Архив
Поиск
Press digest
3 марта 2021 г.
26 октября 2005 г.

Борис Райтшустер | Focus

Чемпион мира против президента

Милиция защищает хулиганов, кидающихся яйцами, а Кремль атакует шахматного гения Каспарова

Я пробыл помощником милиционера всего несколько секунд и за это чуть было хорошенько не получил. При этом я делал только то, что должен делать добропорядочный гражданин. Но именно стражи закона чуть не побили меня за это. Черное и белое, добро и зло меняются местами, если ты находишься в России вместе с теми, кто критикует Кремль. Особенно на Кавказе.

Вся страна - как шахматная доска

Это я еще легко отделался. Или, что точнее и гораздо важнее: остался в чистой рубашке. В отличие от человека, которого я сопровождал, - Гарри Каспарова, лучшего шахматиста всех времен. В марте он завершил свою карьеру. Сейчас его шахматная доска - это вся Россия, теперь он борется не с гроссмейстерами, а с президентом. "С Путиным наша страна идет к диктатуре, я не могу молча наблюдать за этим", - говорит он. И он едет по стране, собирая вокруг себя противников Путина.

Празднование до изнеможения

Кремль наносит ответный удар. Один удар достается мне. Это случайность, и, слава Богу, меня только задело. Солнце неумолимо раскаляет асфальт перед Дворцом культуры металлургов во Владикавказе, в нескольких километрах от Беслана. Власть выставила против Каспарова детей. Наспех был организован школьный праздник, чтобы заглушить выступление противника Кремля громкой музыкой и вытеснить его на тротуар. Дети должны были "праздновать" на протяжении многих часов, до изнеможения.

Удар по плечу

Я как раз разговаривал с одетыми в черное женщинами, жертвами трагедии в Беслане, которые со слезами на глазах срывающимся голосом жаловались, что власти пытаются замять дело и запугивают их, что ночью им звонят агенты спецслужб и приказывают молчать. Испытывая страх перед государством, они возлагают надежды на Каспарова: "Помогите нам узнать правду и наказать виновных".

Вдруг я вздрагиваю от удара по плечу. Я инстинктивно уклоняюсь. От меня отскакивает яйцо и разбивается на асфальте. Кидавший промахнулся: яйцо предназначалось Каспарову, который на расстоянии буквально одного яичного броска разговаривал со своими сторонниками.

Пойман на месте преступления

В нескольких метрах я вижу того, кто швырял яйца. Это подросток. Он как раз достает очередное яйцо для следующей атаки. Я перехватываю его руку. Он смотрит прямо перед собой, не сопротивляется, стоит с отсутствующим, как у наркомана, видом. Именно в этот момент ко мне подбегают милиционеры, которые только что совершенно безучастно наблюдали за атакой яйцами. Я спокойно держу хулигана, кидавшего яйца, он не оказывает никакого сопротивления. "Вот хулиган", - кричу я милиционерам, совершенно уверенный в том, что они сразу схватят молодого человека и запишут его паспортные данные.

Блюстители порядка бездействуют

Каково же было мое удивление, когда стражи порядка набросились не на нарушителя закона, а на меня. "Отпустите его сейчас же", - кричат они на меня, как будто это я что-то натворил. "Но он же кидался яйцами, вы должны задержать его, а не меня", - говорю я. Они не реагируют. Подросток убегает, милиционеры спокойно на это смотрят. Я вырываюсь и снова бегу за хулиганом, вытаскиваю свой фотоаппарат и пытаюсь его сфотографировать.

"Ты, сука, сейчас получишь"

Мужчина в штатском подбегает ко мне, выворачивает мне руку и пытается сделать захват. "Я хочу сфотографировать преступника, чтобы у меня были доказательства, отпустите меня".

"Ты, сука, что ты себе воображаешь, кто ты такой? Ты сейчас получишь", - кричит на меня мужчина в штатском. Тут же ему на помощь приходит милиционер, он хватает меня за другую руку и вырывает фотоаппарат. Я еще успеваю заметить, как хулиган совершенно спокойно удирает через ряды милиционеров.

Попустительство преступлению

"Вы оказали сопротивление властям", - прикрикивает на меня человек в штатском, тем самым раскрывая свое истинное лицо. "Какие власти? Так вы из спецслужб?" - следовало бы мне спросить в свою очередь. "То, что вы делаете, - попустительство преступлению и препятствие работе прессы", - говорю я вместо этого. Я высвобождаю правую руку и достаю свое журналистское удостоверение, выданное российским МИДом.

Вежливые манеры

Документ не производит особого впечатления. "Поезжай в свою Германию и командуй там", - кричит на меня человек в бордовой рубашке, который до сих пор стоял несколько в стороне. Дружелюбный господин с вежливыми манерами - это, как выяснилось позже, представитель МВД Северной Осетии, отвечающий за поддержание контактов с прессой и предоставление информации журналистам.

"Какое тебе дело?"

Почему его милиционеры защищают хулигана, спрашиваю я. "Какое тебе дело до этого?" - резко отвечает он. "Не суй свой нос в чужие дела". Каспаров, стоящий в нескольких метрах, счищает со своего костюма яйцо. Хулиганы общаются на другом конце площади с людьми в штатском; милиция как ни в чем не бывало стоит рядом. Немного погодя хулиганы на глазах у блюстителей порядка начинают новую атаку на шахматного гения.

"Милиция охраняет преступников", - почти в истерике кричит одна из бесланских женщин в траурном одеянии. "А нам они звонят по ночам и говорят, что мы должны молчать. Как будто смерти наших детей в школе мало. Что это за государство?"

Взрыв народного гнева

На следующий день СМИ сообщат, что Каспаров попытался использовать трагедию Беслана и ее жертв в политических целях. Что людям в Северной Осетии это не понравилось, и они излили свой гнев, начав кидаться яйцами. "Никогда в жизни шахматный король еще не переживал такого унижения", - пишет государственное информационное агентство РИА "Новости" почти что с наслаждением. "Не оправдывая эту форму выражения протеста, мы должны признать, что эмоции тех, кто кидался яйцами, вполне понятны".

Источник: Focus


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Разрешается свободное использование текстов, ссылка обязательна (в интернете - гипертекстовая).
© 1999-2021 InoPressa.ru