Архив
Поиск
Press digest
14 мая 2021 г.
27 апреля 2007 г.

Чарльз Краутхаммер | The Washington Post

Борис-освободитель, покойся с миром

Ельцин сумел лишь помочь России перейти от тоталитаризма к авторитаризму с кратчайшей остановкой в демократии - куда менее скромное продвижение, чем он (и мы) рассчитывали, но все же значительное. За это российский народ - и весь мир, спасенный от бесчинств злобной империи, - должен быть ему вечно благодарен

Заслугу падения коммунизма обычно приписывают двум актерским труппам. С одной стороны, это Рональд Рейган, Маргарет Тэтчер и Иоанн Павел II, под чьим неутомимым давлением сгнившая изнутри система рассыпалась. С другой стороны, традиционная мифология приписывает заслугу Михаилу Горбачеву.

Это ошибка. Действительно, Горбачев непреднамеренно стал причиной падения коммунизма. Но его целью всегда было спасти его. Горбачев верил в него до самого конца. Его миссией было реформирование коммунизма, придание ему эффективности. Чтобы этого добиться, советская система должна была стать человечнее, то есть более настроенной на подлинную человеческую природу и потому более гуманной. Проблема Горбачева заключалась в том, что "гуманный коммунизм" - это оксюморон, совмещение несовместимого.

Человеком, который разрушил Советский Союз изнутри, был Борис Ельцин. В середине 1980-х годов он восстал против коммунизма, преисполненный решимости его разрушить, и совершил один из величайших в истории актов освобождения.

Ельцин, умерший на этой неделе, сделал это, не прибегая к гильотине. "Впервые в российской истории, - говорит лидер российской оппозиции Гарри Каспаров, - новый правитель не уничтожил тех, кому не удалось консолидировать контроль". Ельцина отличало "то, чего он не сделал, придя к власти - не уничтожил своих противников".

Ельцин действительно стал приверженцем демократии, свободного рынка и достойного гражданского общества, но он не имел представления, как осуществить это среди руин СССР. Без традиции демократии, без даже отдаленных воспоминаний о свободной экономике, Россия плыла по воле волн.

Как и Ельцин. При всех своих добрых намерениях, он не мог найти дорогу. Более того, его последний шаг, завещание стране бывшего полконика КГБ в качестве своего преемника, оказался катастрофой для демократического предприятия. Как отметил Каспаров в ходе недавнего визита в Вашингтон, сегодняшнее российское государство уникально. Другие диктатуры мира - монархические, клерикальные или военные. Российское же правительство - из тайной полиции.

Неоднозначное наследие Ельцина было очевидно на его похоронах. С одной стороны, гроб с его телом стоял в восстановленном храме Христа Спасителя, напоминая миру, что Ельцин уничтожил не только коммунизм, но и насаждаемый государством атеизм - еще одно примечательное достижение. С другой стороны, все, что касалось похорон, вплоть до отмены развлекательных программ по телевидению, делалось по указанию выбранного Ельциным преемника, Владимира Путина. Сегодня все делается по указанию Путина. Парламент, благодаря свободным выборам которого Ельцин стал президентом России и ее освободителем, теперь штампует решения. Пресса по преимуществу служит рупором государства. Власть во всех ее проявлениях, вплоть до коррупции, снова сконцентрирована в Кремле.

20 лет назад Ельцин сделал стратегический выбор в пользу демократии. Путин и его кагэбэшный режим сделали другой стратегический выбор - китайскую модель. Они следили, как две великие державы выбираются из коммунизма - маоистский Китай и советская Россия - и решили, что китайцы правы.

Они увидели, что Ден Сяопин либерализовал экономику, при этом сохранив централизованную власть, и добился поразительного экономического успеха. Затем они увидели, что Горбачев сделал прямо противоположное - ослабил политическую систему и сохранил до абсурда неэффективную коммунистическую экономику - и привел к распаду режима и государства.

Неуверенная, недисциплинированная и запятнанная коррупцией попытка Ельцина отменить регулирование и экономики, и политической системы привела к такому хаосу, что во время его президентства ВВП уменьшился вдвое. И Путин решил стать Деном. Но в то время как Ден уничтожил демократические надежды одним махом на площади Тяньаньмэнь, Путин делал это методично и постепенно. К тому моменту, когда его головорезы избивали в апреле оппозиционных демонстрантов в Москве и Петербурге, от российской демократии осталось так мало, что мир это просто прозевал.

Ельцин не первый великий революционер, не сумевший построить что-то новое. Тем не менее, стоит помнить то, чего он достиг. Он разрушил не просто партию, режим и империю, а идею. Сегодня коммунизм жив только в безумном королевстве Северная Корея, в личной сатрапии Фиделя Кастро и в умах таких политических дебилов, как венесуэльский Уго Чавес, который может сохранять свои социалистические настроения лишь до тех пор, пока сидит на нефти по 65 долларов.

За пределами факультетов английской литературы ни один нормальный человек не воспринимает марксизм всерьез. Конечно, не воспринимают его всерьез и Путин с дружками из КГБ. В итоге Ельцину удалось лишь способствовать переходу России от тоталитаризма к авторитаризму с кратчайшей остановкой в демократии - куда менее скромное продвижение, чем он (и мы) рассчитывали, но все же значительное. И за которое народ России - и весь мир, спасенный от бесчинств злобной империи, - должен быть вечно благодарен.

Источник: The Washington Post


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Разрешается свободное использование текстов, ссылка обязательна (в интернете - гипертекстовая).
© 1999-2021 InoPressa.ru