Архив
Поиск
Press digest
21 сентября 2020 г.
26 декабря 2011 г.

Обзор прессы | InoPressa: тема дня

Рождественский подарок от России, или "всхлип, но не взрыв"

Западная пресса вспоминает 25 декабря 1991 года - день, когда Горбачев официально ушел в отставку и вместо флага СССР в Кремле подняли российский триколор. За последние 20 лет так и не произошли кошмарные события, которых эксперты обоснованно ожидали.

"Так сменился режим - раздался всхлип" - назвал свою статью в New York Times Sunday Review обозреватель Серж Шмеманн.

"Несомненно, то была веха XX века - завершение головокружительно-амбициозного утопического эксперимента, который во имя строительства идеального общества перебил 10 млн человек, а остальных, наряду с половиной Европы, поработил. Но ни в тот день, ни на следующий никто ничего не праздновал. Этот момент приближался так долго и имел столько минусов и плюсов, что эффект был почти разочаровывающий", - говорится в статье. Автор поясняет, что к тому времени экономика пришла в упадок, прилавки опустели, на улицах стало небезопасно, народ устал от реформ. "В тот рождественский вечер было поразительно не то, что Советского Союза не стало, а то, что он продержался так долго", - замечает автор.

Шмеманн признается, что часто, особенно в ходе нынешней волны восстаний, вспоминает о контрасте между возвышенной символичностью и прозаической реальностью того момента. Люди склонны романтизировать революции. "Всякий, кто при этом присутствовал, знает, как отрадно наблюдать победу свободолюбия над застарелым страхом", - говорится в статье.

Но революция или падение правительства - не повод для праздника: "такие события свидетельствуют о крахе системы управления и о том, что гражданам не удалось изменить систему средствами демократии", подчеркивает автор. Мы слишком часто наблюдаем, что смена режима не влечет за собой перемен к лучшему.

В период агонии СССР люди испытывали смешанные чувства, вспоминает автор: "да, они обретали свободы, но погружались в опасную неизвестность", экономические реформы первое время, как казалось, делали жизнь еще более тяжелой и опасной.

Автор советует Западу не задумываться о том, почему демократические правительства поддерживают зарубежных диктаторов. Внешние силы не несут ответственности ни за сохранение тираном власти, ни за его свержение, считает Шмеманн, "только подданные могут установить, когда чаша терпение переполнится, когда они готовы рисковать жизнью и безопасностью ради свержения тирании".

Поскольку свержение правительств столь болезненно и судьбоносно, 25 декабря 1991 года следует восхвалять как триумф чувства собственного достоинства, заключает автор.

"Рождественский подарок, сделанный Америке 20 лет назад: Россия, за которую стоит благодарить" - так называется статья в Christian Science Monitor. Хорошо известно, что дурные новости обычно вытесняют хорошие, замечает автор, Грехем Эллисон, директор Harvard Kennedy School?s Belfer Center for Science and International Affairs. По его мнению, решение Путина баллотироваться на третий срок выпячивает негативные стороны ситуации.

И все же автор подчеркивает: за последние 20 лет так и не произошли кошмарные события, которых эксперты обоснованно ожидали. "Империя зла" исчезла с мировой арены без войны, США одержали победу в холодной войне "с всхлипом, а не взрывом", коммунистический режим был свергнут бескровно. Кто мог вообразить, что за пределами России за 20 лет не обнаружатся бесхозные советские атомные бомбы? - замечает автор, напоминая прогноз Дика Чейни в декабре 1991 года: тогдашний министр обороны США опасался, что даже в случае жесткого контроля до 250 боезарядов могут пропасть со складов.

Кто мог надеяться, что Россия больше, чем другие страны, сделает для сдерживания распространения ядерного оружия? Кто мог вообразить, что Россия за 20 лет не приобретет новых территорий, хотя "предыдущие 700 лет" (по мнению автора) она практиковала имперскую экспансию?

Кто мог вообразить, что благодаря России цены на бензин в Америке будут снижаться? - пишет автор, поясняя, что Россия наращивала экспорт нефти и газа.

Кто мог вообразить, что Россия обеспечит главный коридор снабжения для 100 тыс. американских военных в Афганистане, а также будет доставлять американских астронавтов на МКС?

"Кто мог вообразить, что Европа ради укрепления евро обратится за займами не только к Китаю, но и к России?" - вопрошает автор.

"Другой вопрос, как выглядят последние два десятилетия с точки зрения российских граждан", - замечает он. Но для национальных интересов США явно больше плюсов, чем минусов. "По сравнению с нашими светлыми надеждами Россия нас разочаровывает и будет разочаровывать, но по сравнению с нашими черными опасениями мы должны за многое благодарить судьбу", - говорится в статье.

"Грядет следующая русская революция?" - этот вопрос выносит в заголовок статьи для New York Times историк Роберт Сервис. 20 лет назад Горбачев объявил о завершении колоссального глобального эксперимента: дело Ленина больше не импонировало россиянам и миллионам жителей других стран. "Последующие два десятилетия российский народ по большей части молча терпел гнетущую и коррумпированную систему власти, пока вопиющие нарушения на парламентских выборах в начале декабря не заставили около 50 тыс. человек выйти на акции протеста", - говорится в статье.

Между тем гибель СССР обошлась без штурма кремлевских стен толпами людей, нападений на штаб-квартиру КГБ и подъема московского гарнизона по тревоге, напоминает автор. "Собственно, последние дни коммунистической эры были примечательны тем, что политическая активность любого рода была слабой", - замечает он.

Ельцин и его сторонники считали, что Россию ждет блестящее будущее, если она избавится от бремени в виде остальных советских республик. "Ельцин считал коммунистический режим тупиком и тоталитарным кошмаром. И, в отличие от Горбачева, он был готов говорить это открыто и недвусмысленно", - отмечает автор. Когда Ельцин бесцеремонно выставил Горбачева из Кремля, оказалось, что россияне "предпочитают смотреть на политиков по телевизору, вместо того, чтобы становиться активными участниками преображения страны", - полагает Сервис.

Позднее, когда условия жизни ухудшились, общественная активность ослабла: рабочие приватизированных предприятий не бастовали, опасаясь остаться без работы, промышленность рухнула, бизнесмены становились сверхбогачами благодаря лазейкам в законах, часто применяли нечестные методы и насилие. "Большинство граждан посткоммунистической России слишком выдохлось, чтобы что-то делать, кроме как ворчать", - говорится в статье.

При Путине протестовать против Кремля стало сложнее, отмечает автор. Между тем большинству россиян надоели коррупция, некомпетентное государственное управление и нищета. Путин обнаружил, что в его системе нет клапанов, которые позволяют либеральным демократиям предугадывать и смягчать проявления недовольства.

По мнению Сервиса, революционная ситуация в России пока не сложилась: Путин может надеяться, что победит на выборах благодаря деньгам и популизму, в случае чего он не постесняется разрешить спецслужбам применить силу.

"Но россияне, ушедшие из коммунистического режима, подобно лунатикам, просыпаются и осознают: если им нужны демократия и социальная справедливость, нужно заняться активной борьбой", - заключает автор.

"Забытая холодная война: спустя 20 лет сохраняются мифы о победе Соединенных Штатов" - так называется статья в Daily Beast, написанная Лесли Х.Гелбом, почетным президентом Council on Foreign Relations (США).

Гибельное соперничество СССР и США прекратилось 20 лет назад, но опасный миф живет и процветает, полагает Гелб. Представление, будто победу одержал Рейган благодаря наращиванию оборонного бюджета и своей жесткой позиции, сегодня пагубно влияет на курс США в отношении Ирана и Северной Кореи, Афганистана и Китая.

Вдобавок миф мешает современным политикам четко понять, что стало истинной причиной победы в холодной войне и что всего важнее в глобальной политике в XXI веке. Это мощь американской экономики, заявляет автор.

"Несомненно, решимость и превосходство в вооружениях имели принципиальное значение для победы над СССР. Но дипломатия сыграла, как минимум, столь же ключевую роль, особенно на закате СССР, когда холодная война могла закончиться не всхлипом, а взрывом", - пишет автор. Рейган и Джордж Х.У.Буш не предъявляли Горбачеву невыполнимых требований, а помогали ему сделать то, чего он и сам хотел: "демонтировать советскую империю, чтобы спасти СССР как таковой, реформировать советскую политическую и экономическую систему". Почти что все планы Горбачева ослабляли угрозу СССР для Америки и ее союзников. "Сплошная жесткость без вдумчивой дипломатии ослабили бы позиции Горби в Кремле и повлекли бы за собой новые противостояния на фронтах холодной войны либо войну", - пишет автор.

Но сравнительная мощь экономики США (на фоне советской) была движущей силой, опорой для военной мощи, упорства и дипломатии. Советская экономика, напротив, пришла в упадок "после многих десятилетий коммунистической коррупции, колоссальных оборонных расходов и чрезмерного планирования", полагает автор.

По мнению Гелба, реальную ситуацию в начале 1980-х осознавали немногие, "кроме сенатора Мойнихена, некоторых аналитиков ЦРУ и самого Рейгана".

Автор также сообщает поразительную подробность: в марте 1983 года начальник Генштаба ВС СССР маршал Огарков сказал ему в частной беседе: "Холодная война закончилась, победили вы". Когда Гелб раскритиковал размещение советских ракет в Европе, маршал заявил: "Лесли, хватит мне вешать лапшу на уши. Вы знаете, что ваша страна имеет военное превосходство над моей и что ваше превосходство растет". Огарков пояснил, что в области компьютеров СССР намного отстал от Америки, так как "наше политическое руководство боится компьютеров", "считает свободное использование компьютеров фатальным для контроля информации и своей власти".

Миф сохранился, но почти все ученые, знакомые с советскими архивами, знают: СССР не пытался угнаться за колоссальным оборонным бюджетом Рейгана, в 1980-е годы на оборонный бюджет СССР шла примерно одинаковая доля ВВП.

"Неверно и утверждение, будто Москва неудачно попыталась создать аналог рейгановской системы ПРО "Звездные войны", - пишет автор. Советская сторона полагала, что ее колоссальные ракетные силы пробьют щит ПРО, даже если он сработает.

Теперь для внешнеполитического истеблишмента США мысль, что экономическая мощь - это главное, - лишь пустые слова. "Он также не стремится с рейгановским упорством к налаживанию дипломатических контактов со злодеями - шагам, непопулярным у политиков", - замечает автор. Между тем Рейган, Никсон, Киссинджер и другие не боялись вести переговоры и идти на стратегические компромиссы - они были уверены, что США все равно выйдут победителем благодаря своим преимуществам. "Куба Кастро давно бы уступила, если бы Вашингтон не боялся открыть экономические вентили", - добавляет автор.

Автор полагает: чтобы Тегеран и Пхеньян отказались от ядерного оружия и ядерных программ, "они должны увериться, что смогут без них выжить". Дабы их убедить, потребуется блестящая дипломатия и компромиссы. "Помните, альтернатива - это война", - подчеркивает автор.

На взгляд Гелба, над Россией и США продолжает тяготеть проклятие: Москва вспоминает о навеки потерянном величии, Вашингтон не может отделаться от мифа, будто военная мощь и упорство побеждают все. России следует сосредоточиться на строительстве подлинной демократии, а Америке - заняться возрождением дипломатии и экономики, советует автор.



facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Разрешается свободное использование текстов, ссылка обязательна (в интернете - гипертекстовая).
© 1999-2020 InoPressa.ru