Архив
Поиск
Press digest
26 ноября 2021 г.
28 апреля 2004 г.

Юдзи Моронага | Asahi

Женщины-военнослужащие тоже хотят участвовать в миротворческих акциях

"Наши военные выглядят такими симпатичными по телевидению! Я, наверное, говорю это потому, что сама еще не была в Ираке", - рассуждает сержант японских Сил самообороны (ССО) Наоми Кавахара, специалист по обслуживанию авиатехники.

В марте 11 женщин, служащих в сухопутных войсках ССО, вылетели из Хоккайдо в иракский город Самава. Почти не известные широкой публике до сих пор, женщины-военнослужащие оказались в центре всеобщего внимания.

Многие подразделения современных солдат "сакимори", которыми укомплектовывались пограничные заставы еще в древние времена, размещены в Титосэ, на Хоккайдо. И женщины, служащие в этих подразделениях, испытали необычайный подъем, когда их товарищей послали служить за границей.

"Я служу в армии уже 8 лет, очень довольна и чувствую себя счастливой", - говорит 26-летняя Санаэ Фудзивара, сержант танковых войск ССО, выглядывая с улыбкой из своего танка.

Пока Фудзивара единственная женщина-танкист в своем подразделении, 71-м резервном полку Северной Армии ССО, который размещен на базе Хигаси-Титосэ.

Фудзивара поступила на службу в ССО в 1996 году, после окончания средней школы в Куттян-тё на Хоккайдо. Она захотела служить именно в танковых войсках, поскольку танкисты казались ей "настоящими военными".

Она управляет современным танком Type 90. Он может развивать скорость до 70 км в час, имеет мощность двигателя 1 тыс. лошадиных сил и стоит 1 млрд иен (8 млн долларов).

Но фактически Фудзивара не имеет возможности проверить свою машину в настоящем бою. Командование ССО твердо отстаивает принцип "защиты материнства" и не разрешает женщинам находиться на линии фронта. Несмотря на квалификацию водителя танка и получение лицензии на вождение специальных транспортных средств, Фадзиваре запрещено принимать участие даже в маневрах и учебной стрельбе. Поэтому большую часть времени ее используют для связи с общественностью.

Фудзивара имеет возможность водить танк только несколько раз месяц, когда машину надо доставить в пункт профилактического осмотра или на демонстрационный показ.

Фудзивара очень хотела бы поехать в Ирак, но знает, что это практически невозможно. И уже начала задаваться вопросом, зачем ей быть водителем танка, если она никогда не сможет участвовать в военной операции?

"Конечно, хорошо, что сейчас нет настоящих сражений. Это свидетельствует о том, что мир надежно защищен", - говорит Фудзивара, но при этом ее слова уходят в пустоту, как будто она пробует убедить себя в чем-то.

Личный состав сухопутных войск ССО насчитывает 160 тыс. человек. Из них около 5470 служащих, или 3%, являются женщинами. Однако небольшое число женщин вовсе не означает того, что ССО имеют трудности с привлечением новичков. В 2002 году 3 тыс. женщин в возрасте 18 лет и старше сдавали экзамены на зачисление в сухопутные войска ССО. Только каждая шестая выдержала экзамен и была принята в ССО.

Женщины заключают контракт с ССО на два года. Женщины могут быть приняты и повторно, до тех пор, пока срок их службы не превысит шесть лет, но если они не будут иметь продвижения по службе, то могут быть уволены. Некоторые дослуживаются до звания сержанта, но таких не много, только каждая десятая женщина.

По данным штаба сухопутных войск, в качестве обоснования своего желания служить в ССО женщины чаще всего указывают "стремление внести вклад в укрепление мира во всем мире".

28-летняя Юми Катаэ, сержант ССО, пришла в армию в 1998 году после окончания университета Хоккай-Гакуэн в Китами (Хоккайдо). Она с тоской наблюдала, как ее коллеги уезжают в Ирак.

"Я хотела проводить этих храбрых ребят, - говорит она. - И хотя бы в автобусе еще побыть вместе с ними".

В 1995 году, когда Катаэ была еще студенткой колледжа, на нее произвели огромное впечатление действия солдат ССО, помогавших жертвам зариновой атаки, устроенной сектой "Аум Синрикё" в токийском метро. Это произошло через три года после того, как ССО приняли участие в акции ООН по поддержанию мира в Камбодже - в первой зарубежной миссии.

Катаэ говорит, что ее единственное желание заключается в том, чтобы помочь другим людям, однако трудно чувствовать себя полезным, когда тебе поручают только работу курьера.

Сначала Катаэ просила назначить ее в артиллерийский полк. Она говорит, что смотрела как зачарованная, когда земля дрожала от залпов артиллерийских орудий. Она чувствовала разрывы снарядов всем нутром, хотя они падали в нескольких километрах он нее.

Однако протаскивание по земле 45-килограммовых снарядов и открывание и закрывание 60-килограммовых клапанов орудия обессилили ее. Не выдержав тяжелой нагрузки, сержант Катаэ перешла в 7-е подразделение связи артиллерийского полка и сейчас работает в отделе криптологии.

Ее навыки в технике связи будут иметь в бою решающее значение, даже если ее не будут брать на линию фронта. Она говорит, что хорошо понимает всю важность своей работы.

Два раза в год она участвует в маневрах, которые длятся неделю и проводятся днем и ночью. Выбегая из джипа, который доставляет ее к месту назначения, она ложится в укрытие.

"Лежать в укрытии - сомнительное удовольствие, - рассказывает Катаэ. - Здесь вам кажется, что пальцы ног уменьшились от обморожения, что ваше тело плотно прилипло к грунту. Вы вслушиваетесь в грохот орудий и летящих снарядов и все время пытаетесь представить, что находитесь на настоящей войне".

Она говорит, что люди, как правило, не представляют, насколько трудно приходится на учениях ей и ее товарищам, и не могут оценить их жертвы. Никто не видит и ее достижений, потому что нет возможности их продемонстрировать. Такое положение ей не нравится, но это - действительность армейской службы, с которой она обязана мириться.

24-летняя Юки Тиба, сержант 7-го инженерного батальона 7-й дивизии сухопутных войск ССО, говорит, что она заключила контракт на работу связисткой. Эта специальность требуется при ведении всех военных действий и когда-нибудь даст ей возможность принять участие в миротворческих акциях.

Тренировки и обучение очень скучны и однообразны. Пользуется ли сержант Тиба радиосвязью или настраивает телефон - это всегда одно и то же. Ей могут приказать вырыть траншею для проведения коммуникации и обложить ее мешками с песком. Но когда все будет сделано, Тиба получит приказ отойти в укрытие или вернуться в казарму.

"Здесь мы как будто понарошку создаем ощущение напряженности. А мне хотелось бы проверить свои навыки в реальном сражении и посмотреть, насколько они могут быть полезны", - говорит Тиба.

Тиба участвовала в спасательной операции во время извержения вулкана Усу на Хоккайдо. Там ей не пришлось рыть траншеи и натягивать провода - ей дали задание обеспечивать горячим питанием около 200 точек в день при помощи полевой кухни. Она говорит, что этот опыт только укрепил ее решимость сделать все, что в ее силах, чтобы помочь нуждающимся людям.

"Это вовсе не значит, что я жду, когда произойдет стихийное бедствие или война. Но, только участвуя в международной миротворческой миссии, я смогу окончательно самоутвердиться".

Хотя ее работа связана с оформлением множества документов, она выполняет ее точно и в срок. "Кроме того, я сдала свою кровь и зарегистрирована как донор органов, но я не знаю, когда все это будет нужно людям".

В июне прошлого года сержант Тиба вышла замуж, так что о поездке в Ирак теперь не может идти и речи.

Еще одна девушка-сержант, которая хотела бы поехать на Ближний Восток, - 24-летняя Наоми Кавахара. "Я очень хотела бы поехать в Ирак", - говорит Кавахара, авиатехник. Назначенная в 7-й авиационный полк ССО, она обслуживает вертолеты на базе Окадама в Саппоро. "Наши военные выглядят такими симпатичными по телевидению! Я, наверное, говорю это потому, что сама еще не была в Ираке", - добавляет она.

Подъем в 5:50. Затем, после утренних процедур и завтрака в 6:30, сержант Кавахара прибывает в вертолетный ангар ровно в 7:00. С помощью более чем 100 различных инструментов она тщательно проверяет техническое состояние вертолетов. Она обычно работает до 17:00, но, если возникает проблема с одним из вертолетов, она может задержаться в ангаре и до полуночи. Помимо основной работы, она периодически совершает патрулирование и выполняет работу на кухне.

Кавахара говорит, что трехмесячная начальная подготовка в ССО сейчас позволит ей вынести любые трудности.

Новички жили по пять человек к комнате, личной жизни не было никакой. О своей индивидуальности и привычках следовало забыть. Девушки всегда действовали как одна группа, из которой никому не разрешалось выпадать.

Новички всюду ходили строем - шагом шириной ровно в 71 см. Во время дождя зонтиками пользоваться не разрешалось. "На поле боя нет зонтиков!" - коротко объяснил им сержант-инструктор по строевой подготовке.

Если они не шли шагом, то бежали, всегда неся на плече винтовки весом в 4,3 кг.

А если они не бежали, то ползли. "Будьте друзьями насекомым!" - кричали им командиры во время тренировки, когда они ползли, как червяки, по земле, царапая руки о кусты ежевики, усталые, в потных рубашках с длинными рукавами, которые им не разрешали закатать.

Запыхавшиеся, лежащие в изнеможении девушки иногда жалели о том, что не пошли поступать в университет. Но Кавахаре эти тренировки только придавали бодрость. Она вспоминает свои первые учения по стрельбе, как, нажав на спусковой курок винтовки, она почувствовала отдачу и подумала: "А ведь у меня в руках настоящее оружие, и я умею им пользоваться!" А когда ее выстрел поразил имеющую силуэт человека мишень, она испытала "чувство радости и удовлетворения".

Источник: Asahi


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Политика конфиденциальности
Связаться с редакцией
Все текстовые материалы сайта Inopressa.ru доступны по лицензии:
Creative Commons Attribution 4.0 International, если не указано иное.
© 1999-2022 InoPressa.ru