Архив
Поиск
Press digest
26 ноября 2021 г.
26 ноября 2004 г.

Джульетто Кьеза | La Stampa

У Путина нет соперников, но он совершенно один

Большинство россиян поддерживают президента за ту особую форму национализма, которую он представляет. Но Путин прекрасно знает, что сегодня настроения масс можно контролировать и ими можно управлять при помощи телевидения. И он беззастенчиво использует эту возможность.

Запад, сначала в замешательстве, затем с явным ужасом, наблюдал за этой московской эволюцией, этой "мутацией", которую не смог предвидеть ни один наблюдатель. Сейчас Запад обнаруживает, что перед ним - лидер с очень четкими авторитарными и в то же время националистическими чертами. И сейчас у Запада есть опасения. Главное не раз заставляло содрогаться биржи в Москве и в Нью-Йорке. Не возвращение ли это коммунизма? Не наметил ли Путин тихую революцию? Быть может из глубины психики выходит "кэгэбэшное прошлое" российского президента?

Но это огромное заблуждение. Ничто из этого не входит в планы Путина, ни отмена приватизации, ни экспроприация экспроприаторов. Российский лидер не планирует никакого возвращения к коммунизму и лелеет постмодернистскую идею государственного капитализма.

Власть сейчас находится в руках начинающего самодержца, который создает новый, не существовавший до этого класс, состоящий из высоких государственных функционеров, людей из спецслужб, некрупных финансовых и олигархических групп, то есть всех тех людей, которые сделали карьеру при Ельцине и которые до сих пор смешаны с небольшими командами бюрократов, переживших падение коммунистической партии и СССР.

Общим для этого слоя людей является неприятие демократии и ненависть к крупным олигархам, который захватили 75% национальных богатств. Именно олигархи не дали продолжиться "золотой лихорадке", т.е. охоте за государственным имуществом, оставив за бортом многих с их очень большими аппетитами. Другими словами, Путин предоставляет поле действия очень агрессивному слою союзников, обладающему непомерным желанием дикого обогащения, без границ, без контроля, без колебаний.

Нет ничего парадоксального в том, что благодаря успеху у олигархов появилось много врагов. Путин использует этих врагов в качестве плацдарма для устранения демократии и власти олигархов одним ударом.

Любопытно, хотя и неудивительно, что этот "новый класс", на который Путин опирается и который сам же олицетворяет, любит капитализм, но совсем не любит и не уважает Запад. Он пропитан враждебностью по отношению к иностранцам - всем без исключения: американцам, австралийцам, японцам и даже европейцам, хотя и в меньшей степени.

Он не испытывает совершенно никакого стеснения перед демократическим институтами, что еще было свойственно, хотя и в малой степени, постсоветским лидерам, которые хотели показать американцам свою демократичность. В новой путинской России от всего этого не осталось и следа.

Нужен еще один Милован Джилас для того, чтобы описать этот новый класс, который мы можем назвать "мстителями". Однако персонаж такой значимости еще не появился в России. Как бы то ни было, он не испытывает никакой признательности по отношению к США, поскольку своим возвышение он не обязан Вашингтону и крупным западным банкам. Вновь прибывшие просто намерены заменить своих слишком немногочисленных и слишком богатых предшественников в деле завоевания госсобственности.

Наконец, этот класс идеально отражает общее настроение у российского общественного мнения (того немногого, что можно назвать общественным мнением): ненависть к США, на которых возлагают (не без оснований) главную вину за несбывшиеся ожидания. Правильное оно или неправильное, но такое настроение широко распространено. Благосостояние не наступило, демократии на горизонте не видно. Условия жизни очень широких слоев населении России несравнимо хуже тех, которые были в СССР в начале 80-х годов.

На этом сплетении ожиданий, нетерпимости, желания взять реванш, унижения и разочарования, неуверенности в будущем и страха Владимир Путин выстроит свой замок власти и свой рейтинг. Которые хотя и не такие высокие, как их изображают, но все-таки достаточно крепки, чтобы оградить его от всяких сюрпризов на определенный период времени.

Его триумф на двух выборах говорит о том, что у Путина есть необходимая поддержка для того, чтобы делать все что угодно, но нет хорошего вкуса для того, чтобы держаться в разумных рамках. Это, похоже, отличительная черта всех абсолютистских правителей.

Он хотел одержать сокрушительную победу, уничтожить своих более чем скромных соперников, продемонстрировать безграничную власть. Телевидение он использует как свое личное. Он насмехается над тем немногим, что осталось от политики, вывешивая в метро плакаты, призывающие к железному соблюдению законов всеми, в том числе и президентом. Но всем, кто хоть что-то понимает, ясно, что он и есть начало всех законов. Короче говоря, Путин дает понять, что свернет шею любому, кто только попробует воспротивиться. Пример - Ходорковский. Демократическую фикцию отменили.

Путин решил, что образ просвещенного реформатора и демократического лидера ему не к лицу, и он выбрал образ самодержца. Он дистанцировался от режима, из которого он вышел, но лишь для того, чтобы создать новый режим.

Та Россия, которая здесь описывается, по велению своего нового царя будет соответствовать амбициям и от кругозору того, кто ей владеет. Многое в этой стране имеет собственную логику, страшную и тревожную. Многое - как было при Горбачеве и Ельцине - определялось решениями тех, кто стоял у руля. Роль личности в истории снова становится решающей, как в хорошем, так и в плохом смысле.

Путин мог бы, наверное, быть другим; он мог принять другие решения, но не принял. И если он так решит, он действительно станет царем.

Одно мне кажется неоспоримым: чтобы модернизировать Россию силой, как это сделал Петр Великий, Путин должен набрать больше мощи, а Россия должна быть изолирована от остального мира. Для этого нужно ни от кого и ни от чего не зависеть, игнорируя, например, мощную американскую империю. Модернизировать же страну без согласия своих граждан - тщетное предприятие. Для этого нужна Россия, которой уже нет, которой уже не было даже во времена Горбачева. Наконец, необходима команда опытных советников, способных думать, видеть глобальную стратегию. Но Путин одинок, вокруг него распространяется коррупция подобно всеразрушающей ржавчине.

Мы снова становимся свидетелями одного из тех повторений истории, которых Россия, похоже, неспособна избежать. Перед нами лидер, строящий тюрьму, за решетку которой этому абсолютистскому правителю сначала придется спрятать собственные амбиции. А затем - Россию.

Источник: La Stampa


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Политика конфиденциальности
Связаться с редакцией
Все текстовые материалы сайта Inopressa.ru доступны по лицензии:
Creative Commons Attribution 4.0 International, если не указано иное.
© 1999-2022 InoPressa.ru