Архив
Поиск
Press digest
14 мая 2021 г.
27 апреля 2007 г.

К. Дж. Чиверс и Марк Лендлер | The New York Times

Путин приостанавливает выполнение договора с НАТО

В четверг президент Путин заявил, что Россия объявляет мораторий на выполнение договора по обычным вооружениям в Европе, заключенного после окончания холодной войны, и тем дал толчок к новому бурному спору в контексте неуклонно ухудшающихся отношений России с НАТО.

За этим заявлением, прозвучавшим при оглашении ежегодного послания Путина российскому парламенту, стоит недовольство Кремля предложением США по размещению новой системы ПРО в Европе. Администрация Буша уверяет, что эта система должна пресекать потенциальную угрозу со стороны Северной Кореи и Ирана.

Путин дал понять, что Россия воспользуется обещанием соблюдать договор как одним из рычагов воздействия на США в связи с разногласиями по ПРО.

Новый кризис также отражает давнюю обеспокоенность Кремля расширением НАТО в направлении российской границы, а также недовольство договорами, заключенными в 1990-е годы, когда Россия, все еще страдая от своих бед постсоветского периода, была гораздо более слабым и неуверенным игроком на мировой арене, чем сегодня.

Хотя в четверг Путин не упомянул об этом, Россия также рассержена тем, что в 2001 году администрация Буша в одностороннем порядке вышла из Договора об ограничении противоракетной обороны 1972 года.

В понедельник российский министр обороны Анатолий Сердюков отверг предложение своего американского коллеги Роберта Гейтса, приехавшего в Москву с визитом, об обмене технологиями противоракетной обороны. Это предложение было попыткой преодолеть противодействие Москвы планам Вашингтона по ПРО.

Государственный секретарь США Кондолиза Райс в своем выступлении в Осло на встрече дипломатов стран НАТО отреагировала на речь Путина холодно. "Речь идет об обязательствах по договору. Выполнения обязательств по договору ждут от всех и каждого", - заявила она.

Райс также объявила беспочвенными тревоги России о том, что появление в Европе новой техники военного назначения может нарушить баланс сил и стать толчком к эскалации напряженности, которая, возможно, приведет к новой холодной войне. Такие заявления она назвала "совершенно нелепыми", отметив, что масштаб предлагаемой системы ПРО, и это очевидно, слишком мал для защиты от ядерного арсенала России.

Этот шаг Путина, логически вытекающий из его позиции, одновременно является глубоко символичным и навевает воспоминания о холодной войне, когда стороны балансировали на грани схватки.

Договор, о котором идет речь, - Договор об обычных вооруженных силах в Европе, сокращенно ДОВСЕ, был подписан в 1990 году странами - членами НАТО, с одной стороны, и участниками Варшавского договора, включая Россию, - с другой.

Он предполагал сокращение и передислокацию значительной части тяжелых вооружений, размещенных тогда вдоль границ, разделяющих Запад и Восток, - в том числе танков, артиллерийских орудий, бронетехники и авиации наступательного назначения. Договором предусматривался также распорядок инспекций.

В ходе выполнения договора к 1995 году были модифицированы для мирных целей или уничтожены более 50 тыс. единиц военной техники. После выполнения первоначальных задач договора он был подписан в 1999 году в новой редакции: в него включили требование о выводе Россией войск из Грузии и Молдавии - бывших республик СССР, где сильна напряженность и кипят интриги с участием Москвы.

Россия не вывела свои войска оттуда, и новая редакция договора еще не ратифицирована большинством подписавших его стран. Так, США воздерживаются от ратификации, пока Кремль не выполнит обязательства по выводу войск.

Хотя во многих отношениях выполнение договора уже застопорилось, он оставался важной вехой в дипломатических отношениях, стержневым элементом группы соглашений, которые устранили угрозу войны в Европе в период краха коммунистических режимов.

Яап де Хооп Схеффер, генеральный секретарь НАТО, выразил глубокую обеспокоенность решением Кремля. По его словам, альянс отнесся к заявлению России с "тревогой, глубокой тревогой, чувствами разочарования и сожаления". Де Хооп Схеффер назвал договор "одним из краеугольных камней безопасности в Европе".

Путин неожиданно поставил судьбу договора под сомнение. В своем заявлении он демонстративно не произносил никаких умиротворяющих фраз, которыми иногда пересыпает свои речи для смягчения критики в адрес Америки.

Путин не уточнил, что именно он подразумевает под словом "мораторий". Не дал разъяснений и его министр иностранных дел Сергей Лавров, появившись на публике в Осло, когда его спросили, будет ли Россия, раз она больше не соблюдает договор, отныне передислоцировать обычные вооружения или не допускать к себе инспекторов. "Все будет в состоянии моратория, - заявил Лавров. - Это ясно, не правда ли?"

По словам одного из высокопоставленных представителей США, этим непреклонным высказываниям Лаврова на публике предшествовала "захватывающая" беседа с представителями НАТО в кулуарах. Лавров произнес резкий 10-минутный монолог с перечислением обид России в отношении НАТО и его роли в мире - от расширения состава альянса до системы ПРО.

Дипломаты утверждают, что тон Лаврова вызвал жесткую реакцию некоторых представителей стран НАТО: "Все от него отшатнулись, включая некоторые страны, которые сдержанно относились к вопросу о ПРО. Речь Лаврова не возымела того эффекта, на который он, вероятно, рассчитывал".

Эти перебранки подчеркивают накал и масштаб разногласий, а также всю глубину расхождений между сторонами.

Путин и Лавров пригрозили, что Россия может окончательно выйти из договора, если Кремль не устроят результаты переговоров в Совете Россия-НАТО, организации, созданной в 2002 году для расширения сотрудничества между бывшими противниками.

"Предлагаю обсудить эту проблему в Совете Россия-НАТО, - сказал Путин, - и в случае отсутствия прогресса в переговорах рассмотреть возможность прекращения наших обязательств по ДОВСЕ."

Эти заявления были встречены самыми громкими аплодисментами в преимущественно послушном российском парламенте, члены которого в течение 70-минутной речи президента по большей части слушали молча.

Замечания российского президента совпали по времени с очередной попыткой администрации Буша разрекламировать ее систему ПРО. Администрация утверждает, что эта система необходима для защиты Европы в том случае, если дипломатическими средствами не удастся удержать Иран от разработок ядерного оружия. По словам представителей США, работы по размещению системы и ее подготовке к эксплуатации займут как минимум несколько лет. Между тем Иран, если верить подозрениям, осуществляет свой проект по разработке оружия, так что вопрос в том, кто успеет завершить работы первым.

Лавров решительно заявил, что Россия не видит ни малейшей угрозы такого рода и что в любом случае Россия, Европа и США должны сообща оценить стратегические риски региона. "Для начала нам следует сообща проанализировать, от кого мы должны защищаться, - отметил он. - Кто наши враги?".

Лавров также добавил: "На данный момент мы не видим никакой угрозы, которая оправдывала бы эти средства защиты".

Американские официальные лица столь же решительно отмели утверждения России, что система ПРО будет угрожать ее безопасности.

"Предположение, что 10 перехватчиков и несколько радаров в Восточной Европе каким-то образом могут угрожать советским стратегическим силам сдерживания, совершенно нелепо, и все это знают", - заявила Райс, бессознательно сорвавшись на терминологию холодной войны, когда употребила слово "советский".

Помимо действий в военной сфере, Путин высказал претензии Западу за то, что назвал вмешательством во внутренние дела России под видом усилий по демократизации.

Все это одновременно напомнило о старых временах и заставило задуматься, каким образом и через контакты к каким человеком предстоит улаживать новейшие разногласия. В парламенте Путин вновь подтвердил свое намерение уйти с поста в будущем году, по окончании второго четырехлетнего президентского срока. Значит, вопросы, поднятые в четверг, вполне могут стать делом преемника.

Конституция России ограничивает пребывание президента у власти максимум двумя сроками, но преданные Путину политики призывают отказаться от этого правила и позволить ему остаться на посту. Предположения, что он действительно так поступит, высказывались постоянно, но в четверг Путин четко провозгласил свои намерения, подчеркнув, что это ежегодное послание парламенту - последнее, с которым он выступает.

"Весной следующего 2008 года истекает срок моих президентских полномочий, и следующее Послание Федеральному Собранию будет делать уже другой глава государства", - отметил он.

Как представляется, разногласия с Западом наверняка перейдут и в этот новый срок. "По вопросу о противоракетной обороне, - заметил де Хооп Схеффер, - у нас нет единодушия".

Источник: The New York Times


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Разрешается свободное использование текстов, ссылка обязательна (в интернете - гипертекстовая).
© 1999-2021 InoPressa.ru