Архив
Поиск
Press digest
17 сентября 2021 г.
26 августа 2021 г.

Эндрю Креймер | The New York Times

В первом интервью из тюрьмы оптимистично настроенный Навальный описывает тюремную жизнь

"Самый известный заключенный России, оппозиционный лидер Алексей Навальный, проводит большую часть времени, наводя порядок в своем тюремном корпусе, читая письма и посещая столовую, в меню которой часто стоит каша. Но, пожалуй, то, что сводит с ума более всего, предполагает он, это принуждение к просмотру российского государственного телевидения и избранных пропагандистских фильмов более 8 часов в день (...)", - передает The New York Times

"В интервью The New York Times, которое он впервые дал новостной организации после ареста в январе, Навальный рассказал о своей жизни в тюрьме, о том, почему Россия так жестко расправляется с оппозицией и диссидентами, и о своем убеждении в том, что "путинский режим", как он его называет, обречен на крах".

(...) "Навальный не был полностью безмолвным с тех пор, как его поместили в исправительную колонию 2 к востоку от Москвы. Через своих адвокатов, которые его регулярно навещают, он время от времени публикует сообщения в социальных сетях. Кремль также не затыкает ему рот активно. Когда во вторник Дмитрия Пескова спросили о присутствии Навального в соцсетях, пресс-секретарь Путина ответил, что, если Навальный высказывается, это "не наше дело". Но письменный обмен вопросами и ответами на 54 рукописных страницах, безусловно, является наиболее полным и обширным отчетом", - подчеркивает The New York Times.

"В сегодняшней России, как ясно дал понять Навальный, часы, проведенные за просмотром государственного телевидения и фильмов, выбранных начальником тюрьмы - это опыт политического заключенного, статус которого Amnesty International присвоила Навальному. Ушли в прошлое тяжелые рабочие смены в горнодобывающей или лесной промышленности, а также издевательства со стороны как преступников, так и охранников, которые были отличительной чертой советского ГУЛАГа для политических заключенных", - говорится в статье.

(...) Несмотря на свои обстоятельства, Навальный оптимистично оценивает будущие перспективы России и изложил свою стратегию достижения политических изменений через избирательную систему даже в авторитарном государстве. Путинский режим - историческая случайность, а не неизбежность, заметил он, добавив, что это был выбор коррумпированной семьи Ельцина, имея в виду назначение бывшим президентом Борисом Ельциным Путина исполняющим обязанности президента в декабре 1999 года, пишет издание. Рано или поздно эта ошибка будет исправлена, и Россия перейдет на демократический, европейский путь развития, считает Навальный, просто потому, что этого хотят люди.

"Как и раньше, Навальный подверг критике Европу и Соединенные Штаты за экономические санкции, которые они наложили на Россию за ее заграничное вмешательство и репрессии против диссидентов, включая Навального. По его словам, санкции нанесли вред рядовым россиянам и рискуют оттолкнуть широкий круг избирателей внутри России, которая является естественным союзником. Он полагает, что санкции должны быть нацелены только на основных олигархов, поддерживающих правительство Путина, а не на десятки преимущественно малоизвестных фигур, по которым до сих пор приходился удар. Действительно могущественные, в основном, избежали санкций, сохранив армию юристов, лоббистов и банкиров, борющихся за право владельцев грязных и кровавых денег остаться безнаказанными, говорит он".

"На протяжении ХХ века и ранее тюрьма в России была горнилом, которое выковывало или ломало диссидентов и писателей, формировало лидеров и сокрушало плюралистическую политику. Современный опыт российского политического заключенного, говорит Навальный - это в основном "психологическое насилие", при этом большую роль играет отупляющее экранное время. Навальный описывает 5 ежедневных сеансов просмотра телевидения для заключенных, первый из которых начинается сразу после утренней гимнастики, завтрака и подметания двора. После некоторого свободного времени идут два часа у экрана, обед, затем еще экранное время, ужин, а затем еще время просмотра телевизора вечером. В течение одной дневной сессии приемлемой альтернативой является игра в шахматы или нарды", - отмечается в статье. Мы смотрим фильмы о Великой Отечественной войне, рассказал Навальный, (...) или о том, как однажды, 40 лет назад, наши спортсмены победили американцев или канадцев.

Во время этих сессий, по его словам, он наиболее ясно понимает суть идеологии путинского режима: настоящее и будущее подменяются прошлым - действительно героическим прошлым, или приукрашенным прошлым, или полностью вымышленным прошлым. Всякое прошлое должно постоянно находиться в центре внимания, чтобы вытеснить мысли о будущем и вопросы о настоящем, говорится в публикации.

"Метод длительного принудительного просмотра телевидения, доведенный до крайности в исправительной колонии 2, характерен не только для этого места, где раньше содержались заключенные по политически окрашенным делам. Он возник в результате реформы пенитенциарной системы в России, начатой в 2010 году, чтобы усилить контроль надзирателей над заключенными в течение дня и уменьшить влияние тюремных банд. По словам экспертов по российской пенитенциарной системе, целью является не столько промывание мозгов, сколько контроль".

(...) По словам Навального, он не подвергался нападению или угрозам со стороны сокамерников, но, по оценкам, около трети составляли лица, известные в российских тюрьмах как "активисты", то есть те, кто служат информаторами начальства.

(...) "45-летний Навальный признал, что пытается оставаться заметным в российской политике в неспокойный период, когда правительство наступает на оппозицию и СМИ. Протесты, вспыхнувшие после спорных белорусских выборов в прошлом году, напугали Кремль, предположил он. (...) По его словам, Кремль настолько обеспокоен предстоящими выборами, что в этом году организовал наступление не только на его группу и других активистов, но и на умеренных оппозиционных политиков, группы гражданского общества и независимые СМИ (...). Навальный предположил, что, хотя наступление может оказаться тактическим успехом для Путина, это также может стать долгосрочной проблемой": Путин решил свой тактический вопрос: не дать нам отобрать большинство в Думе, (...). Но чтобы достичь этого, ему пришлось полностью изменить политическую систему, перейти на принципиально иной, гораздо более жесткий уровень авторитаризма.

"Навальный предположил, что этот шаг подчеркивает принципиальную слабость политической системы Путина. Хотя левые и националисты представлены партиями, лояльными Путину, не существует стабильной прокремлевской правоцентристской партии, представляющей формирующийся в стране средний класс, состоящий из относительно зажиточных россиян, проживающих в городах. Оппозиция существует в России не потому, что Алексей Навальный или кто-то другой командует ею из штаб-квартиры, заявил Навальный, а потому, что около 30% страны - в основном, образованное городское население - не имеют политического представительства", - сообщается в публикации.

Когда то, что он называет реакционной аномалией путинского правления, исчезнет, Россия вернется к демократическому правлению, считает Навальный. "Мы специфичны, как и любой народ, но мы Европа. Мы Запад".

В написании статьи принял участие Джулиан Барнс.

Источник: The New York Times


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Политика конфиденциальности
Связаться с редакцией
Все текстовые материалы сайта Inopressa.ru доступны по лицензии:
Creative Commons Attribution 4.0 International, если не указано иное.
© 1999-2021 InoPressa.ru