Архив
Поиск
Press digest
26 ноября 2021 г.
27 августа 2004 г.

Луиджи Дженинацци | Avvenire

Чеченские тени над путинской Россией

Когда в России падает самолет, обычно никто не подозревает теракт. А если речь идет еще и о "Туполевых", этих старых и полуразрушенных аппаратах советского производства, то список аварий вообще напоминает военную сводку.

Однако на этот раз все по-другому. Две трагедии одновременно произошли в российском небе, и похоже, что из одного из самолетов непосредственно до взрыва пришел сигнал об угоне.

Различные совпадения и странности заставляют предполагать теракт, быть может, теракт камикадзе.

Путин сразу же решает прервать свой отпуск на Черном море, не только из уважения к памяти жертв, но чтобы подать сигнал, что он у руля. Трагедия "Курска" (атомной подлодки, затонувшей в Баренцевом море летом 2000 года, в то время как президент спокойно продолжал свой отпуск), видимо, кое-чему научила главу Кремля.

На Россию снова ложится тень терроризма. А в России терроризм является синонимом чеченского сепаратизма. До сих пор нет доказательств версии теракта. Об этом говорит ФСБ, которая необычно осторожно высказывается о террористическом следе.

Однако для рядовых россиян Чечня становится невыносимым кошмаром. В Грозном и его окрестностях ничего не изменилось, и тем не менее президент Путин говорит о том, что "Чечня встала на путь нормализации". Он повторил это несколько дней назад, направившись в республику, чтобы возложить цветы на могилу Ахмада Кадырова, бывшего президента "мирной" Чечни (не очень-то мирной, раз 9 мая в Грозном он погиб в результате теракта боевиков).

В это воскресенье ритуал президентских выборов повторится, спустя одиннадцать месяцев после предыдущих выборов. Еще один человек Кремля, чеченский министр внутренних дел Алу Алханов займет место Кадырова, и все начнется заново: бомбы, теракты, столкновения, похищения, насилие и репрессии каждый день.

Чеченские боевики реорганизуются под началом единственного оставшегося на поле боя командира, Шамиля Басаева, который вынашивает безумную идею создать на Кавказе исламский халифат.

Путину выгодно клеймить чеченский сепаратизм как вариант международного терроризма, закрывая тем самым дверь всяким переговорам с умеренными сепаратистами под руководством Масхадова.

Чеченский вопрос, который вначале сводился к требованию территориальной автономии, теперь превратился во взрывоопасную смесь из национализма и исламского радикализма, с добавлением самого взрывоопасного элемента - нефти. Точно так же, как на Ближнем Востоке.

Недавно Кремль подготовил план по увеличению на 25% добычи нефти в Чечне, которая за последние пять лет войны уменьшилась с 4 до 1,4 млн тонн.

Российское правительство забывает, или делает вид, что не знает, что объемы незаконной добычи в десять раз превышают официальные. Доходы от потока контрабандного "черного золота" распределяются между криминальными бандами, офицерами армии и боевиками. Это большой бизнес грязной войны, в прекращении которого не заинтересована ни одна из сторон.

Источник: Avvenire


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Политика конфиденциальности
Связаться с редакцией
Все текстовые материалы сайта Inopressa.ru доступны по лицензии:
Creative Commons Attribution 4.0 International, если не указано иное.
© 1999-2022 InoPressa.ru