Архив
Поиск
Press digest
7 августа 2020 г.
27 апреля 2004 г.

Сабрина Тэвернайз | The New York Times

Бурятия в Нью-Йорке

У президента России Владимира Путина есть одна. У его бывшего глав администрации их две. Две - у миллиардера Романа Абрамовича и у российской супермодели Ирины Пантаевой.

Мы имеем ввиду скульптуры шаманов, кочевников и воинов, выполненные мастером из далекой сибирской деревни, до которой нужно шесть часов лететь из Москвы. В последнее время эти скульптуры стали очень популярными у российской элиты. Настолько популярными, что Путин, который говорит по-немецки, показывал работы скульптура канцлеру Шредеру, когда тот приезжал в Россию с визитом прошлой осенью.

"Я шучу, что он был моим переводчиком", - говорит сам скульптор Даши Намдаков.

После успеха среди российских миллионеров 37-летний Намдаков прибыл в Нью-Йорк. 15 апреля он открыл выставку скульптур и других предметов искусства в "Тибетском доме" . Еще окончательно не ясно, как здесь будут приняты работы Намдакова, которые продаются по цене от 2000 до 40000 долларов. На следующий день после открытия количество посетителей в первые дневные часы было небольшим. Один из сотрудник "Тибетского дома" признал, что покупатели не валили толпой.

Однако во время интервью Намдаков выглядел довольным и размышлял о том, какой долгий путь он проделал. "Из моей деревни в Нью-Йорк. У меня нет слов, чтобы описать это расстояние".

Действительно, невозможно преувеличить удаленность его родины, села Укурик в Бурятии, расположенного в двух с половиной часах езды от ближайшего города, и ближе к Пекину, чем к Москве.

Но именно удаленность и связанная с ней культура вдохновляют его на работу. Скульптуры, большинство из которых отлито из бронзы, во многом замешаны на местном шаманстве, буддизме и на кочевом прошлом местного населения. Старнные воины древнемонгольских племен восседают на лошадях. Усмехающиеся ламы бьют в барабаны. Борцы сидят в позе лягушек.

Бывший глава администрации Александр Волошин сказал, что из всех предметов искусства, которые появились в последние годы, работы Намдакова наиболее выделяются.

Но эффективный маркетинг его менеджера, Константина Ханхалаева, который приехал в Нью-Йорк вместе с Намдаковым, помог. На выставке можно было посмотреть короткий фильм о Намдакове. В нем он мчится по степи верхом на лошади. Менеджер Ханкалаев называл популярные скульптуры мастера "хитами", а также демонстрировал глянцевые каталоги в твердой обложке с английским переводом.

Ньюйоркцы, посетившие выставку, были довольны.

"Мастерство удивительное, - говорит Беатрикс Ост, художница из Манхэттена, которая купила две скульптуры для своего патио. - Я думала, что это работа очень зрелого человека, которому за 60, но Намдакову еще нет 40. Его работы свежи и современны. Обычно когда речь идет о традиционном азиатском искусстве, видишь все эти фигурки храмов и богов и сразу узнаешь: это Тибет, а это Индия. Его же творчество ни на что не похоже. Его работа восточная, но вместе с тем имеет нечто общее с фильмом "Звездные войны".

Намдаков, шестой их восьми детей в семье, воспитан на искусстве и религии. Его отец вырезал и раскрашивал буддистские алтари. Его прадед совершил ритуальное паломничество пешком из Бурятии в Тибет. В 7-летнем возрасте Намдакову пришлось уехать из дома, чтобы ходить в школу в другом районе.

Это был самых худший период в его жизни. Приходилось жить в суровых условиях, в плохо отапливаемых комнатах, носить изношенную форму, есть однообразную пищу. Учителя, говорит он, воровали еду. Кроме того, было предвзятое отношение к детям, не русским по национальности, говорит он.

Однажды его и других бурятских ребят заставили стоять в коридоре в нижнем белье после того, как они убежали о русских мальчишек, которые хотели устроить драку.

"Школа была ужасной, - говорит он. - До семилетнего возраста я жил в мире моей семьи и духов. Сейчас этот мир снова возрождается".

Во время перестройки Намдаков посещал художественное училище. В 2000 году в Иркутске он провел свою первую выставку. Местные магнаты, разбогатевшие на приватизации, с жадностью покупали его работы, говорит он.

Сейчас он живет с комфортом. Ездит на подержанной Audi. Он перебрался в Москву вместе с женой и детьми. Он может позволить себе ездить из Бурятии, где он работает, в Москву.

Намдаков говорит, что он согласен оставаться в России, но его искусство - нет.

Быть может, Нью-Йорк будет благосклонен к нему. На прошлой неделе, одна из галерей выразила желание представлять его работы.

"Если бы в молодости кто-нибудь сказал бы мне, что я организую выставку в Нью-Йорке, я бы никогда не поверил", - говорит Намдаков, как бы размышляя вслух.

Источник: The New York Times


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Разрешается свободное использование текстов, ссылка обязательна (в интернете - гипертекстовая).
© 1999-2020 InoPressa.ru