Архив
Поиск
Press digest
14 июня 2021 г.
26 февраля 2002 г.

Андреа Никастро | Corriere della Sera

Новый Кабул: паранджа, голод, наркотики

Намиза, 22-летняя девушка с миндалевидными глазами. Ее пишущая машинка занимает почти весь ее письменный стол. Не то, чтобы клавиатура была слишком большой, просто стол немного маловат. Бежевая шаль прикрывает ее волосы. Когда религиозные взгляды муллы Омара были для всех законом, Намиза не могла работать в президентском дворце. Женщина не могла ни учиться, ни даже выходить из дома в кроссовках. Она неподвижно сидит за своей пишущей машинкой с 9 до 14 и ждет (напрасно), когда ее шеф передаст ей документы на перепечатку. "Мне было бы неудобно ходить по коридорам, где столько мужчин", - говорит она. Ровно в два часа Намиза разворачивает свою паранджу и надевает ее. Так же, как и во времена правления талибов. Если кто-то думал, что после изгнания интегралистов Кабул мгновенно изменится, то он ошибался. Действительно, и это большое облегчение, женщины вновь вышли на работу. До прихода талибов женщины составляли почти 80% всех государственных служащих. Сегодня - их около 10%. Но это только начало. Если поездить по центру Кабула в течение часа, то можно увидеть лишь 15-20 женщин без паранджи. Одна из ста? Две? Это уже кое-что. Девушки, сдававшие тест при поступлении в университет, получали 50-процентный бонус в качестве компенсации за 6 лет тьмы. Для девочек были открыты восстановительные курсы до начала учебного года. Но требуется еще больше денег, больше учебных заведений, больше безопасности.

Альберто Каиро, итальянец, возглавляющий центры Красного Креста, где изготавливаются протезы для инвалидов, рассказывает: "Я спросил у женщин, работающих в госпитале, не хотят ли они снять шторы, разделяющие женские и мужские отделения. Ни одна не согласилась. "Ради аллаха, все мужчины такие грязнули, развратники". "Я лучше себя чувствую в парандже, - говорит Намиза, - Месяц назад я видела женщину, на которой был только платок, и люди кричали ей вслед страшные ругательства. Нет, нет, лучше в парандже".

С 13 ноября, с того дня, как талибы оставили столицу, многое изменилось. Вновь появилась надежда на то, что можно жить с поднятой головой. Приятно наблюдать за детьми, запускающими воздушных змеев. Во многих селениях вокруг Герата вдовам нечего есть и они готовят пищу из травы. В Бамиане, в центре страны, снегопады осложнили снабжение населенных пунктов всем необходимым. Голод является нормой, несмотря на усилия Всемирной продовольственной программы и других гуманитарных организаций. Афганистан - недоедающая страна. С талибами или без, самой хорошей новостью после 4-летней засухи остается дождь или снег. В одном лишь Кабуле около миллиона человек получают гуманитарную помощь.

Залмай Хализад, специальный посланник президента Буша, настроен решительно: "Местные полевые командиры являются в Афганистане единственной серьезной угрозой осуществлению международных планов по оказанию помощи". Талибы утвердили свое господство, предпринимая действия, направленные на укрепление безопасности страны. Их религиозный интегрализм воспринимался как разумная плата за мир и порядок. Новое правительство не может не заняться решением проблемы безопасности страны. За прошедшие три с половиной месяца "мира", различные антиталибские группировки по крайней мере пять раз вступали в конфликты друг с другом. С применением ракет и танков, а не духовых ружей. В ходе этих столкновений погиб не один, а сотни человек. Вчера должны были начаться курсы по подготовке первого пехотного батальона афганской армии - "меча мира". На учебу должны были прибыть 600 курсантов из всех провинций и народностей страны, но прибыло только 300 человек.

Местные полевые командиры борются за контроль над территорией. Блокпост на дороге, ведущей в Пакистан или Таджикистан, может стоить несколько миллионов долларов. Крестьяне продают свой урожай опиума и получают за это в четыре раза больше денег, чем было бы в случае, если б вместо опиума они выращивали и продавали зерно. Наркоторговец платит "хозяевам дорог" 300% от суммы, которую он заплатил крестьянину. А если наркоторговец и "хозяин дороги" выступают в одном лице, то за пару тонн опиума-сырца можно запросто купить танк. Проблема заключается в том, что в 1999 году в Афганистане было произведено свыше 4 тысяч тонн опиума.

Источник: Corriere della Sera


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Разрешается свободное использование текстов, ссылка обязательна (в интернете - гипертекстовая).
© 1999-2021 InoPressa.ru