановых островах. И в феврале 2000 года, во время председательствования в ней Дика Чейни, она открыла представительство в Тегеране. И когда в 2005 году разразился скандал, Halliburton и другие компании сразу же объявили о прекращении деятельности в Иране. "Интересное заявление, - отметил Виктор Комрас, занимавшийся мониторингом санкций ООН против "Аль-Каиды", - потому что многонациональные компании всегда заявляли о том, что никак не могут влиять на зарубежные дочерние предприятия". Как бы то ни было, по меньшей мере, до 30 апреля 2007 года Halliburton все еще действовала в Иране.

Источник: L'Espresso


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Разрешается свободное использование текстов, ссылка обязательна (в интернете - гипертекстовая).
© 1999-2020 InoPressa.ru