Архив
Поиск
Press digest
16 августа 2019 г.
26 ноября 2013 г.

Саймон Моррисон | The New York Times

Большой театр кружится в танце власти

Обновленный Большой театр переживает кризис, сообщает профессор музыки из Принстонского университета Саймон Моррисон на страницах The New York Times.

В январе этого года худрук театра Сергей Филин едва не лишился зрения, когда ему плеснули в лицо кислотой. Варварское преступление не заставило критиков Филина, в первую очередь Николая Цискаридзе, замолчать. Бывший солист активно распространял слухи о происходящем за кулисами театра: преступных заговорах, финансовых махинациях и личном соперничестве.

"Балет - саморазрушительное искусство, в котором воля главенствует над телом, - напоминает автор. - Великие танцоры уходят со сцены с подорванным здоровьем, а их роли переходят следующему поколению. Такой же импульс наблюдается на протяжении всей истории России в ее политике. Страна неоднократно сносила себя в процессе реставрации. Институты рушились сами или им позволяли рухнуть, чтобы правящему режиму было легче их преобразовывать. Большой театр выйдет из тяжелого периода, чтобы еще точнее отражать ностальгический империализм России Владимира Путина".

По мнению профессора, в расхожей фразе о том, что балет - самое русское из искусств, а Большой театр - самый русский из театров, есть доля истины. С самого основания в 1776 году правительство видело в нем символ идеологической или коммерческой власти - или обеих одновременно. "Политики на его сцене было не меньше, чем искусства, - говорится в статье. - Со сцены Большого Сталин произносил речи перед дрожащими членами компартии, каждый из которых боялся первым прервать овации". Не случайно во время августовского путча в 1991 году советское телевидение показывало не кадры с улиц Москвы, а постановку "Лебединого озера" на сцене Большого театра.

"В представлении русских история движется по кругу: настоящее движется вспять, чтобы повторить прошлое, - делится наблюдениями Моррисон. - Мрачные периоды, когда настоящее уже дискредитировано, а следующая знакомая модель еще не успела оформиться, нервно называют "безвременьем".

Летом этого года в Кремле обратили внимание на происходящее в Большом. Гендиректора Анатолия Иксанова заменили на Владимира Урина. Новый глава театра заявил, что Цискаридзе вернется в Большой "только через его труп". Строились предположения, что бывший солист может вернуться в родную Грузию, но 28 октября его внезапно назначили действующим директором Академии русского балета им. Вагановой.

Поговаривают, что Цискаридзе очаровал жену президента "Ростехнологий", как в свое время Распутин императрицу Александру. Также ходят слухи, что здесь не обошлось без Валерия Гергиева, к советам которого вынужден прислушиваться сам министр культуры. Тот факт, что Гергиев был доверенным лицом Путина, еще не объясняет назначения Цискаридзе на пост директора Вагановки, а вот то, что руководитель Мариинки близок к главе "Ростеха", очень даже объясняет.

Гергиев загорелся идеей объединить под своим руководством Мариинку, Академию Вагановой, Санкт-Петербургскую консерваторию и Российский институт истории искусств. Если он попытается вмешаться в дела Большого, то его сходство с директором императорских театров Иваном Всеволжским будет полным, и петля времени замкнется, заключает Моррисон.

Источник: The New York Times


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Разрешается свободное использование текстов, ссылка обязательна (в интернете - гипертекстовая).
© 1999-2019 InoPressa.ru