Архив
Поиск
Press digest
20 апреля 2021 г.
26 марта 2007 г.

Фабрис Ноде-Ланглуа | Le Figaro

Опасения и расчеты путинской России перед лицом американского щита ПРО

Американские попытки установить элементы знаменитого противоракетного щита в Восточной Европе продолжают вызывать враждебную реакцию России. Спор Вашингтона и Москвы произошел, когда двусторонние отношения находятся на самой низкой точке с момента окончания холодной войны.

22 января Вашингтон официально предложил Чехии и Польше разместить к 2012 году на их территории соответственно радар для обнаружения ракет и батарею из десяти "перехватчиков", или противоракет. Эти установки станут первыми в Европе элементами щита, призванного остановить ракеты, запущенные такими государствами-изгоями, как Иран. Пентагон тратит 10 млрд долларов в год на инициированный Джорджем Бушем в 2002 году проект, еще далекий от своего воплощения. Американское предложение, с энтузиазмом встреченное в Праге и Варшаве, тем не менее, вызвало критику в высших эшелонах российской власти. Не обошлось и без прямых угроз. Генерал-полковник Соловцов, командующий Ракетными войсками стратегического назначения, 19 февраля заявил, что Россия оставляет за собой право нацелить свои ракеты на чешские и польские установки.

Первый аргумент прозвучал 10 февраля в мюнхенской речи Владимира Путина, где он сделал особенный акцент на американском унилатерализме. Он подчеркнул, что размещение элементов щита в Европе бессмысленно, так как Иран и Северная Корея не обладают ядерными ракетами, способными достичь территории США.

Второй аргумент: щит подрывает устрашающую силу российского ядерного оружия и грозит привести к новой гонке вооружений. Российский министр обороны Сергей Иванов подчеркнул, что Россия будет вынуждена принять меры и дать асимметричный ответ, состоящий в развитии собственной стратегической системы (межконтинентальных ракет), чтобы иметь возможность поразить любую противоракетную систему.

Щит - оборонительная система, и он ни в коем случае не направлен против России, парирует Пентагон. Это успокаивающее заявление было заглушено ревностными польскими союзниками, обрадованными тем, что система защитит их от бывшей "империи зла". Однако даже если американские установки в Европе будут направлены против России, они не смогут представлять собой серьезную угрозу. Десять перехватчиков против 1700 или 2000 ядерных боеголовок, которые к 2012 году останутся у России, не смогут сыграть значительной роли.

Кроме того, Россия обладает стратегической ракетой последнего поколения "Тополь-М". У этой 120-тонной ракеты есть, по крайней мере, два преимущества: ее стартовая скорость выше предшествующих моделей (следовательно, ее труднее сбить), и она располагается на мобильной спусковой установке (следовательно, в нее сложнее попасть, чем в шахтные ракеты).

Пентагон уверяет, что информировал российских военных о проекте в 2004 году и говорил о нем в ходе не менее одиннадцати совместных встреч, состоявшихся до марта 2006 года. Почему тогда так возмущается Россия? Можно предложить четыре не претендующие на исключительность гипотезы.

1. Американский проект на руку Сергею Иванову, бывшему министру обороны, в прошлом месяце назначенному первым вице-премьером правительства, одному из возможных преемников Владимира Путина в 2008 году. Он дает возможность оправдать увеличение военного бюджета (с 2001 года выросшего более чем в 3 раза) и создание к 2015 году новой ракетной системы, способной нейтрализовать самолеты, баллистические ракеты и спутники.

2. Угроза противоракетного щита обеспечивает хороший повод для выхода России из Договора по ликвидации ракет средней и меньшей дальности. Начальник российского Генштаба поднял вопрос о такой угрозе. Подписанный в 1987 году Рейганом и Горбачевым договор запрещает производство и развертывание ядерных ракет радиусом действия от 500 до 5500 километров. Однако российские военные чины хотели бы возобновить производство таких ракет, чтобы оградить себя от новых угроз, тех же, на которые ссылался Вашингтон для оправдания развертывания своего щита. Выступая перед иностранными журналистами в декабре, Сергей Иванов подчеркнул, что Россия должна иметь возможность остановить любого потенциального врага. У Соединенных Штатов есть только два соседа, Мексика и Канада. У России - Северная Корея и Иран; Афганистан и Пакистан тоже не далеко.

3. Возмущенные крики России могут запугать страны, которые хотели бы присоединиться к щиту. Украина и Грузия, чьи президенты являются сторонниками Североатлантического альянса и Пентагона, еще не заявили о своей позиции.

4. Четвертая гипотеза вытекает из третьей. Американские предложения, делаемые бывшим странам Варшавского договора или, хуже того, бывшим советским республикам, подразумевают потерю Москвой контроля над своей зоной безопасности. Вслед за постепенным расширением НАТО на восток нарушается еще одно табу. Американское оружие может появиться на задворках России. В таком случае реакция Москвы - это не просто позиция со стратегической и политической подоплекой, это почти реакция иммунной системы. По словам Йена Прайда, генерального директора центра Eurasia Strategy and Communication в Москве, Россия разрушила свою империю без особого кровопролития. По словам Путина, это было геополитической катастрофой.

Почему теперь, когда русский медведь вышел из спячки 90-х годов и накачал мускулы за счет нефтедолларов, он должен позволять запугивать и унижать себя, не рыкнув в ответ?

Источник: Le Figaro


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Разрешается свободное использование текстов, ссылка обязательна (в интернете - гипертекстовая).
© 1999-2021 InoPressa.ru