Архив
Поиск
Press digest
26 ноября 2021 г.
28 апреля 2004 г.

Клеменс Вергин | Tagesspiegel

"Мы снова становимся мальчиками для битья"

Израиль Зингер, генеральный секретарь Еврейского всемирного конгресса, требует от Европы большей решительности в борьбе с антисемитизмом

- Господин Зингер, почему Европа настолько поздно заметила, что за последние годы распространился новый антисемитизм?

- Европейцы считали, что явного антисемитизма у них больше быть не может, после опыта Второй мировой войны, последующей денацификации и с учетом развившегося в послевоенное время чувства вины. Это была вина, которая распространилась не только на целые государства, но и на такие институты, как, например, церковь, родоначальницу старого классического антисемитизма.

Церковь, как и германское правительство, предприняли самые значительные шаги, чтобы уберечь себя от антисемитизма. Но время лечит - в частности, чувство вины и воспоминания. Это самый важный момент - забывчивость. Поскольку преступники, жертвы и свидетели Холокоста умирают. Но предубеждения остаются.

- Наряду со старым антисемитизм теперь появился новый, мусульманской закваски.

- Европа - это меняющийся континент. Там появился новый фактор: присутствие мусульман. Некоторые европейцы считают, что лучший путь решить эту проблему - это ее игнорировать или договариваться. В течение последних трех лет европейцы в том, что касается проблем Ближнего Востока, продемонстрировали недостаток чувствительности.

Поскольку они воспринимают Шарона - иногда даже справедливо - как нечестного игрока, возникает побочный эффект, и евреи снова становятся мальчиками для битья. Как может такое быть, несмотря на осуждение антисемитского прошлого! Все потому, что от старых привычек трудно отказаться.

Так конфликт на Ближнем Востоке перекинулся на маленькие еврейские общины в Европе. Я должен возложить ответственность за это и на прессу. Поскольку она имеет тенденцию поддерживать неудачников. Европейские газеты более падки на сенсацию, чем американские. Есть такая шуточная поговорка, что антисемитизм заставляет ненавидеть евреев больше, чем это необходимо. И тот образ Израиля, какой представляют европейские средства массовой информации, более страшный, чем это необходимо.

- Однако не превращаются ли обвинения в антисемитизме в средство, к примеру, для защиты политики Ариэля Шарона?

- Давайте допустим на минуту, что это так. То, что правительство Шарона использует обвинения в антисемитизме для собственной защиты. Но ведь, например, Израиль Зингер, который не поддерживает правительство Шарона, полагает, что антисемитизм является серьезной проблемой для Европы. Он каждый день критикует и правительство Шарона, и европейцев. Согласитесь, что в этом случае данный аргумент не работает.

В Израиле Шарон подвергается много большей критике, чем в Европе. Но там это не порождает антисемитизм. Вы не любите Шарона? Тогда поставьте его в затруднительное положение, но не делайте вид, будто весь еврейский народ поддерживает Шарона.

Антисемитизм в Европе существует. Вопрос заключается в том: а) достаточно ли серьезно положение, чтобы устраивать конференцию, б) достаточно ли серьезно положение, чтобы принимать законы против антисемитизма, в) достаточно ли серьезно положение, чтобы им обеспокоился континент, который безо всяких на то оснований уничтожил шесть миллионов евреев? Мой ответ на все эти вопросы: "Да".

- Пытаетесь ли вы или ваша организация разговаривать с мусульманами?

- Об этом и речь. Если мы не будем вести диалог с мусульманами, как в послевоенное время с христианами, мы потерпим неудачу, не только мы, евреи, а весь западный цивилизованный мир. Разумеется, диалог с мусульманами не так прост, как с христианами или неверующими. Мусульмане не осовременились. У них не было реформации, напротив, они обращаются в прошлое, к насилию. С религией, проповедующий "Ислам или меч" или "Аллах Акбар", возникает проблема с диалогом. Никто не может быть правым во всем, это первый принцип диалога.

- Ведется ли такой диалог сейчас?

- Да, но безуспешно. По очевидной причине: мусульмане, которые вступают с нами в диалог, не являются центральными фигурами. А серьезные мусульманские лидеры, которые готовы говорить с нами, подвергаются из-за этого опасности. Но конфликт с мусульманами - это только одна из многих причин, по которой евреи чувствуют себя в Европе неуютно, и это должно беспокоить европейцев. Даже если это ощущение евреев - всего лишь ощущение слишком чувствительного меньшинства.

Если главный раввин Франции советует французским евреям ходить без кипы, если евреи начинают покупать квартиры в других странах, в Израиле или США, если они забирают своих детей из государственных школ, если они видят, как поджигают их синагоги и школы, тогда пора бить тревогу.

- Франция изгнала из государственных школ хиджаб как религиозный символ. На том же основании была запрещена еврейская кипа. Вы считаете, что это правильно?

- Нет. И я также против запрета на ношение хиджаба. Потому что я полагаю, что тем самым меньшинство загоняется в гетто, которое порождает фанатиков. Люди не утрачивают свою религиозность, не становятся частью общества, а только от него изолируется. Тем самым создается два неравных сообщества, возникают граждане второго сорта, которые маргинализуются и потом берутся за оружие.

Источник: Tagesspiegel


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Политика конфиденциальности
Связаться с редакцией
Все текстовые материалы сайта Inopressa.ru доступны по лицензии:
Creative Commons Attribution 4.0 International, если не указано иное.
© 1999-2022 InoPressa.ru