Архив
Поиск
Press digest
17 июня 2019 г.
26 мая 2005 г.

Дэн Билефский | The Wall Street Journal

Бельгийский эксперимент: легализация проституции для борьбы с ее пороками

В 9 часов утра начинается рабочий день на "вилле Тинто" - самом "высокотехнологичном" борделе Европы. Проститутка Андреа Маес надевает свои кожаные сапоги, прикладывает палец к биометрическому сканеру и начинает позировать для потенциальных клиентов в освещенной неоновым светом витрине.

После того как отпечаток ее пальца сверяется с отпечатком пальца в базе данных, система безопасности борделя пропускает секс-работницу внутрь и высвечивает ее идентификационный номер - A9018 - в диспетчерской, в которой сидит одна из проституток. Затем система включает свет в комнате у Андреа, обстановку которой составляет элитная мебель. Сама комната больше напоминает номер в дорогом отеле, чем бордель. "Поначалу я чувствовала себя так, словно за мной наблюдает "Большой брат", - говорит 33-летняя Маес, в то время как десятки мужчин ходят возле борделя и смотрят на женщин, позирующих в 51 витрине заведения. - Но мы привыкли к этому".

"Вилла Тинто" или "Дом наслаждений" - один из примеров того, как воплощается в жизнь стремление европейцев легализовать проституцию и в то же время вести борьбу с преступлениями и насилием, которые сопровождают проституцию, - включая борьбу с торговлей людьми, рост которой наблюдается в последние годы. Бордель был открыт в январе, с помощью мэрии бельгийской столицы Антверпена, полиции и самих проституток.

Еще в 2001 году, в трех кварталах Антверпена была создана экспериментальная "зона терпимости" с целью проверить, к чему приведет легализация проституции. Бельгийское правительство рассматривает вариант легализации проституции в национальном масштабе, с целью вывести проституцию из-под контроля организованных преступных группировок и увеличить сбор налогов.

"Некоторые говорят, что Антверпен становится самым большим "сводником", - говорит Джордж Вос, управляющий "виллой Тинто" (он тоже здесь торгует собой). - Но на самом деле сейчас обстановка намного лучше, чем была раньше".

За последние шесть лет Германия, Нидерланды и Греция либо легализовали проституцию, либо упорядочили ее специальными законами, и другие страны рассматривают подобную возможность. Правительства надеются, что легализация этого бизнеса затруднит деятельность торговцев людьми. По данным Госдепартамента США, каждый год около 800 тысяч человек перевозятся для сексуальной эксплуатации через государственные границы. Этим жертвам обычно обещают дать работу в странах Запада, а затем силой или мошенническим путем их вовлекают в сексуальную эксплуатацию - современную форму рабства. Через многие страны Восточной Европы, которые в прошлом году вступили в Европейский Союз, проходят основные транзитные маршруты перевозки женщин.

Антверпен, портовый город с населением 500 тысяч человек, дал возможность изучить плюсы и минусы легализации проституции. Местная полиция сообщает, что жесткий контроль в "зоне терпимости" помог снизить уровень преступлений, связанных с проституцией, - таких, как торговля наркотиками, изнасилования, убийства и вандализм, - на 44% с 2001 года. Легализация проституции также принесла Антверпену дополнительный доход в сумме около 800 тысяч долларов от выплаты налогов.

Но даже здесь, уже на соседних с "зоной терпимости" улицах, процветает сексуальная эксплуатация. По сообщениям полиции, нелегальных проституток больше, чем тех, кто легально занимается своим ремеслом, и около четверти нелегальных секс-работниц являются жертвами сексуальной эксплуатации или работают на сутенеров. По сообщениям организаций, занимающихся оказанием социальной помощи, в Германии нелегальных проституток в три раза больше, чем тех, которые зарегистрировались и работают на легальной основе. В Нидерландах, лишь от пяти до десяти процентов проституток платят налоги, сообщает Центр информации о проституции в Амстердаме.

Критики говорят, что никакая выгода от легализации проституции не оправдывает порок, поощряемый государством. "Такие места, как "вилла Тинто", - немногим более чем конвейеры для секса, где с женщинами обращаются как с мясом, выставленным на продажу", - считает Натали ди Сирклаус, бельгийский сенатор. Он хочет, чтобы Бельгия взяла на вооружение шведскую модель, по которой отвечать перед законом приходится клиенту. В Соединенных Штатах, где проституция объявлена вне закона везде, за исключением штата Невада, администрация Буша утверждает, что легализация проституции поощряет сексуальную эксплуатацию. В прошлом году Вашингтон предупредил правительство Чехии (в которой наблюдается наплыв туристов, приехавших ради занятий сексом с проститутками) о том, что в результате легализации государство рискует превратиться в главного поставщика проституток.

Район "красных фонарей" в Антверпене, другое название которого - "квартал моряков", существует с 1300-х годов, когда большинство его посетителей составляли сотни моряков кораблей, которые приходили в гавань Антверпена. К началу 1990-х годов, город был переполнен нелегальными борделями. Стали распространенными преступления насильственного характера, проститутки работали в тесных помещениях, где они не были защищены, сообщает полиция. Каждый день в район, занимающий 17 кварталов, устремлялись 4000 автомобилей.

"Большая часть города стала местом, где было небезопасно находиться, - говорит Йорис Вилз, чиновник мэрии Антверпена, отвечающий за координирование политики по отношению к проституции. - Нам было необходимо что-то предпринять".

В 2001 году городская мэрия, в которой преобладали социалисты, удалила все бордели в 14 кварталах из 17, где велась активная торговля секс-услугами. Затем, в трех кварталах, где остались такие заведения, мэрия ввела регулирование их деятельности: она ввела строгие правила, регулирующие каждый аспект такой торговли, включая требования к минимальному размеру комнат в борделе - 13 на 10 метров.

Проститутки платят владельцам борделей от 60 до 125 долларов за аренду витрин, в которых они позируют для потенциальных клиентов в течение 12-часовой рабочей смены, но сами устанавливают размер оплаты с клиента и оставляют себе весь полученный доход. В свою очередь, владельцы борделя платят городу "налог на проституцию", в сумме 3100 долларов за каждую витрину борделя. Но в реальности женщины, даже при легальной проституции, все еще могут попасть под контроль сутенеров, которые забирают большую часть их заработка.

Из средств, полученных с этих налогов, оплачивается содержание полицейского участка, который располагается на "вилле Тинто" и в котором работают 12 полицейских. Полицейские круглосуточно патрулируют "зону терпимости". По бельгийским законам, проститутка должна иметь гражданство одной из стран ЕС и быть не младше 18 лет. Если полицейские обнаружат проститутку, которая не является гражданином государства Евросоюза или которая подвергается сексуальной эксплуатации, либо возраст которой - меньше 18 лет, бордель, в котором она работала, может быть закрыт. Недавно мэрия открыла в квартале "красных фонарей" новый медицинский центр. Мэрия предоставила проституткам возможность получить бесплатную и анонимную медицинскую консультацию, сдать анализ на СПИД и пройти лечение заболеваний, передающихся половым путем.

Мэрия также запретила въезд автомобилей в "зону терпимости" с целью не допустить, чтобы проститутки оказывали свои услуги в автомобилях, а также лишить клиентов средства анонимности в надежде, что это оттолкнет клиентов от того, чтобы воспользоваться секс-услугами. Городские власти обдумывают идею поставить на входе в "зону терпимости" декоративные ворота, с тем, чтобы окончательно оформить этот район как туристскую достопримечательность.

Фрэнки Ди Конник, 37-летний владелец "виллы Тинто", довел усилия городских властей до другой крайности. Его семья занималась строительным бизнесом и утилизацией отходов, затем также стала заниматься недвижимостью и приобрела здание бывшего склада в Антверпене. У Ди Конника были планы построить в здании квартиры для сдачи внаем, но власти Антверпена сказали, что здесь было бы более уместно разместить бордель, учитывая тот факт, что здание находится в центре квартала "красных фонарей". Вначале Конник беспокоился о том, что это может запятнать его семью, но потом он решил, что, если это здание станет архитектурной достопримечательностью, то оно вызовет позитивные чувства. Он нанял известного Арни Квинзи, бельгийского дизайнера, который создал мебель для особняка Брэда Питта в Лос-Анджелесе, после того, как прочел в одной из газет, что Квинзи всегда мечтал разработать дизайн коммерческого борделя.

Квинзи сразу же создал "консультационный комитет" из проституток. Они попросили дизайнера установить красное и черное неоновое освещение таким образом, чтобы оно освещало женщин, демонстрирующих себя в витринах, и в то же время скрывало их недостатки. Женщины также попросили установить тонированные стекла на полу своих витрин, с тем, чтобы секс-работницы могли увидеть приближающегося клиента и решить, открывать витрину для него или нет.

Полиция и городские власти предупреждали Ди Конника, что его планы построить бордель из 51 витрины, самый большой бордель в Антверпене, могут привлечь на виллу сутенеров и нелегальных проституток, так как будет сложно контролировать столько витрин одновременно. Поэтому бизнесмен решил применить в борделе систему безопасности, аналогичную той, которая используется в научных лабораториях. Проститутка, работающая в борделе, не может впустить туда нелегальную проститутку, так как каждый человек, входящий в бордель, должен оставить на сканере отпечаток своего пальца.

Проститутки говорят, что им нравятся технологические новинки борделя. В случае, если возникают проблемы с клиентом, секс-работницы могут нажать кнопку сигнала тревоги возле своей кровати, и на место происшествия прибудут полицейские.

Источник: The Wall Street Journal


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Разрешается свободное использование текстов, ссылка обязательна (в интернете - гипертекстовая).
© 1999-2019 InoPressa.ru