Архив
Поиск
Press digest
23 апреля 2019 г.
27 апреля 2006 г.

Рене Бакманн | Le Nouvel Observateur

Израиль - Палестинская автономия: как выйти из тупика?

Провал мирного процесса, избрание Израилем политики ухода с территорий без переговоров, сооружение разделительной стены на западном берегу Иордана, победа "Хамаса" на палестинских парламентских выборах: никогда еще конфликт на Ближнем Востоке не казался таким взрывоопасным. Роберт Малли, бывший советник Билла Клинтона по Ближнему Востоку, анализирует причины неудач и предлагает пути выхода из кризиса.

- После январской победы "Хамаса" на палестинских парламентских выборах, отказа Израиля вести диалог с правительством исламистов и американо-европейского решения о прекращении любой помощи палестинской администрации до признания "Хамасом" Израиля Ближний Восток находится в полном тупике...

- Это факт. Более того, если можно так выразиться, мы находимся в психологическом тупике, который привел к тупику политическому. Впрочем, наблюдается поразительная схожесть психологической эволюции обоих народов. Провал переговоров в 2000 году, интифада и израильские репрессии привели к полной утрате взаимного доверия. Израильтяне потеряли всякую надежду на переговоры с заслуживающим доверия партнером. Они перестали доверять палестинской администрации и совершенно не верят в возможность установления мира. То же самое произошло с палестинцами: провал переговоров, отдаление перспективы наступления мира и строительство разделительной стены свело на нет надежду на политическое решение. Отныне этот поворот получил естественное политическое оформление: израильтяне поддержали односторонние действия Ариэля Шарона, а затем созданную им партию "Кадима", а палестинцы проголосовали за "Хамас", чья жесткая риторика и непризнание еврейского государства служат противовесом израильскому унилатерализму.

- В этой кризисной ситуации Израиль, похоже, пользуется мощной международной - прежде всего американской и европейской - поддержкой, тогда как палестинцы находятся в большей изоляции, чем когда-либо. Как вы это объясните?

- Это парадокс, который должен как минимум побудить палестинцев задуматься о правильности стратегии, которой они следовали в последние годы. Как получилось, что оккупированная сторона, действительно испытывающая сильные страдания, отныне оказалась - с согласия очень многих - на скамье подсудимых? Как получилось, что именно в палестинцах, а не в Израиле, который вот уже почти пять лет как отказывается от диалога с палестинской администрацией, видят препятствие на пути переговоров? Конечно, можно возложить за это вину на несправедливость мирового порядка. Но это было бы недальновидно и малопродуктивно. Своими междоусобными дрязгами, своей неспособностью сформировать национальный консенсус по поводу своих целей и легитимных средств их достижения палестинцы катастрофическим образом подорвали свои стратегические позиции на мировой арене.

- Победу "Хамаса" обычно рассматривают как результат бесхозяйственности и коррумпированности палестинской администрации. Но ее также считают следствием провала переговоров и катастрофической деградации условий жизни палестинцев ввиду блокирования территорий и строительства стены... Что вы думаете об этом?

- Я тоже думаю, что голосование в поддержку "Хамаса" во многом было голосованием против "Фатха", который не смог решить две главные задачи: удовлетворить материальные нужды палестинского народа и дать ему независимое суверенное государство. Нужно признать: редко когда палестинцы так страдали от бедности, безработицы и отсутствия порядка, редко когда перспектива создания суверенного палестинского государства казалась такой далекой. Но я считаю, что победа "Хамаса" имеет и другую причину - более глубокую и не столь легко обнаруживаемую в результатах опросов. Это разделяемое всеми палестинцами ощущение того, что их унижает и дурачит не только Израиль, но и все международное сообщество. Годами от них требуют вести себя цивилизованно - словно они этого не делают - и доказывать, что они достойны иметь государство - словно речь идет не о праве, а о вознаграждении. Проголосовав за "Хамас", они высказались также против этой снисходительности, этого патернализма со стороны остального мира.

- Какими могут быть сценарии выхода из кризиса?

- Я вижу таковых три, но было бы преувеличением говорить о них как о путях выхода из кризиса. Сценарий первый: каждый остается на прежних позициях, поскольку главная задача США и Израиля - добиться поражения "Хамаса", а задача "Хамаса" - остаться верным своим принципам. В какой-то мере в этом суть нынешней ситуации, в которой арабские страны и "Фатх", не говоря об этом открыто, делают ставку на быстрый провал исламистского эксперимента, а Европа тревожится, но не решается нарушить консенсус. Прогнозируемые последствия: лишенная бюджетной помощи, палестинская администрация стремительно движется к банкротству - бедность, безработица, численность необразованной молодежи достигают небывалых масштабов. Молодежь не получает образования, социальная ткань общества распадается. Поскольку полицейским не платят зарплату, можно ожидать, что оккупированные территории охватит хаос. В этих условиях "Хамас", безусловно, разыграет карту вооруженного сопротивления. Трудно сказать, кто победит. Но уж точно ни палестинцы, ни Израиль, который будет жить под угрозой новых терактов, ни Запад, к которому мусульманский мир будет относиться еще более враждебно.

Впрочем, второй, более оптимистичный сценарий тоже легко просматривается, потому что он всего-навсего предполагает, что каждый будет отдавать предпочтение своим непосредственным жизненным интересам: для Израиля это безопасность, для "Хамаса" - возможность оставаться у власти, для США и Европы - поддержание какой-то стабильности. Ведь как ни парадоксально, между нынешним израильским и палестинским подходами есть некоторое сходство, а значит, и возможность заключения негласной договоренности. Ни та, ни другая сторона не хотят вести диалога или переговоров, поскольку каждый, по сути, предпочитает проводить свою политику самостоятельно. Что бы официально ни заявляли руководители "Хамаса", израильский унилатерализм нисколько не противоречит их целям, даже наоборот: ведь он позволяет им забирать обратно землю, не поступаясь при этом принципами.

Чего, в сущности, хочет премьер-министр Ольмерт? Спокойствия - во-первых, потому, что его требует израильское население, а во-вторых, потому, что в нем нуждается его стратегия одностороннего размежевания. Чего хочет "Хамас"? Спокойствия, а еще - определенной израильской и европейской благожелательности, которая дала бы ему возможность осуществлять свои социально-экономические проекты. При условии, что каждый получит свое и признает, что сегодня его высший интерес - избежать новой эскалации конфликта, может быть установлен какой-то модус вивенди.

Не будем строить иллюзий: этот сценарий требует политической синхронизации, которая при нынешней неуступчивости с обеих сторон пока не просматривается. В этом случае Израилю пришлось бы признать, что "Хамас" может управлять оккупированными территориями. А хамасовскому правительству придется сделать серьезный шаг навстречу "квартету", например, подписавшись под резолюцией саммита Лиги арабских государств в Бейруте (в ней выражено согласие признать Израиль в случае его ухода с оккупированных территорий и урегулирования проблемы беженцев) и обеспечив реальное прекращение огня. Нужно также, чтобы Европа оценила эти жесты и сочла их достаточными для возобновления финансовой помощи, при необходимости - через независимый фонд и под международным контролем.

Есть обстоятельство, наталкивающее на пессимистические прогнозы: это региональный контекст. Усиление напряженности между Америкой и Ираном повышает угрозу терактов со стороны "Исламского джихада" - союзника "Хамаса". И маловероятно, что "Хамас" попытается решительно пресекать эти теракты. При этом я по-прежнему убежден, что для осуществления этого сценария нужно сделать все (как же это трудно!), в том числе пойти на политический диалог с "Хамасом".

Упомяну и о третьем сценарии - хотя бы в силу его привлекательности для многих. Речь идет о том, чтобы обойти "Хамас" не путем его прямого ослабления, а через переговоры между президентом Аббасом (который в качестве представителя ООП в принципе отвечает за переговоры с Израилем) и правительством Ольмерта. Идея состоит в том, чтобы показать палестинцам: Аббас может обеспечить им то, чего "Хамас" им дать не может, а именно уступки с израильской стороны (освобождение заключенных, демонтаж блокпостов, передислокация войск). В итоге, согласно этому сценарию, Ольмерт и Аббас могли бы даже прийти к соглашению о мирном договоре, который был бы затем вынесен на референдум. Конечно, "Хамас" может этому воспротивиться, но тем самым он станет препятствием к осуществлению народной воли. Безусловно, это идеалистический сценарий, так как он предполагает, что Ольмерт осознает преимущество переговоров (в то время как все толкает его к односторонним инициативам), что между ним и Махмудом Аббасом могут быть найдены точки соприкосновения и что эти два лидера достаточно авторитетны для достижения исторического компромисса.

- В чем заключается сегодня американская стратегия выхода из тупика?

- У Вашингтона нет настоящей политики. Он лишь следует одному простому принципу, который заменяет ему стратегию: это решительный отказ от каких бы то ни было контактов с "Хамасом". Из этого вытекает все остальное, тем более что речь идет об администрации, которая никогда не считала урегулирование израильско-палестинского конфликта своей приоритетной задачей. Это и очень жесткие требования к "Хамасу", невыполнимость которых очевидна; это экономическая и дипломатическая блокада палестинского правительства, конечная цель которой - свалить его; это и поддержка израильских решений, в том числе (я в этом убежден) решения об одностороннем размежевании. Впрочем, данный "триптих" не исключает - это надо признать - оказания палестинцам гуманитарной помощи.

- Кто, на ваш взгляд, может взять на себя инициативу по разблокированию ситуации?

- Вопрос надо поставить так: учитывая сложившуюся ситуацию, откуда можно ждать перемен? Отвечу: не от США, завязших в иракском болоте и закосневших в своей антихамасовской политике. Не от арабского мира, который, несмотря на свою официальную риторику, больше всего боится успеха исламистов, особенно пришедших к власти демократическим путем. И не от Европы, которая не разделяет стремления американцев добиться провала "Хамаса", но не обладает политической волей на то, чтобы этому стремлению противостоять.

Как ни парадоксально, сторона, которая может почувствовать необходимость в разблокировании ситуации, быстро осознать опасность провала "Хамаса" и распространения хаоса на все палестинские территории, - это сторона, проявляющая сегодня наибольшую неуступчивость в отношении исламистов: Израиль. Как непосредственный сосед, как оккупирующая держава, именно Израиль может первым оценить последствия разрушения палестинского общества и эскалации насилия. Одним словом, для меня очевидно, что инициатива - если она появится - будет исходить ни от США, ни от Европы, ни от арабских стран. Она может исходить только от Израиля.

- Палестинские руководители - и не только лидеры "Хамаса" - обвиняют международное сообщество в том, что оно проводит политику "двойных стандартов", требуя от палестинской администрации скрупулезного выполнения подписанных договоров, но мирится с их нарушением со стороны Израиля. Что вы думаете по поводу этого обвинения?

- Я думаю, что здесь мы имеем дело с одной из главных причин успеха "Хамаса" на выборах - сложившимся среди палестинцев ощущением, что они подвергаются дискриминации, являются жертвами постоянной политики двойных стандартов. Можно не соглашаться с идеологией "Хамаса" - я, например, являюсь ее решительным противником - и вместе с тем понимать причины притягательности его риторики. От "Хамаса" требуют отказаться от насилия, выполнять подписанные соглашения и признать Израиль, но при этом обходят молчанием то, что делает другая сторона. Палестинцы подвергаются частым и непропорциональным израильским атакам; Израиль до сих пор фактически не согласился с планом "Дорожная карта" (14 принятых поправок лишают этот документ его содержания) и предпринимает все новые шаги, делающие невозможным создание в будущем палестинского государства. "Хамас" указывает пальцем на это лицемерие и напоминает, что Арафат и Аббас пошли уже на все возможные уступки, но ничего не получили взамен. Зачем же, говорят они, вновь делать то, что привело нас к поражению?

Я же, в свою очередь, все-таки считаю, что в интересах палестинского правительства отправить мяч на израильское поле, например, заявив: мы готовы к абсолютному и взаимному прекращению огня; мы готовы выполнять ранее подписанные соглашения; мы готовы признать резолюции ООН и Бейрутскую декларацию. Сможет ли Израиль сказать то же самое?

- Складывается впечатление, что Европа отказалась от всякой самостоятельной позиции и не хочет играть никакой особой роли в ближневосточных делах.

- Она находится в очень некомфортной позиции. Хотя она согласна с США в тактике на ближайшее будущее (проявлять твердость в отношении "Хамаса" до выполнения им трех условий), существуют серьезные расхождения относительно целей: Вашингтон хочет провала "Хамаса", Европе нужна его постепенная эволюция. Я тоже считаю, что европейцы лучше, чем американцы, понимают, какие экономические и политические последствия может иметь крушение палестинской администрации, и осознают, что оно отнюдь не модернизирует палестинское общество, а приведет лишь к его радикализации.

- Что должны делать европейцы?

- Как американцу мне, конечно, следовало бы радоваться любому консенсусу с европейцами. Но сегодня мне представляется, что Европа должна играть более самостоятельную роль и заставить, наконец, услышать свой голос. Я говорю так, потому что считаю: мы все заинтересованы в том, чтобы дать шанс сегодняшнему эксперименту (при всем скептическом настрое в отношении него) и посмотреть, способен ли "Хамас" к постепенной эволюции. Ибо если эксперимент провалится - а такой риск вполне реален, - проиграет от этого не только "Хамас". За последствия придется заплатить и Израилю, и США, и Западу в целом.

Я говорю это потому, что считают исключительно важным избежать столкновения цивилизаций, к которому мы, увы, идем. С каждым днем меня все больше разочаровывает позиция администрации Буша: упорно предъявлять список требований к "Хамасу", Ирану, Сирии и "Хизбаллаху", не предлагая ничего взамен и даже (что совсем скандально) не идя на диалог. Американо-европейское сближение на этой платформе грозит усилить ощущение того, что Запад враждебен к мусульманскому миру. Да, я сторонник согласия и тесного сотрудничества между Европой и США. Но не любой ценой.

Источник: Le Nouvel Observateur


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Разрешается свободное использование текстов, ссылка обязательна (в интернете - гипертекстовая).
© 1999-2019 InoPressa.ru