Архив
Поиск
Press digest
16 апреля 2021 г.
26 сентября 2007 г.

Доминик Борд | Le Figaro

Сокуров: "Александра - это я!"

Кинорежиссер рассказывает историю бабушки, приехавшей к своему внуку в лагерь, расположенный в Чечне

Зачем эта женщина оказывается в Чечне, среди солдат, разместившихся в возведенном на скорую руку лагере? Она приезжает к своему внуку, офицеру российской армии. Так неуместно появившись, она сталкивается лицом к лицу со сдерживаемой нежностью и грубостью в погонах, бестактностью и порядком, немой любовью и бушующей смертью. Это история встречи, рассказанная в ленте "Александра" Александра Сокурова, участвовавшей в конкурсном показе на последнем Каннском кинофестивале.

- Вы говорили, что это фильм о вечной русской жизни. Разве он не о политике и войне?

- Вечность - понятие относительное. Все, что сопровождает жизнь, это история войны, мира, ненависти и любви. Мне кажется, что важно продолжать жить, несмотря ни на что. Если говорить об обыденной жизни, сто лет назад и сегодня - она одинакова. Параметры те же самые. И в этом смысле мой фильм говорит о вечности.

- Это и фильм о войне, или война там не показана?

- Война закончилась. Так как я не американец, я могу говорить о войне, не показывая ее, и работать в моем собственном стиле, стиле интимизма.

- Можно провести параллель с "Визитом старой дамы", знаменитой пьесой Фридриха Дюрренматта. Однако здесь вместо цинизма и обвинения - любовь и чувства.

- Мне очень льстит такое сравнение. На самом деле, здесь все в точности наоборот.

- Можно ли считать этот фильм притчей?

- В притче был бы другой конец. Это скорее рассказ, простая история со скромным сюжетом. Противопоставление того, кто дал жизнь, и тех, кто несет смерть!

- Фильм держится, в первую очередь, на исполнительнице главной роли, Галине Вишневской, вдове Ростроповича?

- Я знаю ее уже много лет и считаю великой актрисой. Я хотел дать ей возможность продемонстрировать свои способности. В свои 80 лет она очень сильный, умный и утонченный человек.

- Как вы ею руководили?

- Мы сначала посмотрели все фильмы с Анной Маньяни, чтобы она прониклась ее драматическим талантом. Не для того, чтобы научить ее играть, а чтобы она ухватила тот тип женственности, которым я восхищаюсь. Потом, во время съемок, я был готов на любые уступки.

- Тяжело ли было вести съемки в Чечне все эти 28 дней?

- Я был там дольше, и это было очень сложно, особенно для Галины, которой приходилось сниматься при температуре +55. Кроме того, нас постоянно охраняли, чтобы ничего не произошло. Нам очень помогло чеченское министерство внутренних дел. Но мы работали в постоянном напряжении.

- Какое мнение сложилось у вас о стране?

- Сегодня в Грозном не осталось следов войны. Работают транспорт и магазины. Однако чеченское общество очень сложно организовано. В нем много конкурирующих кланов. Это проблема для тех, кто стоит у власти. Но там практически не осталось российских военных. Там только гражданские.

- Вы снимали настоящих солдат?

- Да, частично. Они жили в казарме вместе с другими участниками массовки. Потом их нельзя было отличить друг от друга.

- Кто вам ближе, Александра или офицер?

- Я отвечу, пародируя Флобера: Александра - это я!

- Это, прежде всего, взгляд?

- Если угодно. Это мать всех матерей. Та, что сплачивает, успокаивает и утешает.

- Это Святая Дева?

- Совершенно верно, потому что она может попросить прощения за всех. Воззвать к совести и даже судить тех, кто ее окружает. Именно этим является Галина Вишневская в современной России. Символом!

Источник: Le Figaro


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Разрешается свободное использование текстов, ссылка обязательна (в интернете - гипертекстовая).
© 1999-2021 InoPressa.ru