Архив
Поиск
Press digest
26 ноября 2021 г.
28 апреля 2004 г.

Алоиз Бергер | Berliner Zeitung

По эту сторону Нарвы

Вскоре по территории Эстонии вдоль болотистого берега реки пройдет граница ЕС. Эстонцы гордятся своей границей - и защищают ее лучше других

Каждое утро пятеро русских проходят по узкому мосту за фабрикой. Сначала они предъявляют свои документы российским пограничникам, затем - эстонским. После этого больше ничего не происходит. Целый день. До тех пор пока пятеро русских вечером снова тем же путем не покидают Эстонию.

Почти никто не пользуется этим пограничным переходом. Раньше каждый день тысячи людей шли по этому узкому мосту на работу на текстильную фабрику "Кренгольм". Но 13 лет назад Советский Союз распался, и Эстония объявила о своей независимости. С тех пор новая граница между Россией и Эстонией проходит прямо за фабричной стеной "Кренгольма". Эстонское руководство фирмы уволило всех, кто живет на другой стороне. Только от пяти специалистов самой высокой квалификации предприятие, очевидно, не смогло отказаться.

Эстонцы серьезно относятся к своей границе. Через несколько дней болотистый рукав Нарвы, который протекает под узким мостом за "Кренгольмом", станет внешней границей Европейского союза. Там, на другой стороне реки, стоит Иван-город - мрачная крепость, которую Иван Грозный когда-то повелел построить как западный форпост своей империи. Вплоть до обретения Эстонией независимости Нарва и Иван-город были практически одним городом. Сегодня, чтобы прейти на другую сторону, нужна виза.

Менее пяти тысяч человек получили особое разрешение на регулярное посещение своих родственников в России. Эстонцы осторожны. Поскольку всего в ста километрах находится Санкт-Петербург, самый опасный город России с самым высоким уровнем преступности.

"Я понимаю, почему те, в Брюсселе, настолько недоверчивы. Охрана границы - это трудное дело, и каждый считает, что другие делают это неправильно, - говорит начальник штаба пограничный войск Эстонии Ааре Эвисалу. И вдруг добавляет: - Сначала мы тоже не доверяли странам ЕС".

В Эстонии мало чему придается такое значение, как созданию полноценной государственной границы. "Пограничные войска в стране пользуются самым большим уважением, - говорит полковник Эвисалу. - Это подтверждают все опросы".

В Эстонии очень рады скорому вступлению в ЕС. Правительство во главу угла поставило быстрейшее присоединение к Западу - или то, что эстонцы под этим подразумевают: капитализм, рыночную экономику, мировую торговлю. Ни в одной другой стране так радикально не распрощались со своим социалистическим прошлым. Более 70% из полутора миллионов эстонцев приветствуют вступление в ЕС. Однако гордостью молодой республики является ее государственная граница. Более 1% ВВП эстонцы выделяют на то, чтобы защититься от соседей.

При этом речь ни в коем случае не идет лишь о страхе перед огромной Россией, опыт соседства с которой не всегда был положительным. После обретения независимости также жестко была закрыта граница с балтийской соседкой Латвией. "Нелегальные иммигранты могут прийти отовсюду", - объясняет Эвисалу.

Еврокомиссия не приветствовала такое пограничное рвение эстонцев. В Брюсселе предпочли бы, чтобы Таллин сконцентрировался на будущей внешней 460-километровой границе Европейского союза. Границу с Латвией, если балтийские страны присоединяются к шенгенскому соглашению, так или иначе в ближайшие годы придется открыть. От России, напротив, ЕС ожидает растущего потока иммигрантов.

"В Брюсселе считают, что на той стороне стоят азиатские орды, - говорит Эвисалу и смеется. - Притом что это, наверное, самый сложный путь в ЕС".

Брюссель на всякий случай попросил пограничную службу Финляндии приглядывать за эстонцами. Недоверчивые финны считаются самыми опытными, так как эта страна сама охраняет границу с Россией длиной в две тысячи километров. Меж тем в Хельсинки утверждают, что никаких причин для беспокойства на внешней границе Эстонии не имеется.

В прошлом году эстонские пограничники задержали 348 человек, которые намеревались нелегально перейти границу, гордо рассказывает Эвисалу. Среди них - два грибника, которые перелезли через ограждение, потому как полагали, что на той стороне грибов больше, а также рыбаки-браконьеры, которые заплыли слишком далеко.

"Однако большая часть из тех, кого мы задержали, были просто пьяными, которые после пары бутылок водки направились к старым друзьям, забыв о том, что теперь их разделяет граница", - говорит начальник эстонского штаба пограничный войск.

Строго говоря, люди Эвисалу за весь год задержали только 34 настоящих нарушителя границы, "и восемь улизнули прежде, чем мы успели их схватить". То, что их было восемь, а не больше, Эвисалу знает от своих российских коллег, с которыми у него установились хорошие контакты. "Они, как и мы, делают свою работу", - говорит он.

Почему сотрудничество с русскими сложилось хорошее, никто до конца не понимает. Ведь у российского правительства нет никакой причины, чтобы контролировать нежелательную для себя границу. Москва до сего дня не подписала договор о границах с мятежным Таллином. Но это не помешало российским властям сразу после объявления Эстонией независимости создать вдоль эстонской границы запретную зону шириной в 50 км. Пройти туда можно только по особому разрешению.

"Это не имеет ничего общего с логикой, - объясняет один дипломат в посольстве ЕС в Таллине, - просто старый рефлекс: Где граница, там должна быть и запретная зона".

Для эффективного контроля российские пограничники вдоль границы создали контрольно-следовую полосу, широкую, как автострада. "Кто не умеет летать, тот обязательно оставит следы", - говорит Эвисалу. Следы можно сосчитать, поэтому он и знает, что в прошлом году незамеченными прошло восемь нелегалов.

Больше беспокоит его контрабанда наркотиков, с которой Эстония полностью справиться не может, - несмотря на ультрасовременные электронные устройства, которыми Европейский союз оснастил три пограничных перехода на автотрассах, ведущих в Россию. Дело в том, что электроника настроена, прежде всего, на выявление больших объемов, которые будут переправляться с востока в расширенный ЕС.

"Но это не проблема, - говорит начальник штаба эстонских пограничных войск. - У наркомафии есть более простые пути в ЕС, чем через Эстонию".

Люди Ааре Эвисалу борются скорее с многочисленными мелкими поставщиками, которые переправляют синтетические наркотики из Санкт-Петербурга и снабжают ими всех желающих от Таллина до Нарвы. Сырье же легче получить на Западе, чем в России. Поэтому существует реальная опасность, что в Эстонии будет возникать все больше подпольных лабораторий по производству наркотиков и кровавые разборки русских мафиози вскоре перекинутся на Эстонию.

Наркотиков и связанных с ними преступлений боятся прежде всего в Нарве. 70% населения этого эстонского пограничного города - русские, имеющие родственников на том берегу реки, в Иван-городе, и их отношения после появления границы не прервались.

Раиса Эванка почти каждый день ходит через реку к своей сестре. Она пользуется основным переходом в нескольких сотнях метров вверх по течению. Около шести часов вечера она возвращается, держа в каждой руке по пакету со свежим мясом и овощами. "Из России можно принести десять килограммов продуктов, иначе я не знаю, как бы я здесь выжила", - говорит она и устало бредет по каменистой дороге через Нарву. О ее пенсии в Эстонии не стоит и говорить, рассказывает она. И поэтому она делает то, что делают все, кто раздобыл вожделенную многократную визу: ходит на ту сторону так часто, как только возможно, и закупает продукты. Для себя, соседей и некоторых знакомых.

В это время несколько десятков людей выходят из маленького дома, который раньше служил пропускным пунктом воинской части, а теперь является частью пограничного перехода для пешеходов, направляющихся из Нарвы в Иван-город и обратно. Внутри пахнет лизолом и остановившимся временем. Рентгеновская установка в центре помещения, кряхтя, выплевывает полные сумки, два молчаливых пограничника видят на экране, что сегодня можно было купить на рынке Иван-города.

"В России все дешевле, но людям все равно приходится нелегко. Экономика так и не встала на ноги, многие не имеют работы", - говорит Раиса. Но, несмотря на низкую пенсию и высокие цены, она никогда серьезно не помышляла переехать к сестре в Иван-город. "Здесь по крайней мере чувствуешь, что положение улучшается", - считает она.

Раиса Эванка - русская с эстонским паспортом. В Нарве это скорее исключение. Большая часть русских, которые пришли сюда вместе с Советским Союзом и внезапно оказались в Эстонии, проваливаются на экзамене по языку. Официально каждый восьмой житель Эстонии не имеет гражданства.

Во многих нарвских кварталах, застроенных панельными домами, русские составляют большинство. В цехах текстильной фабрики "Кренгольм" тоже говорят почти исключительно по-русски. "Белые воротнички" из администрации, отделов сбыта и маркетинга знают и эстонский язык. Но работницы, снующие вдоль бесконечных рядов вращающихся бобин, швеи и гладильщицы говорят по-русски и только по-русски. Директору фабрики это не так важно. Главное, чтобы у них было жилье в Нарве, тогда они могут здесь работать. В отличие от тех, других, из Иван-города. Поэтому те были уволены. Как уже говорилось, эстонцы серьезно относятся к своей границе.

Коммерческий директор "Кренгольма" Тону Лепп неохотно говорит о бывших рабочих с другого берега. Ему больше нравится рассказывать историю успеха его фирмы, которая за несколько лет переориентировалась на Запад.

"Сегодня наш рынок - это Германия, Скандинавия и Великобритания, - говорит он. - Объем торговли с Россией составляет у большинства эстонских фирм примерно 7%. Мы не исключение, пусть даже мы находимся практически на границе".

Источник: Berliner Zeitung


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Политика конфиденциальности
Связаться с редакцией
Все текстовые материалы сайта Inopressa.ru доступны по лицензии:
Creative Commons Attribution 4.0 International, если не указано иное.
© 1999-2022 InoPressa.ru