Архив
Поиск
Press digest
28 сентября 2020 г.
27 сентября 2006 г.

В 2003 году в Газе стартовал проект по гребле, который обещал стать успешным - но затем разразился политический кризис

Фатима больше не приходит, теперь она живет где-то в мучительной тесноте сектора Газа. Ей 15 лет, и ее насильно выдали замуж. У ее отца была тележка, в которую был впряжен осел, он продавал овощи и фрукты, но теперь в Газу больше не приходят ни свежие овощи, ни свежие фрукты. После того как "Хамас" выиграл выборы, а затем были похищены двое израильских военнослужащих, Израиль со всей суровостью закрыл на засов границу. У Фатимы - шесть братьев и сестер, и ее отец не в состоянии их прокормить. Для Фатимы был найден муж. С того времени о гребле Фатиме пришлось забыть.

"У нее был талант", - говорит Ирадж аль-Калькили. Фатима была чем-то вроде его самой большой спортивной надежды. Учебная гребля на суше в Газе, набор команды по гребле, затем тренировки уже на воде - все это было частью его проекта. Спортивной частью. Он набирал детей с улицы, помогая им отвлечься от полных ужаса повседневных картин, от танков и войны - это было самой главной частью проекта. Аль-Калькили начал претворение в жизнь этого проекта со своими друзьями в 2003 году. В то время он работал уполномоченным ООН и консультировал министра спорта в Газе. Аль-Калькили по профессии консультант по вопросам хозяйственной деятельности предприятия, у него немецкий паспорт, но его отец живет на Западном берегу реки Иордан. В свое время 31-летний аль-Калькили занимался греблей в составе национальной сборной Германии, и он до сих пор является членом правления Палестинского союза гребцов. Однако эта организация существует лишь на бумаге. Аль-Калькили столкнулся с нищетой в Газе и основал с помощью друзей и средств, выделенных ООН и двумя фондами, в полуразрушенных зданиях в лагере беженцев Al Shaati зал, где можно было тренироваться, занимаясь обучением гребле на суше.

Сюда начали приходить дети, один за другим. Пришла и Фатима. Ей было 13 лет, когда она появилась в розовых штанах от пижамы, это было ее самой любимой одеждой. Около сотни детей тянули тросы специального механизма, а в этом году аль-Калькили и его друзья хотели устроить соревнования, а затем организовать регулярные тренировки на воде. "Но из-за кризиса мы опять отброшены туда, откуда мы начинали", - говорит аль-Калькили. Он работает сейчас в Бахрейне, но продолжает поддерживать тесный контакт со своими коллегами по проекту в Газе.

Из ста детей остались лишь 40, из 10 тренеров, которых с таким трудом удалось обучить, - только четверо. Пять из 10 эргометров испорчено, 10 заказанных и оплаченных лодок остались в Китае. Израиль не пропускает их в сектор Газа - они представляют риск для безопасности. "На них же можно плавать по морю", - говорит аль-Калькили, а рыбакам уже давно запретили выходить в море.

Многие дети, которые участвовали в проекте, сейчас собирают гильзы от израильских гранат. Это приносит деньги, 5 евро за 50 кг. Раньше тренеры вместе с детьми совершали пробежки вдоль пляжа. Но лагерь Al Shaati расположен всего в 5 км от израильской границы, летом то и дело на пляж попадали ракеты. Интенсивность обстрелов спала, однако, по словам аль-Калькили, по-прежнему "риск очень велик".

Запчасти для эргометров тоже представляют риск для безопасности. "Поскольку они состоят из металла и электроники". Есть тренеры, которые отказались дальше участвовать в проекте, "они не знают, попадут ли снова домой, если перекроют улицы", говорит аль-Калькили.

Проблемы возникают и из-за палестинских функционеров. "Национальный олимпийский комитет и министерство спорта часто пытаются чинить нам препятствия и учат нас бизнесу. Но это совсем не гарантирует того, что мы сможем потратить наши деньги на спортсменов", - говорит аль-Калькили. Вместо этого нам приходится оплачивать поездки функционеров. Официально, эргометры являются собственностью одного союза, но его руководство неожиданно потребовало заплатить за них. Менеджеры проекта с возмущением отказались.

Им срочно нужны деньги для других задач. К примеру, нужно оплатить курсы английского языка для детей, чтобы повысить мотивацию и улучшить их шансы. Другим стимулом может служить Марк Гербан: 25-летний спортсмен является единственным членом национальной сборной по гребле. Он живет в США, но его родители - выходцы из Палестинской автономии, и на чемпионате мира в Этоне, проходившем в августе, он участвовал в заезде байдарок-одиночек. Аль-Калькили тренировал его там, и Гербан пришел восемнадцатым. Это стало темой для обсуждения в арабских СМИ, а статьи с гордостью зачитывались участниками проекта в Газе. "Это чрезвычайно важно для нашего проекта", - говорит аль-Калькили. Гербан стал своеобразным символом. Он заверил ребят: кто будет усердно работать, сможет попасть на ЧМ. А недоверчивым политикам или родителям, которые расценивают наш проект как маскировку для каких-то темных дел, он сказал: здесь речь идет только о гребле.

Лишь об одном не говорит детям аль-Калькили и его помощники: они взяли все расходы Гербана перед ЧМ на себя для того, чтобы он мог готовиться к соревнованиям и стать профессионалом. "По-другому он не смог бы набрать форму, - говорит аль-Калькили. - Но если мы скажем это детям, они могут подумать, что мы в состоянии делать это для каждого".

Источник: Tagesspiegel


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Разрешается свободное использование текстов, ссылка обязательна (в интернете - гипертекстовая).
© 1999-2020 InoPressa.ru