Архив
Поиск
Press digest
13 декабря 2019 г.
27 августа 2013 г.

Анна Немцова | The Daily Beast

Что творится в голове у российских "черных вдов"

На Кавказе женщины теряют мужей и сыновей, участвующих в исламистском повстанческом движении, и сами радикализируются под воздействием горя, пишет The Daily Beast. Журналистка Анна Немцова рассказывает конкретную историю: "4 января прошлого года дагестанские чиновники принесли 42-летней Зулейхе Карнаевой фотографию человека, которого она любит больше всех, - ее сына Хана, которого она годом ранее отправила в Каир изучать арабский". На фото Хан был изображен в камуфляжной форме с автоматом. Чиновники сказали, что он не студент, а "моджахед, воюющий против РФ" (формулировка издания).

Карнаева говорит: "В тот день я полностью утратила смысл жизни". Она перестала носить короткие топы, надела длинную юбку и черный хиджаб, присоединилась к "консервативной, широко преследуемой общине мусульман-салафитов" (выражение автора).

Два раза в месяц полиция проводила у нее дома обыски. "6 мая того же года люди в черных масках и камуфляже эвакуировали всех жителей улицы Достоевского, где жила Карнаева. Они арестовали ее мужа, который вернулся домой после многолетнего отсутствия и отсидки в тюрьме. Примерно через час Карнаева услышала взрыв. В ходе "контртеррористической операции" официальные лица сожгли переднюю часть ее дома (в том числе мастерскую, где она делала гипсовые копилки для продажи на рынке)", - говорится в статье.

По словам Немцова, история Карнаевой - "увы, типична в горах Кавказа, где распространение ислама и насилия изменило традиционное течение жизни женщин". Раньше девушки ожидали, что выйдут замуж по воле родителей и посвятят себя семье. "В последние годы мужья и сыновья толпами уходят "в лес", вступают в ряды инсургентов. Многие пропали без вести или погибли", - говорится в статье.

Часто женщины переходят в более консервативное течение ислама, чтобы ощутить духовную связь с погибшими или пропавшими. Полиция считает сотни салафиток "террористками". "И власти не всегда ошибаются", - замечает Немцова. По ее данным, за последние 12 лет 46 женщин в России стали террористками-смертницами.

После теракта в Москве в 2010 году полиция опубликовала фото и имена 22 потенциальных "черных вдов". "Их жизнь стала еще мрачнее: люди показывали на них пальцем на рынке, на работу их не брали, учителя ненавидели их детей", - пишет автор. Некоторые женщины продолжали взрывать себя. "Накануне зимней Олимпиады в Сочи гонения на исламистов-экстремистов стали особенно агрессивными. Этой весной, в качестве превентивной меры, чиновники взорвали дома нескольких вдов, совсем как дом Карнаевой", - говорится в статье.

По словам Немцовой, мотивы "черных вдов" пока не удается как следует понять, но общая нить - одиночество и горе. "На Кавказе темы любви и сексуальной неудовлетворенности - это табу, их стыдно обсуждать даже с близкой подругой", - пишет она. Женщина, которая осталась без мужа и порицается обществом, не имеет "санкционированного" способа излить свое горе.

"Мусульманские девушки-подростки романтизируют любовь к исламским воинам-фундаменталистам", - замечает автор. Многие нерелигиозные мужчины, оставшиеся в селениях, - пьяницы и драчуны.

"Я лично не вижу привлекательных мужчин кроме тех, которые сидят в тюрьме или воюют в лесу", - говорит 33-летняя журналистка Надира Исаева, лауреат премии International Press Freedom. У Исаевой 6 лет длится виртуальный роман. Она покинула Дагестан, когда кто-то опубликовал ее "личную, очень эротичную переписку" (формулировка издания) с ее мужем, заключенным сибирской тюрьмы.

После смерти мужа "черные вдовы" часто обнаруживают, что стали маргиналками. "И это еще более подталкивает их к радикальному исламу: налицо порочный круг", - пишет издание.

Эти женщины часто объединяются с сестрами по несчастью. Карнаева, прослывшая "матерью террориста", теперь дружит с матерями других мужчин, пропавших без вести "в лесу". Они вместе плачут.

"Отчаяние женщин - ядро всех наших сегодняшних бед", - говорит Магомед Шамилов, активист и лидер профсоюза полицейских. "Из-за бед наши женщины превращаются в разъяренных волчиц, даже еще более опасных, чем вожаки-самцы в волчьей стае".

"Как минимум одна истерическая вспышка дагестанки привлекла внимание мира", - замечает Немцова, напоминая об интервью Зубейдат Царнаевой, матери подозреваемых в бостонских терактах. Она ругала ФБР, американцев и собственного мужа, а также говорила, что будет рада умереть со словами "Аллах Акбар" на устах.

Источник: The Daily Beast


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Разрешается свободное использование текстов, ссылка обязательна (в интернете - гипертекстовая).
© 1999-2019 InoPressa.ru