Архив
Поиск
Press digest
26 ноября 2021 г.
27 июня 2007 г.

Евгений Киселев | The Moscow Times

Уподобляясь полемисту стародавних советских времен

Чувство недоумения, неловкости и досады вызвало у меня выступление президента России на недавней встрече с преподавателями общественных наук, которые собрались в Москве на конференцию. Рассуждая о новейшей истории и о том, как следует к ней относиться и как ее надо преподавать, Путин сказал следующее:

"Что же касается каких-то проблемных страниц в нашей истории - да, они были. Так они были в истории любого государства! И у нас их было меньше, чем у некоторых других. И у нас они не были такими ужасными, как у некоторых других".

"Да, у нас были страшные страницы: давайте вспомним события, начиная с 1937 года, давайте не будем об этом забывать. Но и в других странах было не менее, пострашнее еще было".

Затем он отбарабанил список американских преступлений прошлого: американцы сбрасывали ядерные бомбы на японские города во время Второй мировой войны, поливали дефолиантом тысячи километров территории во время вьетнамской войны и сбросили на эту маленькую страну в семь раз больше бомб, чем было сброшено за всю Великую Отечественную.

"У нас не было других черных страниц, таких как нацизм, например", - добавил он.

Президент прав: фашизма у нас не было. Но у нас был большевизм, который, по моему глубокому убеждению, ничуть не лучше. Черных страниц в истории России в ХХ веке было, на самом деле, превеликое множество, и каждая из них была ужасна.

Например:

- "Красный террор", развязанный большевиками вскоре после захвата власти в 1917 году в отношении политических противников и мирных обывателей, который унес до миллиона жизней.

- Коллективизация, жертвами которой стали, по разным оценкам, от 3 до 4,5 млн крестьян, вынужденно покинувших свои деревни, и еще от 6 до 7 млн умерших от голода.

- "Большой террор" 1937-1938 годов, жертвами которого стали от 1,3 млн до 1,7 млн человек. Из них около 800 тыс. были казнены фактически без суда и следствия. Среди них были и политические оппоненты Сталина, и абсолютно лояльные ему политики, чиновники, военные и рядовые граждане.

А еще была великая депортация народов в годы Второй мировой войны в Сибирь, Среднюю Азию и Казахстан: почти миллион немцев переселили превентивно, и еще 1,5 млн чеченцев, ингушей, калмыков, балкарцев, карачаевцев, турок-месхетинцев и других кавказских народов - якобы за сотрудничество их старейшин с немцами во время оккупации их регионов.

Сразу после победы над фашизмом прямиком в ГУЛАГ отправились советские солдаты, освобожденные из гитлеровских лагерей для военнопленных, а вместе с ними и гражданские, угнанные на работы в Германию. Это еще до миллиона человек.

А еще был пакт Молотова-Риббентрропа, позволивший Германии развязать Вторую мировую войну. А еще была Катынь - тайная операция, в ходе которой в 1940 году были казнены 22 тыс. польских военнопленных. А еще мы подавляли народные волнения в ГДР в 1953, вторгались в Венгрию в 1956, в Чехословакию в 1968, в Афганистан в 1979. В Афганистане мы почти 10 лет - практически столько же, сколько США во Вьетнаме, - вели ненужную, бессмысленную, постыдную войну. Много ли государств могут похвастаться таким "послужным списком" в ХХ веке?

Скромничает господин Путин. А еще - лукавит, когда говорит, как важно помнить 1937 год. Тогда, вслед за казнью группы высших военных во главе с маршалом Тухачевским, сталинская тайная полиция, НКВД, развернула массовые репрессии по всей стране. Но на государственном уровне не сделано решительно ничего, чтобы подобающим образом отметить печальный юбилей начала сталинских репрессий. Да и странно ждать этого от государства, во главе которого стоит бывший офицер КГБ, а правящая элита не менее чем наполовину родом из той же организации.

Для сравнения: президент Украины Виктор Ющенко распорядился широко и торжественно почтить память жертв "Большого террора" и даже учредил специальный ежегодный день поминовения. В России есть День памяти жертв политических репрессий, но, понятно, что Киев Москве не указ.

Когда же президент России начинает кивать на США: мол, есть государства с послужным списком и похуже России и Советского Союза, и в подтверждение вспоминает атомную бомбардировку Японии, суммарное количество бомб, сброшенных на Вьетнам, и тысячи километров джунглей, обработанных с воздуха дефолиантами, он начинает уподобляться карикатурному полемисту стародавних советских времен, который, исчерпав аргументы в споре с американскими оппонентами, доставал из рукава козырной туз: "А у вас в Америке негров линчуют!"

Да, это было, что повлекло "Марш на Вашингтон" в 1963 году, который собрал 200-500 тыс. человек, протестующих против отсутствия гражданских прав у афро-американцев. Когда 8 человек на Красной площади попытались выступить с протестом против советского вторжения в Чехословакию в 1968 году, их схватила милиция.

Америка действительно взяла на душу великий грех вьетнамской войны. Можно спорить (особенно на фоне нынешней военной операции в Ираке), в какой мере она осудила ее, и сожалеет ли она об этой военной операции.

Но, безусловно, этот опыт был осмыслен лучшими умами Америки - писателями, учеными, художниками. Например, в кино появились такие шедевры и одновременно акты покаяния, как "Охотник на олене" Майкла Чимино, "Апокалипсис сейчас" Фрэнсиса Форда Копполы, "Взвод" Оливера Стоуна.

В центре Вашингтона есть великолепный мемориал, где на камне выбиты 58 с лишним тысяч имен мужчин и женщин, погибших во Вьетнаме. Это потрясающий по силе эмоционального воздействия памятник, самый посещаемый в американской столице. В Москве нет ничего подобного ни в память о погибших в Афганистане, ни в память о погибших в Чечне.

Я не знаю, владеет ли Путин цифрами о том, сколько взрывчатки мы скинули на Афганистан и на Чечню, но думаю, боеприпасов не жалели. Про Афганистан даже не думаю - я знаю, два года прослужил там в начале войны. Применяли и бомбы объемного взрыва, и залповые системы ракетного огня - не ядерное, конечно, оружие, но не намного гуманнее. Что касается Чечни, достаточно вспомнить развалины Грозного, похожие на руины Сталинграда, те самые, что ввергли в шок президента Путина, когда весной 2004 года он впервые увидел Грозный с воздуха.

Стоит также вспомнить, что, как только стало известно, что американские военные применяли ядохимикаты во Вьетнаме, более 5 тыс. американских ученых, среди которых было 129 академиков и 17 Нобелевских лауреатов, подали в Белый дом петицию с протестом против использования во Вьетнаме химического и бактериологического оружия. Военные вынуждены были отказаться от его применения. А в Советском Союзе против войны в Афганистане протестовал только один ученый - покойный Андрей Сахаров, которого за это сослали почти на семь лет в Горький.

Многие ли сегодня помнят обо всем этом? Увы, нет. И нынешние власти, похоже, хотели бы, чтобы знали еще меньше. История им нужна только как набор мифов, вокруг которых можно попытаться консолидировать свой электорат, особенно молодежь. Соответственно, востребованы будут только героические страницы истории: победы над врагами, подвиги, открытия, свершения. Все остальное - очернительство.

Но история жестоко мстит тем, кто ее игнорирует. По знаменитому высказыванию Джорджа Сантаяны, те, кто не способен усвоить уроки истории, обречены на то, чтобы повторять ее ошибки.

Евгений Киселев - политический аналитик.

Источник: The Moscow Times


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Политика конфиденциальности
Связаться с редакцией
Все текстовые материалы сайта Inopressa.ru доступны по лицензии:
Creative Commons Attribution 4.0 International, если не указано иное.
© 1999-2022 InoPressa.ru