Архив
Поиск
Press digest
16 апреля 2021 г.
27 марта 2007 г.

Томас Виде | Handelsblatt

Наследники Ходорковского

Три года назад российский государственный концерн "Роснефть" стал владельцем нефтяного концерна "Юганскнефтегаз" - основной части некогда самого крупного российского нефтедобытчика ЮКОСа. Остатки компании были выставлены на продажу, и уже наметились два конкурента

Владимир Бульба с трудом шагает по морозу - мимо одетой в камуфляжную форму охраны, которая с автоматами наперевес охраняет производственные установки. Сотрудники охраны недоверчиво оглядывают группу журналистов, которая, коченея, плетется за Бульбой. Генеральный директор хочет показать им сегодня: у концерна "Юганскнефтегаз" все в порядке - новые установки, добыча нефти с использованием новейших технологий - и все это под руководством "Роснефти", государственного концерна, который три года назад нанес первый сокрушительный удар по ЮКОСу, оторвав у лидера отрасли лучший кусок - "Юганскнефтегаз".

37-летний генеральный директор с аккуратным пробором и ровно подстриженными усиками ведет дела "Юганскнефтегаза" с конца 2004 года. Тогда "Роснефть" стала владелицей компании, являвшейся частью крупнейшего российского нефтепроизводителя, в результате инсценированного аукциона - заплатив за него малую долю его реальной стоимости. Это было началом конца преуспевающего концерна Михаила Ходорковского.

Конкурсный управляющий ЮКОСа Эдуард Ребгун приступил к заключительной главе в истории концерна: во вторник выставляется на торги все то, что еще осталось от ЮКОСа. Среди прочего - пакет из 9% акций "Роснефти", которыми все еще владеет ЮКОС.

О своем желании приобрести остатки нефтяного концерна объявили как совместное с нефтяным гигантом BP российское предприятие, так и "Роснефть". Речь идет о части компании, общая стоимость которой составляет 26 млрд долларов. Сюда входят важнейшие российские нефтеперерабатывающие заводы и другие производственные активы.

"Газпром", по всей вероятности, будет претендовать совместно с итальянским концерном Eni на дочернее предприятие ЮКОСа компанию "Арктикгаз". "Роснефть" заручилась для аукциона самым большим кредитом, какой только получала российская компания: 22 млрд долларов, который был предоставлен среди прочего и американскими банками. По иронии судьбы именно американские политики и организации подвергали самой острой критике разгром ЮКОСа.

Если остатки ЮКОСа будут поделены между "Газпромом" и "Роснефтью", это станет для Кремля очередным значительным шагом на пути к консолидации российской нефтяной промышленности. На первый взгляд, такая государственная компания, как "Роснефть", может без труда переварить наследие ЮКОСа, можно сказать, она даже научилась от своего конкурента, объявленного вне закона, основам рыночной экономики. Однако сомнения возникают по поводу того, смогут ли прокремлевские концерны так же эффективно добывать и продавать нефтяные и газовые богатства своей страны, как это делают их частные конкуренты, которые еще остались. Поскольку последнее слово все-таки не за рынком, а за политикой.

Президент Владимир Путин и в последний год своего президентства не отклоняется от заданного маршрута: ресурсы его страны не должны находится в руках частных, а тем более иностранных компаний. 7 лет назад доля государства в нефтяном секторе составляла 7%. Сегодня она составляет уже более четверти. Чем большую часть промышленности отвоевывает государство, тем медленнее растут объемы нефтедобычи: в 2005 - на 2,7%, в 2006 - всего на 2,2%.

Компании должны найти альтернативу уже разрабатываемым месторождениям нефти в Западной Сибири. Государственным компаниям не хватает для этого экспертизы. Другие регионы, такие, как Восточная Сибирь, бросают совсем иные вызовы по той причине, что там практически нет никакой инфраструктуры.

Другим препятствием становится тот факт, что в любой момент может вмешаться политика. "Самые важные решения принимаются не внутри концерна, а в Кремле", - говорит Кристофер Уифер, глава службы стратегического планирования "Альфа-банка". При этом во главу угла ставятся далеко не интересы компании. Самым важным являются политические детали.

В этой связи у экспертов возникают сомнения относительно разработки месторождения Ванкор в Восточной Сибири, которую осуществляет "Роснефть". По некоторым оценкам, этот претенциозный проект обойдется в 3 млрд долларов. Проект должен быть завершен к 2011 году, в настоящее время он продвигается довольно успешно.

Правительство все чаще называет в качестве "стратегических партнеров" "Роснефти" Китай и Индию. Причина проста: Россия хочет углубить энергетическое сотрудничество с Китаем. А в качестве ответной услуги китайский государственный концерн CNPC предлагает "Роснефти" свою "помощь" в разработке Ванкора. Индия также заявила о своей заинтересованности - в самое подходящее время, ведь Россия хочет продать правительству в Нью-Дели боевые истребители. Аналитики опасаются, что в случае, если "Роснефть" подключит новых партнеров, будет трудно избежать задержек.

До сих пор можно было проследить баланс концерна - благодаря переходу дочернего предприятия ЮКОСа компании "Юганскнефтегаз". Вальяжно откинувшись на спинку огромного кожаного кресла, с довольной улыбкой на лице, генеральный директор Бульба озвучивает данные за 2006 год: производство нефти шагнуло вверх, прибавив 9%, затраты на добычу снизились. Запасы нефти впечатляют: "Юганскнефтегаз" может добывать нефть еще 30 лет. У концерна Exxon-Mobil, номера один среди мировых концернов, нефти осталось еще лет на 10.

Предшественник Бульбы Сергей Кудряшов благодаря своему опыту в ЮКОСе достиг самых вершин в "Роснефти" и перебрался в Москву: сегодня он занимает пост первого вице-президента концерна. Теперь, войдя в состав правления "Роснефти", он поет гимны государственному концерну: "Мы должны стать лучше, чем частные компании. Мы должны ввести стандарты, как по эффективности добычи, так и в вопросах защиты окружающей среды", - говорит он.

В Нефтеюганске, на родине "Юганскнефтегаза", на первый взгляд мало что изменилось: во многих местах этого города-спутника еще видны зелено-желтые логотипы ЮКОСа. Вокруг города преимущественно панельной застройки, с населением в 140 тыс. человек, расположено 25 месторождений компании: 10 млрд баррелей нефтяных резервов. Объем ежедневной добычи составляет 1,1 млн баррелей.

Став владельцем "Юганскнефтегаза", концерн "Роснефть" шагнул из лиги второго порядка в лидеры международной нефтяной промышленности. 10% российского производства нефти приходятся на "Юганскнефтегаз". До Приобского месторождения 1 час лета на вертолете. В этот погожий зимний день термометр на 241-й буровой показывает 40 градусов ниже нуля. Но рабочие рады, поскольку может быть и хуже, если подует ветер.

И здесь виднеются логотипы ЮКОСа. Большинство рабочих трудились здесь еще в те времена, когда решающее слово было за Ходорковским. Сегодня бывший владелец концерна при аналогичных отрицательных температурах сидит в тюрьме недалеко от российско-китайской границы.

Они ему не сочувствуют. Для них главное - деньги: с того момента, как во главе компании встала "Роснефть", их зарплаты выросли на 35%. В среднем рабочий "Юганскнефтегаза" получает в месяц до 1400 евро, в 3-4 раза больше любого среднестатистического россиянина.

Юрий знает это месторождение со времен ЮКОСа. Этот русский работает на американскую нефтегазовую компанию Halliburton. Он положительно отзывается о "новой технике", которая здесь используется: на 3 тыс. метров вглубь, затем горизонтально, практически "под прямым углом" - говорит Юрий. Halliburton использует технологии, которые делают нефтедобычу более эффективной: смесь из геля и небольших керамических шариков - 100 тонн в день - под давлением подается в месторождение. Так нефть можно качать быстрее.

Юрий спокойно относится к смене частной формы собственности концерна на государственную: "Роснефть" использует более агрессивные методы, считает он. Условия жизни в тайге изменились к лучшему. И неудивительно: с 2003 года ЮКОС был вынужден сократить свои инвестиции, поскольку Генеральная прокуратура начала замораживать счета концерна. "Роснефть" же инвестировала только в 2006 году 12 млн евро в "Юганскнефтегаз". В этом году инвестиции составят 20 млн евро.

Однако одно Юрий все-таки был вынужден признать: бюрократии стало больше. Больше бумаг, разрешений, то есть больше государства.

Генеральный директор Бульба ни словом не упомянул о частном прошлом своей компании: когда он обращается к истории, он говорит о начале нефтедобычи в 60-е годы прошлого века, приватизации 1993 года и переходе компании в руки "Роснефти". Выиграла ли компания от тех структур, которые выстроил ЮКОС? "Нельзя утверждать, что ЮКОС был хорошим, а "Роснефть" - плохой, - говорит Бульба. - Мы пользуемся общими знаниями и развиваем то, что было начато ЮКОСом".

Источник: Handelsblatt


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Разрешается свободное использование текстов, ссылка обязательна (в интернете - гипертекстовая).
© 1999-2021 InoPressa.ru