Архив
Поиск
Press digest
26 ноября 2021 г.
28 апреля 2004 г.

Хоакин Прието | La Repubblica

"Европа, общая политика по Ираку"

Мишель Барнье работал в Европейской комиссии уже пять лет, когда Жак Ширак доверил ему пост министра иностранных дел вместо назначенного на должность министра внутренних дел Доминика Де Вильпена, человека, который попытался предотвратить войну в Ираке. Барнье родился в Савойе, ему 53 года, он был депутатом, сенатором, неоднократно министром. Он убежденный сторонник единой Европы.

- После объявления о выводе испанских войск из Ирака вы с уважением говорили об испанском суверенитете. Сегодня я прошу вас сделать более глубокий анализ: до какой степени решение нового испанского правительства изменило ситуацию на международной арене?

- В Ираке мы оказались перед лицом трагедии, необходимо попытаться покончить с этой ситуацией, как в интересах иракского народа, так и для стабильности в регионе, которая остается проблемой, как для всего мира, так и для Европы. Я придерживаюсь мнения о том, что нет нужды смотреть в прошлое. Будем смотреть в будущее, выйдем из этой трагедии под эгидой Объединенных Наций.

Нет сомнения в том, что решение Испании направить свои войска было суверенным, как и решение о выводе войск. Мы должны работать вместе с Испанией и другими странами ЕС, с Соединенными Штатами, Россией и другими странами региона, принимая во внимание в первую очередь мнение политических сил и общин Ирака, шиитов, суннитов, курдов, для реализации переходной политики, преодолевая различные этапы.

- Первый - 1 июля.

- Будет ли иракское правительство, которое придет к власти, обладать реальным суверенитетом? Будущая резолюция ООН, которая должна легитимизировать это правительство и определить последующие этапы. Иракское правительство должно вызывать доверие и подтвердить реальное обладание суверенитетом. Мы будем работать в этом направлении вместе с испанским правительством и правительствами других европейских стран.

- Правительство Сапатеро не верит в возможность военного контроля ООН в Ираке. Это было одной из причин, по которой было принято решение не откладывать вывод войск до 30 июня.

- Я говорю о первой резолюции ООН, которая должна установить условия для формирования в Ираке правительства, представляющего различные религиозные и этнические общины. Потребуется ли вторая резолюция? Возможно, ее задачей станет поддержание принципа национальной конференции, которая должна состояться в период с июля 2004 года по январь 2005 года, иными словами, до проведения запланированных на начало будущего года выборов.

Мы оказались перед лицом эмпирического процесса, лучший выбор - проходить поочередно каждую фазу. Первая фаза - вызывающее доверие правительство, представляющее все слои иракского общества, вторая - национальная конференция, третья - мы попытаемся гарантировать патронат и поддержку стран региона и международного сообщества.

- Многие не верят в то, что ЕС может проводить единую внешнюю политику. По Ираку существуют различные разногласия, хотя единодушное осуждение "внесудебных казней", практикуемых израильским правительством, позволило услышать Европу, "говорящую одним голосом" по Ближнему Востоку. Может ли быть по-настоящему единая внешняя политика?

- Я уверен, что единая внешняя политика не только возможна, но и необходима. Как всегда, основополагающим моментом станет воля глав государств или правительств. Во вторую очередь необходимы инструменты. Иногда обстоятельства выступают в роли тормоза или ускорителя.

По Ираку отмечаются разногласия. Но 15 лет назад Европа столкнулась с более серьезными разногласиями, когда взорвалась Югославия. В то время не было и намека на единую позицию европейцев по ситуации на Балканах, и мы были не в состоянии помешать средневековой войне.

- Иными словами, Европа прогрессирует, благодаря своим кризисам?

- Любой кризис должен позволить нам извлечь уроки. Следствием одного из уроков югославского кризиса стало создание поста, который сегодня занимает Хавьер Солана. Следует идти дальше и извлекать уроки из иракского кризиса, изучая другие ситуации, когда нам удавалось действовать более сплоченно, как на Ближнем Востоке или в отношениях с Россией или странами Средиземноморья.

- Европейцам придется больше расходовать на единую внешнюю политику и оборону?

- Прежде всего, надо научиться расходовать эффективней, и делать это вместе, чтобы избежать контрпродуктивной конкуренции или ненужного дублирования. Это прежде всего относится к области исследований и оказания помощи в реализации проектов развития. Необходимо увеличить расходы на исследования, потому что в этой области мы сильно отстаем.

- Может ли каждая отдельная страна самостоятельно обеспечить свою безопасность?

- В современном мире, когда все окна и двери открыты, у нас больше поводов быть европейцами, не прекращая быть французами, испанцами или португальцами, и не только из соображений, связанных с борьбой с терроризмом или наркотиками. Но и по причинам, связанным с экологической безопасностью. Как мы можем защититься от всех этих пробоин в танкерах, как на "Престиже" или "Эрике"? Не через национальные законы и позиции, а путем взаимодействия в европейском масштабе.

- Можно ли было уберечься от терактов 1 марта в более сплоченной Европе?

- Будем переписывать историю? Очевидно лишь то, что угроза терактов касается всех. И во Франции имели место теракты. Сегодня мы должны действовать сообща, прежде всего, в сфере предотвращения угрозы терактов и безопасности.

- Европейская конституция все еще остается объектом дискуссий. У вас есть предложения по разблокированию этой инициативы?

- Эта конституция - результат кропотливой работы. Необходимо сохранить этот труд. Принимая во внимание нынешнюю обеспокоенность по поводу терроризма, безработицы, экологии, мы не можем сказать гражданам, что все провалилось из-за неэффективных методов или процедур. Поэтому, необходимо найти решение.

- Но для Испании это не только вопрос процедуры.

- Да. Но я всегда думал, что Испания - большая страна ЕС. Так же, как Франция, Польша. То, что является характерной чертой большой страны - это ее способность привлекать других к своим идеям, а не способность блокировать. Будем укреплять диалог между Францией и Испанией. Мы обладаем способностью привлекать и убеждать других. Система двойного большинства сбалансирована и эффективна, можно добиться компромисса, не утратив этих преимуществ.

- Вы ожидаете улучшения отношений между Францией и Испанией после смены правительства?

- У нас есть все поводы, чтобы быть едиными. Теперь, когда я занимаю этот пост, я помню о разногласиях, возникших между нашими двумя странами в отношении Ирака. Но я намерен работать в духе настоящего диалога, как того желает президент Французской республики.

Источник: La Repubblica


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Политика конфиденциальности
Связаться с редакцией
Все текстовые материалы сайта Inopressa.ru доступны по лицензии:
Creative Commons Attribution 4.0 International, если не указано иное.
© 1999-2022 InoPressa.ru