Архив
Поиск
Press digest
13 апреля 2021 г.
27 марта 2007 г.

Джон Винокур | International Herald Tribune

Борьба за сердца и умы Германии

После примерно годового карантина Герхард Шредер, сейчас являющийся большой шишкой в европейском подразделении "Газпрома", вновь пытается вернуться в немецкую политику на платформе протеста против проекта размещения в Европе американской системы ПРО, создаваемой с целью защиты от иранской ядерной угрозы.

Настроенный на волну антиамериканских настроений в Германии и яростного протеста против размещения в Чехии и Польше радаров и перехватчиков ПРО со стороны своего работодателя Владимира Путина, Шредер выступает со следующим посланием: Соединенные Штаты "пытаются вести против России смехотворную политику окружения, что полностью противоречит интересам Европы".

Назовите это "возращением мирного канцлера" или попыткой Шредера снова оказаться в поле зрения общественности на старом коне и с той же антиамериканской песней на устах.

В последние две недели он заявил, что Путина притесняют, и изложил свое собственное видение "политической угрозы", которую представляют намерения США для Германии, в дрезденском выступлении. В четверг он снова появился на публике в Берлине. Потом в выходные произнес еще одну речь на региональной встрече Социал-демократической партии в Гамбурге.

Итого: Шредер считает, что он преодолел как позор поражения, нанесенного ему Ангелой Меркель в 2005 году, в котором главным образом он был сам виноват, так и противоречивость того обстоятельства, что бывший канцлер работает в трубопроводной компании, подчиняющейся все более авторитарному президенту России, которого он назвал "подлинным демократом".

Другой важный момент: Шредер рассматривает подстегивание внутринемецкого диспута о том, следует ли стране склониться в пользу Америки или России в связи с ПРО, как возможность для своего возвращения в политику.

Дружественная Шредеру газета Sueddeutsche Zeitung пишет, что он пытается предстать более подходящим руководителем социал-демократов, чем настоящий лидер партии Курт Бек.

Ангела Меркель, не высказавшая четкого мнения по этому вопросу, теперь рискует тем, что Шредер попытается вызвать ее на бой. Она может это игнорировать, но тогда Шредеру не будет брошен ответный вызов, он будет стоять на пророссийской позиции, демонстрируя сильный голос Германии. Это при том, что все оппозиционные партии бундестага, помимо коалиции социал-демократов, тоже высказываются против ПРО.

До сего момента Меркель, кажется, думала, что она может избежать занятия твердой позиции, заявляя, что это проблема Европы и НАТО - хотя остальную Европу мало трогает проблема противоракетного щита, да и что больше возрождает призрак европейского раскола, чем расхождение в Германии?

Для Меркель проблема не так проста.

С одной стороны, она должна принять во внимание ту бездну, в которую в Германии проваливаются Соединенные Штаты в том, что касается общественного мнения.

Если она будет отвечать Шредеру, она вступит на его территорию, на территорию человека, о котором она говорила: "Совершенно ясно, что как кандидат и канцлер он использовал латентный и явный антиамериканизм, присутствующий в Германии".

Прямо сказав Путину, что российские страхи в связи с минимальной системой обороны являются неискренним полемическим приемом, Меркель пошла бы против текущих настроений в Германии. Традиционная политика неконфронтации в отношениях с Россией в Германии, безусловно, связана с рейтингами политиков и часто демонстрирует страусиный подход - если я этого не вижу, то этого не существует.

Только на прошлой неделе Герд Кенен, получивший премию за понимание Европы на Лейпцигской ярмарке за книгу "Российский комплекс" (Der Russland-Komplex), предостерег от типичных немецких иллюзий в отношении России. Он сказал, что Путин, как Ленин или Сталин, снова сделал Германию объектом "новых российских амбиций на мировое господство". В газете, где приводились слова Кенена, она была проинтерпретирована как выпад против Шредера.

В то же время это означает некий перекос в борьбе за умы и сердца немцев. На атакующей стороне - Бек, Шредер и его бывший глава администрации Франк-Вальтер Штайнмайер, который теперь является министром иностранных дел. Почти ни одна фигура национальной значимости не участвует в контратаке.

Пример (Штайнмайер в бундестаге): "Позвольте заметить, что военного превосходства недостаточно, чтобы силой добиться дружбы или мира. По этой причине я хотел бы попросить США хорошенько задуматься о цене, которую им придется заплатить, если они захотят вынудить страны согласиться на размещение ракетных баз, в особенности учитывая, что иранские ракеты дальнего радиуса действия, от которых они призваны нас защищать, пока отсутствуют".

"Силой"? Таким изображением поляков и чехов, которых США палками заставляют предоставить им территорию для системы ПРО (не говоря при этом о недавних угрозах со стороны России в адрес этих государств), Шредер поддерживает позиции Москвы.

Ответ Штайнмайеру и Шредеру прозвучал, но на гораздо более низком градусе, что не может получить резонанс у немецкой общественности.

Лучшим ответом им, хотя и в региональной радиопередаче, был ответ Ханса Ульриха Клозе, социал-демократа и вице-председателя комитета бундестага по международной политике, который сказал, что идея ПРО как угрозы для России является "нонсенсом с военной точки зрения".

На самом деле, личное мнение Меркель о ПРО, представленное в ее партии, заключается в том, что было бы неплохо защитить Германию от Ирана.

Однако между точкой зрения Меркель и тем, чтобы она ее твердо отстаивала, долгая дорога. Правда в том, что немцы не слышат обсуждения проблемы ПРО в высших кругах Христианско-демократической партии.

Христианские демократы говорят, что Меркель по-прежнему рассматривает трансатлантические отношения как жизненно важные и что она стремится к укреплению связей между Европой и США за счет создания естественной общей торговой зоны.

Однако Меркель также описывают как политика "с собственной манерой руководства". Это означает, что она убеждена, что немцам не нужна борьба внутри правительства. В долгосрочной перспективе ее задачам в большей степени отвечал бы больший интерес к спору внутри Германии в отношении ПРО.

Таким образом, возглавляемая Меркель Германия продолжает настаивать на том, что хочет большей европейской и общемировой ответственности.

В свете появления Шредера в облике антиамериканского политика и открытого адвоката России возникает вопрос о том, отвечает ли политика нерешительности, демонстрируемая Меркель, нуждам Германии.



facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Разрешается свободное использование текстов, ссылка обязательна (в интернете - гипертекстовая).
© 1999-2021 InoPressa.ru