Архив
Поиск
Press digest
20 октября 2017 г.
26 ноября 2007 г.

Мерон Рапапорт | L'Espresso

Или установится мир, или будет интифада

Беседа с супругой и пресс-секретарем лидера "Фатха" Марвана Баргути, находящегося в тюрьме в Израиле, накануне конференции в Аннаполисе

Для израильтян он убийца. Для палестинцев - герой сопротивления. Марван Бин Катиб Баргути, 48-летний лидер "Фатха", один из преданнейших соратников Ясира Арафата со времен первой интифады (1987 год), в 2002 году он стал заключенным израильских тюрем, приговоренным к пожизненному заключению по обвинению в организации терактов, которые привели к гибели израильских мирных граждан и военных. Сторонник процесса мирного урегулирования, который привел к подписанию соглашений в Осло (1994 год), Баргути был одним из первых, кто начал выступать и бороться против коррупции внутри "Фатха", дойдя даже до личного конфликта с Арафатом. Освобождения Баргути, которое считается необходимым для усиления "Фатха" и сдерживания радикализма "Хамаса", требует фронт, в состав которого входят палестинцы, пацифистские израильские организации и депутаты Европейского парламента.

В Рамаллахе, где Баргути родился, есть офис, больше напоминающий штаб-квартиру партии, которая борется за освобождение палестинского руководителя. Именно здесь, на пятом этаже здания, расположенного в центре Рамаллаха, мы встретили самую авторитетную и страстную активистку этой кампании, Фадву Баргути, адвоката и жену Марвана. Она приняла нас в комнате, где на самом видном месте находится гигантская фотография, увековечившая объятия ее мужа с Арафатом. Фадва - голос лидера, находящегося в заключении, и официальный проводник его политической линии. Каждые две недели, прежде чем посетить своего мужа, Фадва направляется к палестинскому премьеру, который передает послания для него. Абу Мазену (Махмуду Аббасу) известно, что без одобрения Баргути не будет никакого соглашения с Израилем.

- Мадам Баргути, как чувствует себя ваш муж?

- Он очень похудел, говорит, что много занимается спортом и ест только постную пищу. Но я думаю, он очень переживает по поводу нынешней политической ситуации.

- Мы находимся в преддверии обсуждаемого и сомнительного саммита в Аннаполисе - международной мирной конференции по Ближнему Востоку, проведения которой желали Соединенные Штаты. В палестинских кругах к ней относятся по-разному: как с удивительным оптимизмом, так и с черным пессимизмом. Какой точки зрения придерживаетесь вы?

- Совершено очевидно, что Израиль не намерен идти ни на какие уступки: он не готов выпустить заключенных, не готов сократить число блокпостов. Израильские рейды в наши города продолжаются. Все это не может создать позитивных ожиданий у палестинцев.

- Чего будут требовать палестинцы на конференции в Аннаполисе?

- Согласия Израиля на создание палестинского государства в границах 1967 года. Чтобы Восточный Иерусалим стал столицей этого государства. Чтобы была окончательно решена проблема беженцев. Я не хочу сказать, что эта конференция провалилась, еще не начавшись, но не могу с неоправданным оптимизмом надеяться, что Израиль решит оставить оккупированные палестинские территории.

- В 2000 году Марван Баргути стал одним из руководителей второй интифады. Вы видите риск начала третьей интифады, если конференция в Аннаполисе провалится?

- После договоренностей, достигнутых в Осло, мы, палестинцы, давали не один шанс мирному урегулированию. И всякий раз мы испытывали разочарование. И всякий раз, когда вновь вспыхивало насилие, все бежали к "Фатху" за помощью. Эти бесконечные и изматывающие переговоры привели лишь к ослаблению нашего движения. На конференции в Аннаполисе мы даем очередной шанс миру. Если конференция не будет успешной, "Фатху" первому придется расплачиваться за последствия, и в рядах организации найдутся желающие перейти на более экстремистские позиции.

- На позиции "Хамаса"?

- Да.

- Иными словами, третья интифада может стать результатом этой конференции?

- Безусловно, я не этого желаю. Я предпочитаю мирное решение. Но палестинский народ сражается десятки лет, и у него нет никакого намерения отказываться от своих прав.

- По мнению некоторых руководителей "Фатха", проблема отношений с "Хамасом" намного более серьезна, чем израильская оккупация. Марван в тюрьме подписал знаменитый "документ заключенных" вместе с находящимися там членами "Хамаса", чтобы попытаться примирить две противоборствующие группировки. Но эта инициатива провалилась. Что вы по этому поводу думаете?

- В израильских тюрьмах сложились прекрасные отношения между заключенными из "Фатха" и "Хамаса", однако Марван полагает, что "Хамас" сделал серьезную ошибку, совершив переворот в секторе Газа. Кроме того, Марвана не интересуют местные пакты с "Хамасом" - необходим стратегический договор на высшем уровне: по политическим вопросам, по формам борьбы, по характеру государственных учреждений. Демократия - серьезная вещь. Нельзя идти на выборы и через два месяца совершать государственный переворот.

- Марван работает над стратегическим соглашением с "Хамасом"?

- Я смогу вам ответить после Аннаполиса. Сейчас нет базы для диалога.

- Уже давно и все больше говорят об освобождении Баргути. За его освобождение высказался даже израильский министр Бен-Элиезер, который, помимо прочего, хотел, чтобы на конференцию в Аннаполисе приехала и делегация "Хамаса". Вы полагаете, что освобождение может состояться в скором будущем?

- Мы всегда говорили, что его арест был политическим актом, - неудивительно, что и его освобождение будет политическим актом. Абу Мазен предпринимает шаги в данном направлении. Он знает, что возвращение Марвана послужит увеличению числа его сторонников. Полагаю, что будущее Марвана связано с будущим Гилада Шалита, израильского солдата, захваченного палестинцами в июне 2006 года.

- Многие считают, что Баргути является будущим лидером палестинского народа.

- Я нуждаюсь в Марване как в муже и как в отце наших четырех детей. Именно этого я хочу прежде всего. Но я также знаю, что Марван по результатам опросов всегда оказывается одним из лидеров Палестины. Это значит, что его народ знает, что Марван никогда его не предавал и что у него чистые руки.

- Но "Фатх" не представляет весь палестинский народ.

- Марван - национальный лидер, а не только лидер "Фатха". Он лидер всего палестинского народа, на оккупированных территориях и за их пределами. Даже в ливанских лагерях беженцев он лидирует по рейтингу популярности. Я побывала в 40 странах, я встречалась с представителями палестинских общин, и я всегда чувствовала уважение к Марвану.

- Говорят, что только Арафат, будучи столь популярным, мог идти на уступки израильтянам. Это применимо к Баргути?

- Как я уже сказала, никто не мог отказываться от трех пунктов, даже Арафату приходилось их придерживаться: палестинское государство со столицей в Восточном Иерусалиме и резолюция 194 ООН по беженцам. По другим вопросам можно идти на компромиссы: например, продолжительность ухода израильтян, государство с армией или без. Для Марвана важно прийти к соглашению о завершении оккупации, потом уже можно рассматривать детали.

- Только ваша дочь, которой исполнилось 20 лет, может посещать отца в тюрьме. Трем сыновьям запрещено это делать, поскольку палестинским мужчинам в возрасте от 16 до 45 лет нельзя посещать родственников в израильских тюрьмах. Кассам, самый старший, был единственным, кто встретился с отцом, когда его самого арестовали и приговорили к 40 месяцам тюрьмы. Неужели сыновья могут увидеться с отцом, только дав себя арестовать?

- Да, это так. Но я надеюсь, что больше этого не будет, - я хочу, чтобы хотя бы мои дети были рядом со мной.

Источник: L'Espresso


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Разрешается свободное использование текстов, ссылка обязательна (в интернете - гипертекстовая).
© 1999-2017 InoPressa.ru