Архив
Поиск
Press digest
26 ноября 2021 г.
26 июля 2007 г.

Когда в 2000 году Владимир Путин пришел к власти в России, всех беспокоил вопрос "Кто такой мистер Путин?". Теперь вопрос изменился и звучит так: "Какова суть путинской России?". И пусть зарубежные лидеры и западная пресса до сих пор удивляются тому, что Путин относится без всякого уважения к их мнению, режим ведет себя очень последовательно.

Снова и снова мы слышим стенания: "Неужели Путин не понимает, как дурно выглядит?". Когда в России убивают очередного заметного журналиста, когда попадает в тюрьму бизнесмен - противник Кремля, когда у иностранных компаний отбирают российские инвестиции, когда милиция избивает участников марша в поддержку демократии, когда нефтегазовые запасы используются в качестве оружия или когда российское оружие и ракетные технологии продаются государствам, поддерживающим терроризм, наподобие Ирана и Сирии, стоит задаться вопросом: почему правительство продолжает поступать именно так? Кремлевский режим действует в системе ценностей, совершенно отличной от системы ценностей стран Запада, которые все пытаются понять, что же происходит за красными средневековыми стенами.

Правительство Путина - уникальный в истории пример. Отчасти в стране установлен олигархический режим - у власти находится небольшая тесно связанная между собой банда. Отчасти это феодальная система, разделенная на полунезависимые вотчины, где хозяева собирают с бесправных крепостных дань. А над всем этим красуется демократический фасад, достаточный для того, чтобы страна могла входить в "большую восьмерку", а олигархия - спокойно хранить деньги в западных банках.

Но если вы действительно хотите глубоко постичь суть режима Путина, могу рекомендовать вам кое-что почитать. Не Карла Маркса и не Адама Смита. Не Монтескье и не Макиавелли, хотя наш автор тоже итальянского происхождения. Нет, это не "Доктрина фашизма" Муссолини и вообще не что-то из области политологии. Пойдите в раздел беллетристики и возьмите там все, что найдете писателя Марио Пьюзо. А если хотите стать экспертом по положению в России совсем быстро, то можете зайти в отдел DVD, где обязательно найдете экранизации романов Пьюзо. Начать можно с "Крестного отца", но еще не забудьте посмотреть "Последнего дона", "Омерту" и "Сицилийца".

Переплетение предательства и секретов, размытые границы между бизнесом, политикой и преступностью - все это есть в книгах Пьюзо. Историк видит в сегодняшнем Кремле элементы "корпоративного государства" Муссолини, латиноамериканских диктатур и мексиканской псевдодемократической системы ИРП. А ценитель Пьюзо отмечает у режима Путина совершенно определенные черты: жесткую иерархию, систему вымогательства и запугивания, кодекс молчания и, что самое главное, стремление получать непрерывный доход. Другими словами, это мафия.

Если кто-то из членов ближайшего окружения идет против главаря, его судьба предрешена. Некогда богатейший человек в России Михаил Ходорковский хотел сам управлять нефтяной компанией ЮКОС по корпоративным правилам, а не быть очередной шестеренкой в механизме путинской "корпорации КГБ". Вскоре он оказался в сибирской тюрьме, его компания была расчленена и ограблена, а ее остатки поглотили входящие в государственную мафиозную систему "Роснефть" и "Газпром".

Дело ЮКОСа стало образцом для дальнейших действий. Государство поглощает частные компании, а деньги государственных компаний в то же время отправляются на частные счета.

Александр Литвиненко был агентом КГБ, который нарушил кодекс верности, сбежав в Великобританию. Более того, он нарушил правило омерты: пошел на контакт с прессой и стал публиковать книги о грязных делах Путина и его бойцов. Его не отправили на морское дно, как положено в "Крестном отце", - он погиб в Лондоне в результате первого зафиксированного случая ядерного терроризма. Теперь Кремль отказывается выдать главного подозреваемого в его убийстве.

Путин не понимает, почему Великобритания готова наносить урон собственным деловым интересам из-за жизни одного человека. Мысль об этом ему чужда. В его мире договориться можно обо всем. Мораль и принципы - лишь фишки в кремлевской игре. В деле Литвиненко говорить нужно не о недопонимании, а о том, что разговор идет на разных языках.

В цивилизованном мире есть вещи, которые неприкосновенны. Человеческая жизнь не может быть предметом торга за тем же столом, где идут деловые или дипломатические переговоры. Но для Путина в этой игре нет правил. Косово, противоракетный щит, трубопроводы, иранская ядерная программа и демократические права - все это карты, которые можно разыгрывать.

Поскольку в России многие годы отсутствует уважение к закону, а никаких последствий со стороны других государств не наступает, неудивительно, что Путин стал руководствоваться подобным отношением и в международных делах. Андрей Луговой, обвиненный в убийстве Литвиненко, раздает автографы и получает поддержку российских СМИ, которые ничего не говорят и не делают без одобрения Кремля. Вот уже семь лет Запад пытается изменить Кремль добрым словом и уступками и явно верит, что удастся вовлечь Путина и его банду в западную торговую и дипломатическую систему.

Однако происходит наоборот - мафия разрушает все, к чему прикасается. И использование прав человека в торговле уже кажется приемлемым. Кремль не меняет своих стандартов - он переносит их во внешний мир. Западные лидеры и бизнесмены подтверждают легитимность происходящего, и из-за этого сами оказываются соучастниками преступлений.

Цены на энергию столь высоки, что искушение продаться Кремлю почти непреодолимо. Герхард Шредер не сумел отказаться от сотрудничества с Путиным на его условиях. Заключив на посту канцлера сделку о строительстве трубопровода через Балтийское море, после ухода с поста он нашел отличную работу в "Газпроме". Сильвио Берлускони также стал деловым партнером Путина. Он даже вступился за Путина на встрече ЕС, где всячески отвергал критику по поводу российских преступлений в Чечне и отправки Ходорковского в тюрьму. Потом он шутил в разговоре с Путиным: "Нужно стать вашим адвокатом!". Теперь мы видим, что Николя Саркози отстаивает участие французской энергетической компании Total в разработке Штокмановского газового месторождения.

Сможет ли Саркози четко выступить в поддержку Великобритании, если только что по телефону он договаривался с Путиным о крупных контрактах? Но он должен понимать: если Гордон Браун созвонится с Путиным и предложит снять обвинения с Лугового, то Total придется потесниться, дав место в проекте британской BP.

Мы, представители российской оппозиции, давно говорим, что наша проблема вскоре станет проблемой всего мира. Для мафии границ не существует. Кремль не остановится перед ядерным терроризмом, если это будет соответствовать его политическим целям. Высылка дипломатов и визовые ограничения против этого не помогут.

Что если ограничить поездки представителей российской правящей элиты на Запад, где у них имеется недвижимость? По иронии, эти люди предпочитают хранить свои деньги там, где правит закон, и пока что Путин и его богатые соратники с полным правом полагают, что их деньги находятся в безопасности. Выезжая на лыжные курорты в Альпах, они тратят столько, что недавно решили обеспечить себе все необходимое для катания на лыжах в России, заполучив зимние Олимпийские игры.

Причин прекращать вести дела с Россией нет. Но не стоит заблуждаться и рассчитывать на что-то большее, чем бизнес. Мафия берет, но не отдает. Путин понял, что в отношениях с Европой и Америкой всегда можно обменять пустые обещания реформ на твердую наличность. Так что и Луговой однажды может оказаться предметом торга.

Источник: The Wall Street Journal


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Политика конфиденциальности
Связаться с редакцией
Все текстовые материалы сайта Inopressa.ru доступны по лицензии:
Creative Commons Attribution 4.0 International, если не указано иное.
© 1999-2022 InoPressa.ru