Архив
Поиск
Press digest
26 ноября 2021 г.
27 февраля 2002 г.

Тереза Рафаэль | The Wall Street Journal

Власть и пресса не смешиваются

Нет ничего полезнее, чем иметь перед собой зеркало. И никто не умеет служить зеркалом лучше, чем россияне. За их плечами - полвека практики отражения западного ханжества по вопросу о правах человека, они постоянно указывают на все маленькие бородавки на лице западной цивилизации.

Поэтому немногочисленным американским участникам конференции по свободе прессы, прошедшей недавно в Москве, не следовало удивляться, когда стороны резко поменялись местами. По примеру царя прессы Михаила Лесина, российские чиновники и случайные сочувствующие журналисты указали на "Би-Би-Си", British Broadcasting Corporation, как на пример преимуществ государственных СМИ. Почему России нельзя идти этим путем?

Ну, давайте посмотрим на этот путь. Британская модель СМИ для России - интересная концепция. Еще не так давно британские чиновники по Указу о государственных секретах (от 1911 года) могли оказаться уголовными преступниками, если раскрывали официальную информацию, и тем самым наносили какой-либо ущерб. Журналистов могли оштрафовать за получение такой информации. "Би-Би-Си" отнюдь не являлась образцом редакторской независимости, каким многие считают ее сегодня.

Когда в двадцатых годах "Би-Би-Си" начала свою работу, она была частью государственной почты, ей управлял комитет из политиков из госслужащих. "Вначале "Би-Би-Си" приходилось преодолевать колоссальное политическое сопротивление, чтобы быть независимой от министров и госслужащих, - говорит Йен Харгривз, директор Центра исследований журналистики в Университете Кардифф. - С тех пор у компании часто возникали проблемы, особенно в восьмидесятых, когда министры Маргарет Тэтчер называли ее Biased Broadcasting Corporation ("Пристрастная Телерадиокомпания"). Становится понятным, что именно так привлекло Кремль.

Действительно, Указ о телерадиовещании 1990 года, принятый правительством Тэтчер с целью исправления того, что она считала левыми склонностями "Би-Би-Си", требовал, чтобы все лицензированные телерадиокомпании Великобритании сообщали информацию с "должной беспристрастностью". "Би-Би-Си" обвиняли в недостаточной жесткости по отношению к Муаммару Кадаффи в Ливии; в том, что она была слишком близка к нейтральной позиции во время войны за Фолклендские острова. В прошлом году министр правительства Лейбористской партии Кит Ваз, которого обвиняли в этических нарушениях, попросил журналистов "Би-Би-Си" дать ему передышку, и они пошли ему навстречу, что, конечно, не способствовало улучшению репутации компании ? это показало, что корпорация остается предвзятой.

Одного лишь этого аргумента достаточно для того, чтобы прекратить дискуссии на эту тему в России. Известно, как жестко обращается Кремль даже с теми медиа-компаниями, которыми не владеет, не говоря уже о том, что он делает с принадлежащими ему компаниями. Для многих российских бизнесменов, в число которых входит и Кремль, как крупный владелец СМИ и промышленных предприятий, термин "пассивный акционер" примерно равноценен термину "иностранный инвестор". Идея о том, что квазидемократия десяти лет от роду, во главе с бывшим начальником КГБ, может создать отстраненную и беспристрастную телерадиокомпанию, несерьезна.

Однако зеркало врет не всегда. "Би-Би-Си" обладает большим опытом государственного вещания. Брэнд компании - один из самых лучших в этом бизнесе. Кроме того, компания работает в одном и самых цивилизованных демократических обществ мира. Она умеет быть даже очень хороша, и часто это доказывает. Сотрудники традиционно полны гордости и профессионализма французских госслужащих. Но в нашу эпоху многочисленных каналов концепция СМИ, находящихся в собственности государства, нуждается в постоянной защите от нападок.

Единственное реальное оправдание для государственных СМИ - это его функция по исправлению ошибок рынка. Этот довод активно навязывался во времена Каменного века телерадиовещания, после Второй Мировой Войны. В то время "Би-Би-Си", как хорошая тетя, предоставляла людям то, что им полезно - образовательные и развлекательные программы; информационные передачи, которые, однако, были скорее в интересах государства, чем человека.

Но сегодня нам недостаточно просто большого количества дешевой жвачки, заполняющей сейчас эфир; сегодняшний медиа-мир ? это, скорее, гигантский буфет, а не фиксированное меню, и никто не обязан доедать до конца то, что приготовила тетя, если ему это не нравится. Сегодня 45% жителей Великобритании платят за многоканальные услуги. Через несколько лет таких будет 66%.

Чтобы приспособиться к этой реальности "Би-Би-Си" - как и американским государственным каналам - пришлось озаботиться удовлетворением общественных вкусов и менять меню так, что во многих аспектах компания стала неотличима от коммерческого телевидения. Возникает вопрос - зачем она нужна? Тем более, если вспомнить о том, что корпорация финансируется за счет обременительного телевизионного налога общим объемом в 3,4 млрд. долларов в год.

Два года назад правительство обещало выделить "Би-Би-Си" дополнительно 200 млн. фунтов стерлингов для перехода на цифровое вещание, не попросив даже представить вначале план того, как будут израсходованы эти деньги. Однако цифровая эпоха - это также эпоха глобализации, а "Би-Би-Си" больше не может конкурировать с "АОЛ Тайм Уорнерами" нашего мира, точно так же как Национальная Служба Здравоохранения не может соревноваться с приватизированной французской системой здравоохранения.

Когда поле игры становится неровным из-за государственного владения СМИ, правительство из добрых побуждений пытается выравнивать его с помощью регуляционных рычагов, что приводит к еще большим искажениям. Чтобы гарантировать своим гражданам доступ к различным источникам информации и развлечениям, Великобритания создала сложную и крайне обременительную регуляционную среду. В частности, принят закон, запрещающий тем, кто владеет более чем 20% национального рынка печатной прессы, покупать более, чем 20% неспутниковой телекомпании. Эти правила выгодны "Би-Би-Си", потому что защищают ее от конкуренции, и вредны всем остальным. (Эти и другие ограничения, особенно в том, что касается деятельности иностранцев - другое полезное зеркало, которое показывает нам Россия).

В этом случае искажение в конце концов может быть выправлено. Правило 20% помешало Руперту Мердоку прорваться на британский рынок неспутникового телевидения. В ближайшие месяцы правительство примет решение о том, следует ли смягчить это правило, и если да, то до какой степени. При этом оно несомненно будет принимать во внимание то, какое влияние на предстоящие выборы будут оказывать массовый таблоид Sun и влиятельная Times of London, принадлежащие Мердоку. Это естественно, что правительство старается влиять на СМИ, если имеет такую возможность.

В течение долгих лет "Би-Би-Си" многому учила профессионалов СМИ. Но успехи корпорации следует считать исключением, которое лишь подтверждает общее правило: государственная собственность на вещание противоречит рыночной демократии. Россия может извлечь для себя полезные уроки, присмотревшись к разнообразию остальных британских СМИ - если Кремлю это интересно.

Источник: The Wall Street Journal


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Политика конфиденциальности
Связаться с редакцией
Все текстовые материалы сайта Inopressa.ru доступны по лицензии:
Creative Commons Attribution 4.0 International, если не указано иное.
© 1999-2022 InoPressa.ru