Архив
Поиск
Press digest
26 ноября 2021 г.
26 апреля 2006 г.

Клаус-Хельге Донат | Tageszeitung

Как быстро разбогатеть на газе

"За вас, за нас, за газ" - так звучит традиционный тост газовиков, 390 тысяч сотрудников российского энергетического концерна "Газпром". На их месте хотели бы оказаться многие в России. Ни одно другое государственное предприятие не платит своим сотрудникам таких больших зарплат и не предлагает такой широкий спектр социальных льгот. Тот, кто попал в "Газпром", может выбросить из головы лишние заботы. Российские газовики не только имеют привилегии, они ощущают себя чем-то вроде отдельной маленькой нации.

Концерн, в свою очередь, тоже претендует на эксклюзивность. "Газпром", 51% акций которого находится в руках государства, не только самая крупная компания в Восточной Европе, но и государство в государстве, само себе устанавливающее правила игры. Гордость и сила - вот фундамент, на котором стоит корпоративная идентичность. "Стоит нам перекрыть газовый кран, как квартиры в Европе останутся без тепла", - неоднократно шутили миролюбиво настроенные газовики в кулуарах "Газпрома" раньше. Уже тогда такого рода шутки красноречиво свидетельствовали о понимании своей значимости поставщиками газа.

Между тем шутки переросли в неприкрытые угрозы и стали PR-стратегией энергетического гиганта. Его глава, Алексей Миллер, в очередной раз укрепил европейцев в страхе перед растущей зависимостью от российского газа. Намекая на изголодавшуюся Азию, Миллер говорил о привлекательной альтернативе газовых поставок. И почти одновременно с этим центральный офис "Газпрома" в Москве подтвердил, что в ближайшие годы концерн не сможет покрывать потребности в газе всех своих покупателей. Объемы добычи сокращаются, а освоение новых месторождений откладывается.

Похожую песню запел позавчера и глава российского трубопроводного монополиста Семен Вайншток: "Мы перекормили Европу нефтью". Экстенсивное обеспечение снижает цену. "Как только мы повернемся в сторону Китая, Южной Кореи, Австралии, Японии, то это сразу заберет часть нефти от наших европейских коллег".

"Транснефть" не принадлежит "Газпрому". Однако трубопроводный монополист принадлежит России, или, точнее, АО "Кремль", которое со времен вступления в должность Владимира Путина подчинило Кремлю и его паладину самые экономически привлекательные области. Все было четко продумано, случайностям не было места.

Довольно резко отреагировали блюстители ископаемого топлива на намерение британских властей ужесточить правила приобретения местных предприятий иностранными компаниями. Это произошло после попытки русских приобрести один из крупнейших поставщиков газа на внутреннем рынке - компанию Centrica.

В Германии "Газпром" легче вступает в контакт непосредственно с конечным потребителем. Во время германо-российских правительственных консультаций, которые пройдут сегодня и завтра в Томске, "Газпром" планирует официально увеличить свою долю в компании Wingas, совместном предприятии с Wintershall, с 35 до 49%. Дочернее предприятие концерна BASF, компания Wintershall получит взамен этого 35% акций от Южнорусского газового месторождения.

Сотрудничество с Россией в газовом секторе протекало без особых проблем на протяжении почти трех десятилетий. Москва еще долгое время будет ориентирована на европейский рынок. Причин для паники не существует, поскольку на строительство трубопроводов в Азию сначала должно быть получено разрешение, потом его нужно профинансировать, и лишь затем трубопроводы начнут строить. На все это у России уйдет больше времени, чем в странах, которые подчинены логике капитала.

В России все по-другому, и "Газпром" не является концерном, функционирующим по принципам рыночной экономики. Ни внутри, ни снаружи. "Газ и нефть принадлежат России, как военные базы", - писала газета Russia in Global Affairs. В этом чувствуется критика, но в целом, такая оценка отражает отношение российского общества к "Газпрому" как к надежному инструменту внешней политики.

Временное приостановление поставок газа на Украину в начале этого года, введение моратория на винные поставки из Молдавии и Грузии - все это не что иное, как стремление России добиться былого влияния. Если раньше "Газпром" питал амбиции коммунистической супердержавы, то сегодня это имперские мечты новой кремлевской олигархии - представителей служб безопасности, и именно эти мечты должен реализовывать энергетический гигант.

Не случайно Кремлю принадлежит 51% акций концерна. Официально государство владеет 38,4% акций, российские компании - 36,8%, иностранные компании - 11,5%, а российские частные лица - 13,3% акций концерна. Среди российских компаний наблюдаются многочисленные дочерние предприятия самого "Газпрома", акции которых опять же принадлежат государству. В 2005 году компания "Роснефтегаз" приобрела акции четырех дочерних предприятий и таким образом обеспечила государству контрольный пакет акций "Газпрома". Только после этого правительство упростило процедуру приобретения иностранными компаниями акций концерна.

Наместники Путина

Не случайно и то, что на место главы "Газпрома" Владимир Путин посадил своего старого знакомого Алексея Миллера. Это знакомство тянется еще со времен их работы в Санкт-Петербурге. Миллер считается человеком лояльным, вплоть до самопожертвования, и не претендует на утверждение собственных идей. Если кто и упоминает его имя в связи с "Газпромом", то имеют в виду Путина, считают посвященные. Шефу Кремля нравится "идея создания гигантского газового монополиста, имеющего огромное влияние на политику, экономику и международные отношения. Такое ощущение, что Путин с особенным трепетом относится ко всему, что связано с газом", считает бывший министр энергетики Владимир Милов. Решения по газовому сектору принимаются, по большому счету, только президентом.

Тот факт, что первый вице-премьер Дмитрий Медведев, тоже близкий соратник Путина, председательствует в наблюдательном совете, лишний раз подчеркивает, насколько далеко зашли хитросплетения между российской властью и экономикой.

Во внутриполитических вопросах концерн служит правящей элите в качестве дойной коровы, обеспечивающей сохранность интересов властей предержащих на предстоящих парламентских и президентских выборах. На пост вице-президента "Газпром-Банка" был назначен сын министра обороны РФ Сергея Иванова.

Ведущие позиции в политике всегда были предпосылками к высоким постам в "Газпроме". В 1989 году Михаил Горбачев передал одну из областей газового министерства в ведение государственного концерна "Газпром" и назначил министра энергетики Виктора Черномырдина на должность главы предприятия. В 1992 году Черномырдин стал премьер-министром и, как ведущий газовик, снискал себе славу одаренного дельца. В окружении дойной коровы, "Газпрома", возникло необозримое количество дочерних предприятий, приобретавших газ по смешным ценам и перепродававших его гораздо дороже.

Излюбленным приемом стало также орудование деньгами из частных карманов при расширении и техническом обслуживании собственной сетки трубопроводов. Миноритарные акционеры регулярно жалуются, что ежегодно тратятся впустую миллиарды. "Газпром" строит, покупает и добывает, и это влетает в копеечку. Тысяча кубометров газа во всем мире стоит 2-3 доллара, а "Газпром" завышает цену до 5. "Все покупки завязаны на личных взаимоотношениях и проходят через фирмы, имеющие отношение к сотрудникам самой монополии", - пишет российское издание журнала Forbes. "Черные" деньги поступают на счета в западных банках.

Корруптократия

"Газпром" - особенно тяжелый случай корруптократии, считает Вадим Клейнер, директор по корпоративным исследованиям Hermitage Capital Management. Очень трудно получить доступ к информации, поскольку концерн ведет себя как "закрытый клуб". Когда в 2005 году "Газпром" предоставил наблюдательному совету сведения по бюджету, составившему 23 млрд долларов, две трети затрат не были детализированы или вообще сокрыты. "Как в таком случае наблюдательному совету исполнять свои функции?" - задает вопрос Клейнер.

Риторический вопрос. Никто не может здесь ничего контролировать, а особенно миноритарные иностранные акционеры. Однако выходит, что они - как и представители немецкой экономики - демонстрируют понимание такого поведения.

В затратоемкую добычу газа "Газпром" инвестировал в 2005 году около 2,45 млрд американских долларов, в то время как инвестиции в области, не связанные с газовой добычей, составили 6 млрд долларов. Телеканалы и СМИ, рыбоводческие хозяйства и яхт-клубы, а также банки принадлежат концерну. Неудивительно, что с 1999 года добыча газа "Газпромом", в отличие от частных газодобытчиков, находится в состоянии стагнации. Милов считает, что и трубопроводы, которые находятся в эксплуатации уже 33 года, отслужили свой век. По информации Московской счетной палаты, еще 5 лет назад 57% средств производства было изношено. Неэффективный "Газпром" существовать так долгое время не может, предупреждал еще в 2004 году министр экономического развития и торговли Герман Греф. С того времени ничего не изменилось.

Источник: Tageszeitung


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Политика конфиденциальности
Связаться с редакцией
Все текстовые материалы сайта Inopressa.ru доступны по лицензии:
Creative Commons Attribution 4.0 International, если не указано иное.
© 1999-2022 InoPressa.ru