Архив
Поиск
Press digest
24 ноября 2017 г.
26 ноября 2013 г.

Маша Гессен | The New York Times

Путинское общество мертвых поэтов

"Когда президент Владимир Путин закончил свое выступление, слово взял Толстой", - так начинается статья журналистки Маши Гессен в блоге The New York Times. Автор описывает Российское литературное собрание, которое состоялось в Москве 21 октября. Среди участников были вдова Солженицына и многие родственники давно умерших писателей, а также "Михаил Юрьевич Лермонтов, полный тезка знаменитого поэта" (формулировка автора).

Собрание "определенно не было розыгрышем, хотя именно эта мысль промелькнула у меня при виде письма с приглашением, подписанного именами великих литераторов (отсканированная копия была выложена в интернет). Скорее это была очередная попытка Путина воссоздать советское государство таким, каким он его помнит", пишет автор.

В советские времена лидер КПСС лично контролировал все, причем публично и в церемониальной форме, поясняет автор. "Видимо, недавно Путин решил, что ему пора взять под контроль литературу, и схватился за единственный вид легитимности в литературе, который ему понятен, - за великие имена", - говорится в статье. Гессен находит в этом свою логику: официальные советские писатели были скорее сословием, чем профессиональным сообществом, а сословная принадлежность действительно может наследоваться.

Гессен описывает само собрание: "Участники спрашивали президента о проблемах, к обсуждению которых его подготовили заранее, и он обещал решить проблемы". Но, когда Шаргунов заговорил о политзаключенных, Путин ответил "сбивчиво", на взгляд автора. На выручку пришел Достоевский, заявив, что каторга сделала его предка зрелым писателем. Солженицына и Достоевский поспорили, что было хуже - советские лагеря или царские тюрьмы.

Тут Путин пожелал "перевернуть страничку" и заявил: "Мы никогда не вернемся в то ужасное прошлое, когда как Даниэля и Синявского гоняли или Пастернака высылали".

Гессен комментирует: "На деле Даниэля посадили, Синявского выслали, а Пастернака выгнали из Союза писателей". Последняя фраза статьи - слова Достоевского о его пребывании в Сибири: "Я был похоронен заживо и закрыт в гробу".

Источник: The New York Times


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Разрешается свободное использование текстов, ссылка обязательна (в интернете - гипертекстовая).
© 1999-2017 InoPressa.ru