Архив
Поиск
Press digest
26 ноября 2021 г.
26 апреля 2007 г.

Польский консервативно-популистский эксперимент может не быть полнокровной революцией, но ощущение создается именно такое. В нем есть авторитарная риторика, строгий кодекс ценностей и, в последнее время, собственные якобинцы, которые бросают вызов первоначальным лидерам - курьезному правящему дуэту президента Леха Качиньского и его брата-близнеца премьер-министра Ярослава Качиньского.

Близнецы, которые, придя к власти в 2005 году, довели традиционно лихорадочную политическую жизнь Польши до полного сумбура, теперь теряют хватку. Националисты и религиозные фундаменталисты, которые раньше были привлечены для усиления их партии "Закон и справедливость", разрывают коалицию на части. Их радикальный настрой не отражает сдвиг в общественном мнении, сокращение экономических проблем (в настоящий момент рост составляет 8%). Нет, Качиньские просто стали жертвами собственного крестового похода во имя нового "нравственного порядка".

Популисты хотят более радикальных перемен, чем те, которые обдумывали близнецы. Группа депутатов во главе со спикером парламента Мареком Юреком на прошлой неделе вышла из партии "Закон и справедливость", чтобы сформировать новую консервативную партию "Правое крыло Республики". Их демарш был вызван провалом закона о запрете абортов, даже в случае изнасилований, инцеста или угрозы жизни женщины. Они обвиняют Ярослава Качиньского в том, что он не смог убедить членов своей коалиции проголосовать за принятие этого закона. Через день после бунта Юрека "Лига польских семей", младший член коалиции, выступила с новым законопроектом из области внедрения нового "нравственного порядка": признанием всех, кто помогает осуществлению эвтаназии, пособником убийства. Это было камнем в огород Ярослава Качиньского, который не хотел занимать четкую позицию по этому вопросу. На прошлой неделе вице-премьер Анжей Леппер и его популистская деревенская партия "Самозащита" тоже пригрозили выйти из коалиции, если "Закон и справедливость" отменит право учителей на раннюю пенсию. Это предложение было внесено министерством финансов.

Все экстремистские партии прибегают к той же риторике, что и Качиньские, в основном к той, которую ввел в политический дискурс более влиятельный Ярослав. Обвинив либералов в "спаде" 17-летней польской демократии, братья назвали свое правительство "нравственных ценностей" новой "Четвертой республикой", более высоко духовным преемником "Третьей республики". Теперь их обвиняют в том, что они не выполнили своего обещания.

Однако новая республика Качиньских не предполагала религии в школах, дотаций крестьянам, шахтерам и железнодорожникам или наступления на гомосексуалистов. Их революция в момент своего рождения ограничивалась "лгунами элиты". Ярослав, идейный вдохновитель этого дуэта, считает, что посткоммунистический заговор журналистов, юристов, ученых, учителей и крупных бизнесменов - тайная организация или "уклад" - долго препятствовал его приходу к власти, прежде чем он получил президентство и парламент меньше чем два года назад.

Главным оружием Качиньских в войне с элитами были "чистки". Новое законодательство отстраняло от общественной жизни профессоров, журналистов, адвокатов, судей и даже глав компаний или людей, входящих в советы директоров компаний, если было обнаружено, что они сотрудничали с секретной полицией при коммунистическом режиме и не сознались в этом. Со временем Ярослав надеялся таким образом избавиться от своих врагов в СМИ, крупных компаниях и университетах. Увы, пока ни один из его ярых критиков не был уличен в сотрудничестве с коммунистическим режимом.

Несмотря на это близнецы могут быть удовлетворены, видя, как много состоявшихся людей - сторонников и противников чисток - поливают друг друга грязью на страницах газет и в публичных дебатах. Некоторые видные фигуры, такие как Бронислав Геремек, депутат Европарламента и лидер "Солидарности", отказались вторично подвергаться "чисткам" - перед выборами он уже через это проходил. Теперь его могут вынудить покинуть пост.

Доведя верхушку страны до такого прискорбного положения, Ярослав Качиньский заручился поддержкой многих поляков, которым было трудно принять новые меритократические (основанные на личных способностях человека) порядки. После короткого периода стремительной трансформации, когда люди с незначительным образованием или вообще без него сделали себе состояния, Польша теперь становится типичным западным обществом, где социальный и финансовый статус напрямую связан со способностями человека. Однако Ярослав Качиньский говорит, что старая гвардия из коммунистических времен возвращается - и что каждый, кто возражает против чисток, является коллаборационистом, который обязан своим богатством или карьерой грязным связям с предыдущим режимом.

Однако радикалы жаждут подлинной революции. Поэтому звучат призывы ввести религиозное образование в государственных школах, ограничить движения геев и лесбиянок или ввести пропаганду против гомосексуализма в школах. Приватизационные сделки прошлого могут быть пересмотрены. Популистский вираж, начав, трудно остановить. Даже таким умелым политикам, как Ярослав Качиньский. Его бывшие политические соратники чувствуют себя обманутыми и уже готовы покинуть его, сделав партию "Закон и справедливость" уязвимой для атак слева и справа.

Звучат измышления, что Качиньский может попытаться подтолкнуть свою партию ближе к политическому центру и более либеральной "Гражданской платформе". Он может разыграть карту экономического роста и воспользоваться хорошими новостями, вроде недавнего решения провести Чемпионат Европы по футболу 2012 года в Польше и Украине или запланированного визита президента Джорджа Буша. Такая стратегия приведет к дальнейшему расколу в его лагере, не завоевав ему новых друзей.

Премьер-министр Качиньский говорит, что в этом году могут стать необходимыми досрочные выборы. Партии правого крыла могут углубить раскол, или бывшая коммунистическая партия СЛД, которая стояла во главе двух правительств и была свергнута в 2005 году, может стать сильнее. Общественность утомлена политикой в целом. Однако поскольку оппозиция тоже слаба, партия Качиньского получает в опросах общественного мнения 20%. Новые выборы едва ли что-то сильно изменят.

Польская экономика процветает. Однако реформы застопорились, приватизации практически нет, расходы на социальные нужды огромны, административные реформы не проводятся. Этот период экономического взлета был бы идеальным для того, чтобы привести страну в более достойную форму, как обещала во время предвыборной кампании партия "Закон и справедливость". Их остальные обещания понизить налоги, сократить бюрократию тоже были забыты.

Качиньским придется туго в попытке одержать верх над центристскими представителями деловой элиты. На недавнем гала-приеме Superbrands Poland специальный гость мероприятия Лешек Балцерович, бывший вице-премьер и глава Центробанка, который был архитектором исторической трансформации Польши в экономику свободного рынка, в конце своей речи попросил аудиторию, состоящую из представителей варшавского делового истеблишмента, показать правительству "жест Козакевича" - это жест, когда руку сгибают в локте над запястьем второй руки, эквивалент среднего пальца, названный в честь польского прыгуна с шестом, который показал его русским на Олимпиаде 1980 года в Москве. Балцеровичу долго и с энтузиазмом аплодировали.

Поскольку популистская революция с трудом трансформируется в экономическую, судя по всему, она обречена и дальше существовать в нынешнем безобразном виде.

Томаш Вроблевский - управляющий директор и вице-президент совета управляющих издательского дома Polska Presse

Источник: The Wall Street Journal


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Политика конфиденциальности
Связаться с редакцией
Все текстовые материалы сайта Inopressa.ru доступны по лицензии:
Creative Commons Attribution 4.0 International, если не указано иное.
© 1999-2022 InoPressa.ru