Архив
Поиск
Press digest
9 июля 2020 г.
27 марта 2014 г.

Робин Респо | Reuters

Американским родителям нелегко получить необходимую помощь, когда с усыновленными детьми возникают серьезные проблемы

В "специальном репортаже" Reuters описываются беды американцев, которые усыновляют детей за границей. "Они лелеют большие надежды и часто тратят большие деньги на усыновление мальчиков и девочек из зарубежных детдомов. Но после возвращения в Америку они обнаруживают, что у детей есть проблемы с поведением или психические болезни, которые были скрыты от приемных родителей либо вообще не были диагностированы", - пишет журналист Робин Респо. И тут оказывается, что таким приемным родителям трудно получить в США надлежащую помощь, утверждает автор.

В центре статьи - рассказ Аманды Александер, приемной матери. В 2008 году ее семья удочерила двухлетнюю российскую девочку. Агентство усыновлений предупреждало, что у ребенка "задержка развития и речи". Но лишь спустя два года после удочерения американский врач поставил диагноз "плодный алкогольный синдром", а также выявил серьезное расстройство, затрагивающее чувство привязанности.

"Теперь девочке 7 лет. По словам Александер, девочка набрасывалась на мать и одноклассников, пыталась отрезать себе язык ножницами. За последние три года ее 9 раз госпитализировали в психиатрические больницы", - говорится в статье.

Почему усыновители оказываются чуть ли не один на один со своей проблемой? "Часто агентства по усыновлению не оказывают им помощи. И власти США - тоже", - пишет издание. Семья Александер ищет свои способы: Аманда ушла с работы, чтобы заниматься дочерью, семья переехала в другой штат и истратила колоссальные деньги на врачей (о сложностях со страховкой см. ниже).

"В сентябре было опубликовано расследование Reuters. Журналисты выявили, что некоторые родители, отчаявшись, ищут через интернет-группы новый дом детям, в усыновлении которых раскаиваются", - напоминает автор. Эта практика позволяет усыновителям передавать детей другим людям, обходя надзор государства.

После того расследования американские законодатели стали разрабатывать меры, призванные покончить с практикой передачи детей. "А Россия и другие страны призывают США отчитаться о судьбе усыновленных зарубежных детей. С конца 90-х американцы усыновили около 243 тыс. детей из других стран, но ни одно ведомство не отслеживает судьбу этих детей после приезда в США", - говорится в статье.

Александеры заявляют, что им никогда не пришло бы в голову отдать дочь незнакомому человеку.

"Но родителей, которые не отказываются от "трудных" зарубежных усыновленных детей, возможно, ожидает тернистый путь", - пишет автор. Reuters опросило две дюжины таких семей. Усыновители рассказывают, как дети покушались на растление братьев или сестер, пытались разбить машины, угрожали родителям ножами, убивали или мучили животных, ходили в школу с оружием. В большинстве случаев родители пожелали остаться анонимными, но Александер решила высказаться публично.

Газета описывает хронику событий со слов супругов Александер.

"В 2008 году они трижды съездили в Россию. Там 8 врачей осмотрели потенциальных усыновителей, чтобы определить, смогут ли они ухаживать за ребенком", - говорится в статье. Супруги говорят, что осмотр показался им в некотором роде инсценировкой. "По их словам, врачи запросили за услуги 800 долларов каждому [в оригинале неясно - каждому врачу или с каждого человека за осмотр. - Прим. ред.]. Они заплатили", - говорится в статье.

Александер просила предоставить полную медицинскую карту ребенка. Агентство по усыновлению заявило, что Александер получит ее только во время последней поездки. "Когда же она получила документы, они были на русском языке и содержали упоминания о болезнях, в том числе о ДЦП и проблемах с сердцем, которые не упоминались в англоязычной документации, первоначально выданной супругам Александер", - говорится в статье.

В США американские врачи установили, что проблемы с сердцем - безобидные, ДЦП - в легкой форме. Но девочка вела себя странно. Первоначально у нее нашли синдром гиперактивности. "И только через два года Аманда выяснила, что у девочки были все симптомы плодного алкогольного синдрома, а также детская травма и серьезные расстройства, связанные с чувством привязанности", - говорится в статье.

Александеры недовольны работой агентства: они говорят, что им не дали информации о вероятности таких проблем, а изучать литературу об усыновлениях им пришлось самим. Агентство лишь дало им информацию о московских аэропортах и обмене денег.

"Международные стандарты рекомендуют - а скоро будут требовать, - чтобы агентства по усыновлениям проводили для людей, желающих усыновить зарубежных детей, 10-часовой курс обучения. По словам родителей и экспертов, этого далеко не достаточно", - говорится в статье.

Александеры говорят: если бы они заранее знали диагноз, то все равно удочерили бы девочку, но готовились бы по-другому. "Я положилась на веру и сказала: "Я хочу ее взять", - говорит Аманда. - Она была предназначена для нас".

Девочка отличалась переменчивым характером: то нежничала, то без предупреждения переходила к физической агрессии. В психиатрических клиниках ей старались подобрать лекарства, но лишь с ограниченным успехом.

Аманда утверждает, что с агентством отношения постепенно испортились: там лишь советовали подождать, пока ребенок привыкнет к новому дому, и почитать книги о педагогике.

"Александеры подсчитали, что заплатили около 60 тыс. долларов за удочерение, в том числе за проезд в Россию и подготовку документов", - пишет газета. Спустя три года они попросили агентство помочь с оплатой медицинских услуг, но, по словам супругов, директор лишь вызвалась устроить благотворительный базар.

Жюли Бим, исполнительный директор Attachment & Trauma Network Inc., - родительской организации, которая помогает семьям с детьми, пережившими психологические травмы - говорит, что отсутствие содействия со стороны агентств - обычное явление. В лучшем случае агентство отсылает отчеты в страну, откуда прибыл ребенок, "часто это нечто очень формальное и поверхностное".

Издание возвращается к проблемам Александеров: врачи рекомендовали долговременное лечение в психиатрической клинике. Это обходится не дешевле 250 тыс. долларов в год и редко покрывается страховыми полисами частных компаний. С американскими усыновленными детьми проще - они имеют госстраховку Medicaid и часто получают субсидии на лечение. Но на детей, усыновленных за границей, эти гарантии обычно не распространяются.

И все же статья заканчивается на оптимистичной ноте: есть проект закона о поддержке приемных семей. Семья Александер переехала в Джорджию, чтобы воспользоваться местной программой, которая помогает родителям заботиться об их детях-инвалидах дома. Очередной курс лечения пошел девочке на пользу: она стала спокойнее.

"У нее огромный потенциал, просто ей надо вылечиться, чтобы им воспользоваться", - говорит Аманда о дочери, подчеркивая, что та не виновата в своей болезни.

Источник: Reuters


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Разрешается свободное использование текстов, ссылка обязательна (в интернете - гипертекстовая).
© 1999-2020 InoPressa.ru