Архив
Поиск
Press digest
26 ноября 2021 г.
26 мая 2008 г.

Джеймс Трауб | The New York Times

Свобода не входит в повестку дня

Когда Джон Маккейн говорит о мировой политике, он постоянно возвращается к любимому вопросу Джорджа Буша - к вопросу демократии. Маккейн утверждает, что у демократических государств не только общие ценности, но и общие интересы, которые коренным образом отличаются от интересов авторитарных государств. В крупной мартовской речи по вопросам внешней политики он говорил о "великих странах: Индии и Японии, Австралии и Бразилии, Южной Корее и Южной Африке, Турции и Израиле", а также предложил США и Европе объединиться с ними в "глобальную коалицию для защиты мира и свободы", которую сам Маккейн называет "лигой демократических государств".

В мае, выступая с речью в Коламбусе, в штате Огайо, Маккейн рассказал о своем смелом предложении подробнее. Как он считает, после создания лига должна оказать "жесткое дипломатическое и экономическое давление" и заставить правительство Судана допустить миротворческие силы в Дарфур. Затем организация будет использовать "экономическую мощь и престиж входящих в нее государств, чтобы положить конец другим грубым нарушениям прав человека".

В наши дни редко говорят о распространении демократии - во многом из-за того, что крестовый поход президента Буша за демократию принес много проблем и мало свободы миру в целом и Ближнему Востоку в частности. И Барак Обама, и Хиллари Клинтон сторонятся этих призывов Буша. Но только не Маккейн. В ходе республиканских праймериз 2000 года именно он, а не Буш, был кандидатом от так называемых консервативных "сторонников национального величия" и выступал за агрессивную политику вмешательства. Сегодня Маккейн озвучивает те же громкие идеи, столь естественные для Буша. "С момента становления нашей страны, - объявил он в своей прошлогодней речи, - американцы верили, что наше государство имеет целью" сделать наши демократические принципы всеобщими. С помощью лиги демократических государств, полагает он, США могут продвинуться вперед в исполнении этой задачи.

Данную идею Маккейн взял не из воздуха. Многие демократы, в том числе Энтони Лейк, один из главных советников Обамы, предлагали создание "концерта демократических стран" - несмотря на безобидное название в духе XIX века, этот план также предусматривает объединение свободных стран в последнюю всемирную миротворческую инстанцию. Интерес к подобной демократической организации, ориентированной на активные действия, возрос в последние годы, когда Россия, Китай и другие авторитарные страны стали использовать свое членство в Совете Безопасности ООН для блокирования всех предложений о международном вмешательстве - как экономическом, так и военном - в дела стран вроде Судана, Мьянмы или Зимбабве. Логика нынешних предложений проста: если только мировые демократии признают всеобщность фундаментальных прав человека, то лишь союз подобных государств одобрит действия по защите жертв диктаторов вроде Роберта Мугабе.

Однако в этой теории существует ряд серьезных, а возможно, и неразрешимых проблем. Во-первых, многие демократические страны могут отказаться вступить в организацию всемирной безопасности, куда не войдет Китай. Во-вторых, подобная организация будет действовать лишь в странах, которые в нее не входят, - а это подорвет легитимность блока. (Что будет, если лига захочет наложить санкции, например, на Сирию, а из всех стран региона свое мнение сможет высказать только Израиль?) Наконец, большинство демократических государств третьего мира предпочитают не вмешиваться в дела соседей - это ясно показывает, например, сдержанная реакция президента ЮАР Табо Мбеки на бесчинства Мугабе.

В то же время, в разговорах Маккейна о демократии фигурирует и "мягкая сила" наряду с жесткой. Он подчеркивает, что интересы национальной безопасности США тесным образом связаны с развитием демократии за рубежом. Наша стратегия - опираться на автократов для защиты своих интересов на Ближнем Востоке и в других регионах - ударила по нам самим, заявил республиканец в мартовской речи. По его словам, мы должны способствовать становлению демократии за границей, поскольку "именно мировые демократии станут опорой, на которой мы сможем выстроить устойчивый мир". В попытке изменить облик исламского мира "образование сыграет гораздо большую роль, чем умные бомбы", заявил он.

Конечно, Джордж Буш и Кондолиза Райс уже не первые год говорят то же самое - между тем, сегодня мы непопулярны на Ближнем Востоке как никогда прежде. Маккейн, похоже, понимает, что Америке еще нужно заслужить право говорить о своих принципах. Сама лига, утверждает он, будет проверкой на умение действовать сообща, она будет основана на "взаимном уважении и доверии". Более того, добавляет он, "Америка должна стать образцом, если мы хотим, чтобы другие принимали нас за образец... Мы не можем пытать захваченных подозреваемых в терроризме и негуманно обращаться с ними". Ранее Маккейн уже призывал закрыть тюрьму в заливе Гуантанамо.

Однако после семи лет благочестивых заявлений администрации Буша нам перестали верить не только на Ближнем Востоке и в других странах. Сам американский народ утратил веру в заявления идеалистов-авантюристов. Мы сознаем, что в Ираке героическая миссия окончилась плачевно. Мы видим, сколь немногого добились на Ближнем Востоке, несмотря на всю нашу непрекращающуюся риторику. Мы с болью ощутили, что мир не считает нас ни образцом, ни моральным авторитетом и даже не верит, что мы искренне хотим способствовать распространению демократии. Население предпочитает отступление - оно воспринимает происходящее без цинизма и изоляционизма, но как минимум с осторожным и прагматичным реализмом. Кто бы ни стал следующим президентом, ему в наследство достанется большое похмелье - и в самой стране, и за границей.

И все же Маккейн может оказаться прав, утверждая, что отступление противоречит нашим национальным интересам. Если это действительно так, то ему или одному из его противников-демократов придется убеждать американцев и жителей всего мира, что к провалу на Ближнем Востоке привели не идеализм и вера в демократическую миссию - к провалу привели невнимательность, самообман и самонадеянность.

Также по теме:

Маккейн: я выиграю в Ираке, убью бен Ладена и отвечу на вопросы (The Times)

Зачем нужна лига демократических стран (The Financial Times)

Маккейн против Маккейна (Newsweek)

Источник: The New York Times


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Политика конфиденциальности
Связаться с редакцией
Все текстовые материалы сайта Inopressa.ru доступны по лицензии:
Creative Commons Attribution 4.0 International, если не указано иное.
© 1999-2022 InoPressa.ru