Архив
Поиск
Press digest
18 июня 2021 г.
26 апреля 2013 г.

Дэвид Гомез | Foreign Policy

ФБР провалило "дело Царнаева"?

Шквал нападок обрушился на ФБР со стороны американской прессы и Конгресса США за якобы провальное ведение дела Тамерлана Царнаева в 2011 году, после обращения российских властей, пишет в статье для Foreign Policy бывший сотрудник ФБР, а ныне глава консалтинговой фирмы HLS Global Consultants Дэвид Гомез.

Критики обвиняют Федеральное бюро расследований в том, что оно прекратило следственные действия в отношении Царнаева, не найдя подтверждений его связям с террористами, прекратило наблюдение за ним и не обращало внимания на последующие обращения российской стороны.

"Лица, имеющие отношение к расследованию, подтвердили мне, что Россия не делала дополнительных запросов к ФБР после первоначального обращения", - опровергает эти слухи Гомез.

"Большинство из тех, кто критикует ФБР, просто не понимают, как ведутся антитеррористические расследования", - уверен автор. Дело в том, что на расследование возможных угроз национальной безопасности наложен ряд строгих ограничений.

Это вызвано тем, что в 60-70-е годы ФБР активно прибегало к нелегальной слежке, прослушиванию телефонов и перлюстрации переписки подозреваемых. Вскрытие этих злоупотреблений Комиссией Черча привело к тому, что полномочия ФБР были существенно ограничены. Были составлены своды правил, известные как "правила генерального прокурора" (Attorney General's Guidelines, или AGG), в соответствии с которыми ФБР не могло бесконечно оставлять дело открытым, если не было достаточных оснований полагать, что человек совершил уголовное преступление или представляет угрозу национальной безопасности.

После того как эти правила помешали спецслужбам США предотвратить теракты 11 сентября, AGG были переписаны, и новый документ получил название "Руководство по ведению расследований и операций на территории страны" (Domestic Investigations and Operations Guidelines, или DIOG).

По новым правилам ФБР не могло считать основанием для открытия расследования деятельность субъекта, подпадающую под Первую поправку к Конституции США, а также его расовую, этническую и религиозную принадлежность. Это означает, что любой может быть радикальным исламистом, при условии, что он не нарушает уголовный кодекс и не представляет угрозу безопасности страны, говорится в статье.

Автора удивляет отсутствие критики в адрес ФСБ за то, что она не предоставила информацию о поездке Царнаева в Дагестан. "Трудно поверить, что ФСБ, изначально попросившая ФБР провести расследование в отношении Тамерлана из опасений, что он примкнет к российским экстремистам, разрешила бы ему перемещаться по стране без наблюдения", - полагает Гомез. "Вопрос в том, что они узнали о его деятельности в России и почему не поделились этими сведениями с ФБР".

"ФБР не провалило следствие по Царнаеву. Оно соблюдало закон", - заключает Гомез.

Источник: Foreign Policy


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Разрешается свободное использование текстов, ссылка обязательна (в интернете - гипертекстовая).
© 1999-2021 InoPressa.ru