Архив
Поиск
Press digest
15 января 2021 г.
26 октября 2011 г.

Катрин Швааб | Paris Match

Олигарх Ходорковский: эксклюзивное интервью из тюрьмы

В интервью французскому журналу Paris-Match Михаил Ходорковский рассказал о своей жизни в колонии номер 7 карельского города Сегежа. "Расписание здесь очень строгое. Я нахожусь в одной секции барака с еще двадцатью заключенными. По утрам для всех - 15-минутная зарядка. Потом - работа в мастерской. Всем приходится приспосабливаться к правилам, я не исключение. Но у меня крепкие нервы, что позволяет мне использовать время, отведенное для сна, по назначению. На свободе я спал меньше, но у меня была любимая семья и работа", - приводит его слова издание.

В его бараке проживает около двухсот заключенных, в основном это 25-летние люди, осужденные за кражи, наркотики или хулиганство; они относятся к нему с уважением "из-за возраста и известности". Ходорковский признался, что его ставят в условия, в которых "практически невозможно завязать дружеские или просто постоянные отношения с другими заключенными", но он к этому привык. Самое тяжелое, по его словам, это "жесткие ограничения на контакты с семьей". Он рассказал, что "условия жизни здесь, климат, санитарные условия довольно трудные", но он "крепкого сложения". "А болеть в нашей тюрьме крайне не рекомендуется", - отметил Ходорковский.

Михаил Ходорковский рассказал, что он обычный заключенный, и ему, как и всем, запрещено иметь телефон, компьютер и доступ в интернет. "Здесь есть один телевизор примерно на сто человек, но по нему в отведенное распорядком время можно смотреть только общегосударственные телеканалы, содержание которых, как вы знаете, подвергается цензуре со стороны власти и самоцензуре со стороны работающих там журналистов. Но я получаю многочисленные печатные издания по подписке", - приводит его слова издание.

Приоритет для него на сегодняшний день - "выйти из тюрьмы": "Мы над этим работаем с моими адвокатами. Но, действительно, у меня сегодня больше времени для размышлений об эволюции общества, о будущем страны", - признался Ходорковский. Он рассказал, что встречал в тюрьме "удивительных людей, чьи судьбы чаще всего были разрушены системой; но иногда этот лагерный микромир преподает невероятные уроки человечности".

Ходорковский отметил, что с физическим насилием в отношении себя он сталкивался всего лишь раз, в сибирской колонии у границы с Китаем, когда один заключенный набросился на него с ножом. "Я думаю, он был невменяем. Выйдя на свободу, он заявил, что его заставили так поступить тюремщики. Невозможно проверить, так ли это", - цитирует издание. По словам Ходорковского, в тюрьме без самодисциплины не обойтись, а те, кто позволяет себе послабления, деградируют. "Стараюсь, чтобы со мной этого не произошло", - признался он в интервью, русскоязычный оригинал которого публикует сайт Пресс-центра Михаила Ходорковского и Платона Лебедева.

На вопрос журналистки о том, был ли он "молодым волком с длинными зубами, который действовал во многом неосознанно и без угрызений совести", приобретая ЮКОС, Михаил Ходорковский ответил: "Молодым - несомненно! "Волком" - в меньшей степени, чем многие другие. Был ли я амбициозным? Несомненно. Действовал ли я "неосознанно"? Нет, но, может быть, я где-то не был достаточно циничным, а где-то имел недостаточное представление о современных правилах ведения бизнеса. Без угрызений совести? При тех несовершенных законах только совесть и была критерием того, что я делал или отказывался делать. Может быть, поэтому не было и угрызений. Вы ошибаетесь, называя меня "куртизаном", который в силу своей близости к власти приобрел ЮКОС на льготных условиях. Что бы об этом ни думали и ни говорили, я попросту оптимально использовал юридически несовершенные правила того времени. А кандидатов на покупку ЮКОСа было мало по той причине, что предприятие находилось в запущенном состоянии, на нем висели огромные долги, и был огромный риск потерять все, если бы на выборах победили коммунисты. В 1996 году такая перспектива представлялась более чем реальной. Поэтому мало серьезных инвесторов было заинтересовано в приобретении ЮКОСа именно тогда. Через год ситуация изменилась, через еще 5 лет (к 2001 году) - изменилась радикально, - цитирует издание. - Мне не приходилось льстить ни Ельцину, ни Путину. Не думаю, что у меня бы получилось", - подчеркнул Ходорковский.

"Я верю в себя и в будущее моей страны, даже если обстоятельства моей нынешней жизни этому, мягко говоря, не способствуют, - отметил он. - Я полностью уверен, что наступит день, когда правда восторжествует. Так всегда бывало, и так будет. Моя задача - делать все от меня зависящее, чтобы приблизить этот день". Он добавил: "Не стоит думать, что тюрьма - это идеальное место для развития и понимания человеческой природы. Это - закрытое, нечеловеческое, грубое пространство, обладающее дурацкой логикой, если таковая вообще имеется".

Михаил Ходорковский подчеркнул также, что не считает Путина своим личным врагом. "Я имею свои взгляды и свои ценности, (...) отстаивая их, я не перехожу на персоналии", - приводит его слова издание. Что касается предстоящих выборов, то Путин, по словам Ходорковского, несомненно, станет президентом: "Иного не дано, ведь он фактически "зачистил" реальную политическую оппозицию и массовые независимые СМИ в России. Речь вообще идет не о выборах, а о механизме сохранения власти одной и той же группой людей. И поскольку альтернативы "Путин или Медведев", как оказалось, не существует, возможностей для реформирования, на мой взгляд, - нет. Путин в качестве президента - это 6 или 12 дополнительных лет, которые будут потеряны для моей страны", - убежден Ходорковский.

"За себя я не боюсь, - признался он. - Но многие, несомненно, испытывают страх. Ведь сегодня в тюрьмах томятся тысячи бизнесменов. Угроза тюрьмы стала "дубиной" коррумпированной системы, которая разрослась до невиданных в истории моей страны размеров. Мое заключение имеет, среди прочего, цель напоминать другим, что становится с любителями свободомыслия в стране, где отсутствует независимое правосудие".

Ходорковский подчеркнул, что "образованная молодежь совершенно не боготворит Путина. Она массами покидает страну, чтобы обосноваться в США, Англии или Франции, где она надеется работать и создавать свои предприятия, без давления коррупции. Такое положение дел не может ни продолжаться вечно, ни способствовать развитию страны". По его словам, "уровень современной коррупции, то есть коррупция, возведенная в систему, когда ею определяются важнейшие государственные решения и сам вектор развития страны, - вот это нечто неслыханное, и долго так продолжаться не может".

"Думаю, что сегодня немного россиян, которые меня ненавидят. Молодежь обо мне мало знает, поскольку массовые СМИ находятся под контролем государства. А те, кто постарше, в конце концов, начали, наверное, задавать себе вопросы: почему в тюрьме находится человек, у которого нет ни яхт, ни дворцов, который никогда не был окружен топ-моделями и не обладал предметами роскоши, в отличие от многих известных олигархов? Я думаю, что я и есть настоящий россиянин, - свободный духом и склонный к сопротивлению. Много настоящих россиян провели долгие годы в тюрьмах", - приводит слова Ходорковского издание.

Он отметил, что уже более десяти лет выступает за диверсификацию экономики и освобождение от нефтяной зависимости, "которая делает ее столь уязвимой, как будто речь идет о каком-то маленьком султанате". "На этот вызов надо ответить, и не просто словами, - на словах-то и Путин, и Медведев со мной согласны! - а решительными действиями по диверсификации и модернизации промышленности, что невозможно без модернизации общества. Но именно к этому наша власть, похоже, не готова", - признал Михаил Ходорковский.

Источник: Paris Match


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Разрешается свободное использование текстов, ссылка обязательна (в интернете - гипертекстовая).
© 1999-2021 InoPressa.ru