Архив
Поиск
Press digest
26 ноября 2021 г.
27 сентября 2004 г.

Джонатан Кларк | Los Angeles Times

Зловещая американская модель

Наша политика после 11 сентября побуждает Россию и другие страны делать ставку на военные действия

В дипломатических коридорах Восточного побережья идут совещания, на которых критикуют так называемый "медленный путч" президента России Владимира Путина, направленный на разрушение хрупкой российской демократии. Президент Буш и госсекретарь Колин Пауэлл выразили осторожное, но недвусмысленное неодобрение. И были правы.

Нет сомнений в том, что шаги Путина представляют собой восстановление традиционного в России авторитарного централизма. Ясно, что в интересах США помешать ускорению этой тенденции. Резкие слова вряд ли возымеют действие. Но рефлексия США может дать указания на то, как действовать в своих интересах. В конце концов, российские события происходят не в вакууме.

В последние недели Россия подверглась терактам и понесла потери, сравнимые с потерями 11 сентября. Следовательно, две страны решают сходные проблемы. Если лидеры России возьмут за образец реакцию США на события 11 сентября, что они увидят? Скорее всего, две ведущих темы.

Во-первых, они заметят, что американский ответ на 11 сентября был почти исключительно военным. Другие инструменты - политический, экономический, социальный, союзнический - потерялись по дороге. Все приоритеты правительства были подчинены "войне с терроризмом". Этот подход: "кто не нами, тот против нас" - зиждется на идеологии пессимистичного представления новых консерваторов о мире, основанном на четком делении на добро и зло.

Новые консерваторы, извлекшие уроки из неспособности либерально-демократических институций дать отпор нацизму и советскому коммунизму, утверждают, что бессмысленно анализировать причины такого феномена, как терроризм. Единственное, что можно сделать, - стрелять, а потом уж думать о последствиях.

В результате принимается подход к терроризму, который консервативные организации называют "четвертой мировой войной". В рамках этой модели военная сила оказывается превыше всего, а реакция мирового сообщества почти не учитывается.

Естественно, при таком подходе в руках центральной исполнительной власти оказывается все больше полномочий, что уже заметили многие члены Конгресса. Время покажет, является ли такая реакция на терроризм легитимной и эффективной. Но если США пойдут по этому пути, притом что в последние 50 лет американские лидеры прибегали к войне как к крайней мере, а не считали ее выбором по умолчанию, их примеру могут последовать и последуют другие, например Россия.

Отзвуки войны будут слышны во всем мире, и сторонники военных решений обратятся к американской модели. Перспективы сдержанности России в Чечне, которые никогда не были лучезарными, сегодня минимальны. Призывы США к политическим решениям представляются лицемерием.

Во-вторых, Россия увидит, что для американских политиков 11 сентября стало обоснованием не связанных с ним политических целей, в частности вторжения в Ирак. Замыслы новых консерваторов, касающиеся Ирака, сформулированные в середине 1990-х годов, основывались на мечте об установлении демократии американского образца на всем Ближнем Востоке. Общенациональные дебаты об этой благородной цели были бы уместны, но неоконсерваторы знали, что она не выдержит пристального общественного внимания. Заявления об оружии массового уничтожения и связях Саддама Хусейна с терроризмом стали оправданием войны против Ирака.

Россия и в этом случае может говорить, что следует примеру США, используя терроризм как оправдание для достижения не связанных с ним целей, о которых давно мечтали. В случае новых консерваторов это было вторжение в Ирак. В случае Путина это возможность оправдать его антидемократические наклонности.

Ничто из вышесказанного не оправдывает захват Путиным власти и не уменьшает необходимость мер со стороны США. Урок заключается в том, что действия Америки имеют далеко идущие последствия. Если, как считают многие, события 11 сентября вызвали к жизни самые мрачные стороны американской политики, не удивительно, что аналогичные модели могут возникнуть и в России.

Американские лидеры, занимающиеся борьбой с терроризмом, должны помнить о том, что американский выбор порождает слепое подражание. Если, наряду с военным вариантом, США будут соблюдать международные нормы, которые они же вырабатывали на протяжении полувека, остальной мир, вероятно, последует их примеру. Но если горячие сторонники "четвертой мировой войны" возьмут верх в американской политике, и американская политика зайдет в военный тупик, то идея распространится и последствия будут непредсказуемыми.

Источник: Los Angeles Times


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Политика конфиденциальности
Связаться с редакцией
Все текстовые материалы сайта Inopressa.ru доступны по лицензии:
Creative Commons Attribution 4.0 International, если не указано иное.
© 1999-2022 InoPressa.ru