Архив
Поиск
Press digest
9 апреля 2021 г.
27 марта 2007 г.

Редакция | The Washington Times

Тревожный, сбивающий с толку курс Москвы

Одна из немногих хороших новостей касательно иранских ядерных оружейных программ - это отказ России поставлять уран для иранской атомной электростанции в Бушере. Это решение российского президента Владимира Путина (официально мотивированное тем, что Тегеран своевременно не оплачивает счетов) заслуживает похвалы. Но, к сожалению, Бушер - это только часть общей картины. Россия остается крупнейшим поставщиком оружия в Иран. Американские аналитики часто не замечают и других вредных действий Москвы в этом регионе, в том числе продаж оружия Сирии, которые дестабилизируют обстановку. Своеобразное заигрывание Москвы с террористической организацией "Хамас" - еще одна область, в которой правительство Путина подрывает интересы США в регионе и запутывает ситуацию со своими же усилиями по улучшению отношений с Израилем.

Когда в начале 1990-х годов распался Советский Союз, Россия прекратила продажу оружия Сирии, и так уже накопившей миллиардный долг за оружие, купленное у Москвы за время холодной войны. В конце 1990-х Россия возобновила продажу оружия Сирии, но отношения между двумя странами в области оружейных поставок оставались ограниченными до января 2005 года. Тогда президент Башар Асад совершил визит в Москву, и Россия согласилась списать около трех четвертей сирийского долга. Как утверждают, этому решению предшествовала интенсивная лоббистская кампания, которую проводил для Асада Тегеран. Как отмечает ученый из Heritage Foundation Ариэль Коэн, считается, что взамен Тегеран пообещал вознаградить Москву новыми закупками оружия и другими контрактами.

Насколько сложными могут оказаться эти маневры, показывает случай с продажей Россией Сирии ракетных систем противовоздушной обороны "Стрелец" в 2005 году. Несмотря на протесты Вашингтона и Иерусалима, правительство Путина согласилось продать эти системы в Сирию. Но в то же время Москва отказала сирийскому диктатору в его просьбе о более современных системах противовоздушной обороны, таких как С-300, и путем этой уступки смягчила критику, исходящую из Вашингтона. Вероятно, одним из факторов, повлиявших на решение России не продавать С-300, явились ее бурно развивающиеся экономические отношения с Израилем. В Израиле проживает более 1 млн граждан бывшего Советского Союза, и многие из них имеют тесные связи со своими родственниками и друзьями, живущими в посткоммунистической России.

Но даже хотя Москва воздержалась от продажи С-300, она продолжила участвовать в других мероприятиях, идущих вразрез с американскими внешнеполитическими интересами и подвергающих опасности Израиль. Прошлым летом израильские войска в Ливане обнаружили доказательства, что российские противотанковые системы "Корнет-Е" и "Метис-М" были предоставлены "Хизбалле". В августе прошлого года, в последние часы войны, не менее 24 израильских солдат погибли в яростном сражении за ливанский городок Гандурийе. Когда израильские вооруженные силы вошли в населенный пункт, около заставы "Хизбаллы" они обнаружили вооружение, поставленное Сирией, - восемь противотанковых ракет "Корнет". На обшивке каждой, как сообщила лондонская Telegraph, под серийным номером стояли слова: "Заказчик: Министерство обороны Сирии. Поставщик: КБП, Тула, Россия". Однако российские должностные лица отвергают подобные доказательства как антимосковскую пропаганду.

В последнее время в центре внимания находится смерть Ивана Сафронова, военного корреспондента российской газеты "Коммерсант", который "покончил с собой" 2 марта при подозрительных обстоятельствах. Сафронов утверждал, что имеет бесспорные доказательства намерений России продать Сирии через Белоруссию современные противовоздушные системы "Панцирь-С1", ракеты "Искандер" класса "земля-воздух" и истребители МиГ-29.

Далее, Москва прилагает усилия, чтобы добиться расположения "Хамаса". Недавно, уже второй раз в течение года, в Москву приезжал лидер "Хамаса" Халед Машаль. При этом "Хамас" выражает солидарность с чеченскими исламистами, в том числе и с террористами-смертниками, которые ведут с Россией войну. Путин заявил, что Россия не считает "Хизбаллу" и "Хамас" террористическими организациями - взгляд, противоположный позициям США и Европейского союза. Вдобавок Москва использует свою экономическую мощь таким образом, что это может идти наперекор интересам США. Например, Путин публично говорит, что допускает возможность создания картеля поставщиков природного газа по типу ОПЕК, как это предложил верховный лидер Ирана аятолла Али Хаменеи. В то же время Россия также сделалась центром крикливой антизападной пропаганды, которая все более популярна сейчас в мусульманском мире. Известный пример тому - ожесточенные выпады Путина в адрес США на недавнем форуме по безопасности в Мюнхене.

Как нам следует понимать в этом контексте нынешние разногласия между Москвой и Тегераном? Россия оказывает давление на Иран, чтобы тот урегулировал свой спор с Международным агентством по атомной энергии и прекратил обогащать уран. Вполне возможно, Путин заключил, что Тегеран зашел слишком далеко в своем конфликте с Вашингтоном и должен быть поставлен на место. Возможно, он откликается на озабоченность Саудовской Аравии и других стран, которые опасаются, что задиристое поведение президента Махмуда Ахмадинежада приведет к большой региональной войне. Если Путин готов надавить на Иран и отвести его от ядерной опасности, было бы безрассудно не воспользоваться российским лидером. Но и делая это, мы должны иметь в виду, что он, вероятно, останется нашим серьезным противником по многим другим вопросам.

Источник: The Washington Times


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Разрешается свободное использование текстов, ссылка обязательна (в интернете - гипертекстовая).
© 1999-2021 InoPressa.ru