Архив
Поиск
Press digest
26 ноября 2021 г.
26 июля 2004 г.

Лорэн Милло | Libération

Ингушетия живет в атмосфере террора

Полсотни новых домов, несколько административных зданий и большой президентский дворец с золотыми куполами - вот, собственно, и весь Магас, призрачная столица Ингушетии, одной из самых бедных и неспокойных республик сегодняшней России. Многие ингуши не осмеливаются даже приближаться к своей столице, охраняемой многочисленными КПП с вооруженными людьми (часто скрывающими лица под масками) и танками. Находящаяся по соседству с Чечней, маленькая Ингушетия (400 тыс. жителей, 3600 кв. км) живет в атмосфере страха и чудовищной коррупции с апреля 2002 года, когда Владимир Путин с помощью опереточных выборов "провел" в президенты республики Мурата Зязикова, бывшего начальника местной ФСБ - российской спецслужбы, наследницы КГБ. 22 июня в результате вылазки, совершенной, как утверждается, чеченскими и ингушскими повстанцами, боевые действия были перенесены непосредственно на территорию Ингушетии, в результате чего погибло около 60 сотрудников милиции и местных функционеров.

"Все покупается". "Сегодня Ингушетия - это земля, где все, абсолютно все покупается и продается", - говорит Идрис Абадиев, бывший депутат местного парламента и мелкий предприниматель. По слухам, должность сотрудника МВД "стоит" от 500 до 4000 евро, пост министра - 170 тыс. евро, а должность директора государственного банка - 250 тыс. евро. Заплаченные деньги быстро окупаются за счет взяток, которые приходится платить на всех постах автоинспекции и в учреждениях - за получение административного разрешения или оформление финансовой сделки. "Иногда они даже устраивают аукцион взяток: пост получает тот, кто заплатит больше", - уверяет представитель оппозиции. "В Ингушетии даже за должность дворника нужно платить, - утверждает эксперт Московского Центра Карнеги Алексей Малашенко. - С приходом к власти нового президента его родственники завладели всеми богатствами республики".

Будучи преимущественно аграрной республикой, несмотря на присутствие крупного нефтяного месторождения, Ингушетия живет на дотации, поступающие из Москвы, и на деньги своих эмигрантов, многие из которых работают в крупных российских городах. Повсюду в Ингушетии они строят себе большие виллы из красного кирпича, типичные для этого региона. Более 90% бюджета республики покрываются Москвой. Официальный уровень безработицы составляет, как признают в самой президентской администрации, "более 50%" активного населения. Месячная зарплата редко превышает 2000 рублей. "Я пригласил итальянских инвесторов, готовых вложить деньги в новый нефтеперерабатывающий завод, - рассказывает предприниматель Идрис Абадиев. - Но президент Зязиков не пожелал даже с ними встретиться". 46-летний Мурат Зязиков, прошедший, как и Путин, школу КГБ, выглядит очень приветливым человеком, никогда не упускающим случая сделать комплимент собеседнику. "Это очень доброжелательный человек, - признает Идрис Абадиев, который знает его уже 20 лет. - Как-то я сказал ему прямо в лицо: "Мурат, ты губишь ингушский народ!" И что же он сделал? Он обнял меня и поцеловал".

Загадочные похищения людей. Мурат Зязиков несет ответственность за политику террора, которая в последние месяцы усилилась. Хотя он заверял, что никогда не будет принуждать покинуть республику чеченских беженцев (в 1999 году около 150 тыс. из них нашли приют на территории Ингушетии), но их палаточные лагеря он закрыл один за другим. "Самое важное - чтобы возвращение было совершенно добровольным", - говорит Зязиков. А тем временем его сотрудники ходят по лагерям и по домам, где живут беженцы, и предупреждают: если те сейчас же не уедут, их будут считать "боевиками" и обращаться с ними станут соответственно. За последние два года участились случаи таинственного исчезновения не только чеченцев, но и ингушей, что повергло население в страх. С начала 2003 года не менее 60 ингушей и чеченцев стали жертвами похищений, считает российское правозащитное общество "Мемориал", которое подозревает, что за большинством подобных инцидентов стоят российские спецслужбы. В июле 2003 года в Назрани (экономической столице Ингушетии) был похищен журналист AFP Али Астамиров, отец двух малолетних детей. С тех пор ни требований об уплате выкупа, ни новостей о нем не поступало. Родственники пропавших людей говорят, что все происходит примерно по одному сценарию: похитители подъезжают к жертвам на машинах и увозят их в соседнюю Чечню. Там они попадают на российскую военную базу Ханкала, говорят родственники.

Дестабилизация. "Даже в советские времена мы не жили в обстановке такого страха и такой коррупции, - вздыхает ингушский интеллигент, имя которого мы предпочитаем не называть. - Между тем мы никогда не хотели ни независимости, ни войны с Россией. Мы хорошо знали, что для такого маленького народа, как наш, было бы абсурдом воевать с Россией". Какой же смысл Путину, возобновившему в 1999 году войну в Чечне, дестабилизировать Ингушетию? "Прежде всего, здесь можно говорить о непрофессионализме, - полагает Алексей Малашенко. - Путин выбрал Зязикова, потому что этот человек носит погоны, как и он. Его главное качество - это умение выполнять приказы Москвы". Другая цель Кремля, возможно, заключается в том, чтобы слить Ингушетию и соседнюю Чечню в одну республику, как это было в советскую эпоху, что открыло бы новый путь к решению чеченской проблемы. "Но я не думаю, что Кремль уже выработал четкую позицию по данному вопросу", - говорит Малашенко. В ближайшем будущем республику ожидает лишь дестабилизация.

Источник: Libération


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Политика конфиденциальности
Связаться с редакцией
Все текстовые материалы сайта Inopressa.ru доступны по лицензии:
Creative Commons Attribution 4.0 International, если не указано иное.
© 1999-2022 InoPressa.ru