Архив
Поиск
Press digest
26 ноября 2021 г.
27 августа 2007 г.

Магдалена Марзовсцки | Süddeutsche Zeitung

Новая опасность в Восточной Европе

Военизированная "Венгерская гвардия" - это национальное движение, которое пользуется широкой поддержкой в обществе

Основание "Венгерской гвардии" в Будапеште не является уникальным явлением среди новых членов ЕС. И в других местах Восточной Европы постоянно возникают новые оборонительные группировки или группировки скинхедов. Было бы ошибкой считать их маргинальными неофашистскими образованиями, на которые не следует обращать внимание. Поскольку причиной их возникновения является, по сути, широкая общественная поддержка, а зачастую они возникают на основе какой-нибудь гражданской партии, во главе которой стоит харизматичный, красноречивый лидер, который даже открещивается от правых.

Он настроен скорее националистически и социалистически. Он выступает против гедонизма и декаданса западноевропейской культуры и хочет разбудить людей, будучи сторонником новой идеи. Он противник тех, кто "против народа", и не доверяет демократическим институтам в собственной стране. Этот лидер предостерегает от доверия властям собственной страны и представителям политической элиты, говорит, что они способствуют закату нации. И напротив, он прославляет свой народ - как истинный, чистый и сплоченный.

Это одна из распространенных в обществе, претерпевающем трансформацию, идей, которую зачастую в рамках научных дебатов называют "национальной". Она-то и порождает подобное мышление и подобных лидеров. И с ней нужно обходится с повышенной осторожностью, поскольку подобное мышление может повлечь за собой спираль насилия. Лидеры этого движения считают, что выполняют своего рода "священную миссию", что делает их еще опаснее.

Как такое могло случиться? После окончания холодной войны поскоммунистические общества повально столкнулись с таким феноменом, который сегодня называют глобализацией. Западноевропейские капиталистические общества двинулись на восточноевропейские рынки и внесли свой клад в процесс возникновения дикого капитализма. Ему местная недоразвитая система по защите интересов не смогла противостоять, ведь при социализме профсоюзы были длинной рукой однопартийного государства. В то же время полным ходом шла подготовка к вступлению в ЕС.

Однако зачастую этот процесс воспринимался гражданами не как договоренность, а как необходимая неизбежность с серьезными социальными последствиями. Никто не понимал, какою пользу все это принесет, слово "демократия" упоминалось редко. Поэтому и неудивительно, что многие понимают под глобализацией вступление или захват, а под интеграцией - диктатуру, колонизацию или в лучшем случае замену "Восточного ЕС" (Советского Союза) на "Западный ЕС".

Многие люди сочли себя жертвами. В результате этого большинство начинает чувствовать себя меньшинством и переселенцами внутри собственной страны. У них создается впечатление, что они имеют дело с всесильным противником. Из-за ощущения своей "периферийности" у них растет чувство страха перед тем, что они лишь в ограниченной степени могут влиять на решения, принимаемые в ЕС.

Думы о судьбе собственной нации в этой связи не что иное, как защитная реакция общества, вступившего в стадию кризиса идентификации. Можно назвать его "самоэтнификация", поскольку в его рамках происходит прославление народного духа и подчеркивается культурное превосходство над другими народами. Это переходная ступень к биологизации нации как "тела народа", в котором народность будет трактоваться как раса. Сегодняшний расизм говорит не о расах, а в большей степени о "культурной" и "национальной идентичности", которая отделяет нацию от "культур других". Но, несмотря на новые понятия, суть остается прежней.

Если ведутся поиски чистого "народного" ядра, чужеродное влияние воспринимается как "загрязнение". Представление об определенной в этническом плане, народной национальной культуре, наличие которой замечают у себя большинство новых членов ЕС, требует создания образа врага. Основной моделью при этом является антисемитизм. И не только в узком понимании этого слова как враждебности по отношению к евреям, притом что на свете нет такого еврея, который бы соответствовал множеству антисемитских стереотипов. И тем не менее, существуют конкретные личности, на которые проецируются страхи и проблемы общества. Наряду с национальными меньшинствами в этой роли выступают евреи, либеральная интеллигенция, социал-либералы в политике или либеральные журналисты левых взглядов.

Поскольку настроенное в "народном духе" общество воспринимает "другое" как угрозу своему существованию, ощущение необходимости защищаться перерождается в метафизическую борьбу между добром и злом, что нередко получает от представителей местной христианской церкви своего рода благословение. Большинство испытывает праведный гнев и хочет освободить "тело народа" от "вредителей". С точки зрения логики националистического восприятия культуры и народа такие понятия, как изоляция, ненависть, погром и убийство, являются возможными средствами для достижения цели.

Несмотря на опасность подобного мышления, как показывают исследования, государства, в которых проводились реформы перед вступлением в ЕС, поддерживались Западом в том, что касается сохранения старой модели этнического понимания национальной культуры. Не было проведено противопоставления таких понятий, как политическая нация, с моделью этнической национальной культуры и ее корыстного использования при старых социалистических режимах.

Упущено уже много времени. После объединения Германии выросло новое поколение, которое не было социализировано как истинно демократическое. Оно не знает, что делать с таким понятием, как политическая нация, и в большинстве своем находится в плену трактуемых в этническом духе понятий культуры и нации, чувствуя угрозу своей "этнической целостности" и мобилизуя силы для "обороны". Нередко говорится о том, что нельзя импортировать демократию. Но нынешняя потребность в гармонии внутри ЕС препятствует демократизации и выгодна лишь тем, кто хочет положить решение проблемы под сукно. Если мы вспомним, как в 1970 году в Германии Вилли Брандт, упав на колени перед памятником жертвам восстания в варшавском гетто, станет понятно, что, лишь мужественно признав реальное положение дел, можно что-то изменить в нынешней ситуации.

Магдалена Марзовсцки. Родилась в Будапеште, культуролог. Занимается в основном проблемами этнического национализма в культуре, а также "народными движениями" в Венгрии

Источник: Süddeutsche Zeitung


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Политика конфиденциальности
Связаться с редакцией
Все текстовые материалы сайта Inopressa.ru доступны по лицензии:
Creative Commons Attribution 4.0 International, если не указано иное.
© 1999-2022 InoPressa.ru