Архив
Поиск
Press digest
26 ноября 2021 г.
28 августа 2006 г.

Анне Шнеппен | Frankfurter Allgemeine

Наташа из Ниигаты

Девятилетнюю японку похитили в 1990 году и в течение долгих лет держали взаперти

Можно было подумать, что мучителя австрийской девочки Наташи Кампуш к его ужасному деянию побудило знаменитое японское преступление. Но к тому времени, когда 19-летняя Фусако Сано ускользнула от своего похитителя, который держал ее взаперти, как животное, в течение девяти лет и двух месяцев, Наташа уже почти два года томилась в подземной темнице в Штрассхофе. Как сейчас Австрия, так и Япония в январе 2000 года застыла в ужасе, потрясенная преступлением, случившимся в маленькой общине, которое так долго оставалось незамеченным.

13 ноября 1990 года девятилетняя Фусако в сумерках возвращалась домой. На ней была школьная форма. Машина, проехав мимо девочки, внезапно остановилась. Из нее выскочил 27-летний Нобуюки Сато, который, угрожая ножом, заставил ученицу четвертого класса залезть в багажник. Он увез ее в городок под названием Касивадзаки - километрах в пятидесяти от места происшествия - где и держал девочку, обычно привязанную к кровати, в маленькой комнате на втором этаже своего дома до 28 января 2000 года. Он угрожал Фусако и бил ее, если она пыталась сдвинуться с места или просто плакала. Мужчина заставлял ее беспрекословно подчиняться установленным им правилам: никогда не подходить к двери, никогда не кричать и не покидать без разрешения кровать.

Кормил он ее раз в сутки. Он не давал ей читать, телевизор она могла смотреть только в последние годы своего плена, и то редко. Кроме Сато, она не видела ни одного живого человека и не разговаривала ни с кем, кроме него. Его мать, жившая в том же самом доме на первом этаже, позже утверждала, что все эти годы ничего не знала о существовании девочки. Сато был крайне нелюдимым человеком, который рано начал проявлять склонность к насилию - как в школе, так и по отношению к родителям. Он выгнал из дома своего престарелого отца. Мать беспрекословно повиновалась своему единственному сыну и, по ее словам, никогда не осмеливалась зайти к сыну в комнату.

Так или иначе, она, пусть неумышленно, помогла Фусако выйти на свободу. Пребывающая в панике и отчаянии из-за образа жизни сына, закрывшегося в своем мирке, из-за его приступов агрессии, она обратилась в местные органы власти за помощью. Сотрудники общественного центра здоровья и психиатрии Касивадзаки префектуры Ниигата в Западной Японии не только взялись за Нобуюки Сато, но и нашли его жертву, уже давно считавшуюся мертвой. От Фусако остались кожа да кости, она заикалась и практически не могла ходить. Ее кожа имела мертвенно бледный цвет. Девушка испугалась света, который вдруг внезапно перед ней открылся. Большую часть своего плена она провела в темноте.

Параллели между похищением девочек в Японии и Австрии поразительны. Правда, японский преступник не пытался покончить жизнь самоубийством. Он был приговорен к 14 годам лишения свободы - максимально возможное наказание в Японии. На допросе безработный Сато признался, что хотел обладать "сладкой девочкой", иметь ее в качестве спутницы жизни, чтобы скрасить свое одиночество. На вопрос, кем была для него Фусако, он сказал: "Подругой, наверное. Я думал, что она меня любит". И действительно, у жертвы были выявлены признаки "стокгольмского синдрома": она покорилась своему мучителю и, очевидно, распростилась с надеждой когда-нибудь избавиться от него. Вскоре после освобождения она попросила разрешения снова вернуться в ту комнату, где жила пленницей.

По сей день японские средства массовой информации, включая зачастую излишне бойкие бульварные издания, проявляют сдержанность в отношении жертвы и ее семьи. В репортаже, опубликованном примерно полтора года назад в "Сюкан Синтё", даже не названо ее настоящее имя.

Девушка оправилась физически, но психические последствия того ужаса не были преодолены и спустя пять лет после освобождения. Возвращение в нормальную жизнь дается шаг за шагом. После длительного пребывания в больнице она вернулась домой, в семью, которая оградила ее от внешнего мира, от школы и вообще от контактов с большим количеством людей - так посоветовали врачи. Через четыре года после освобождения она стала иногда работать на рисовом поле у дяди и тети: деятельность в обстановке, не вызывающей стресса, - это, возможно, часть терапии. Фусако научилась шить, прыгать через скакалку, фотографировать, в августе 2001 года она получила водительские права. Однако общение с чужими людьми остается для нее затруднительным. Репортер "Сюкан Синтё" после посещения родного города Фусако пришел к выводу: "Пусть она на первый взгляд снова приспособилась к нормальной жизни, но все же у нее нет друзей, и значительную часть времени она гуляет в одиночестве".

В январе 2002 года, вскоре после вынесения приговора ее похитителю, рассказывал ее отец, его дочь находилась на пути к выздоровлению и - это был год чемпионата мира, который проходил в Японии, - даже заинтересовалась футболом. Они ездили на стадион в Сендай, где смотрели матч японской профессиональной лиги. Можно только догадываться, какой это огромный шаг для нее.

Как и в Австрии, в Японии тоже звучали упреки в адрес следственных органов. Журналисты из "Майничи Симбун" пришли к выводу, что полиция допустила существенный промах. Сато за полтора года до похищения Фусако при аналогичных обстоятельствах уже пытался увезти девятилетнюю девочку и был за это осужден. Фусако пропала во время его испытательного срока. Однако полиция даже не допросила Сато. Его имя никогда не фигурировало среди подозреваемых.

Источник: Frankfurter Allgemeine


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Политика конфиденциальности
Связаться с редакцией
Все текстовые материалы сайта Inopressa.ru доступны по лицензии:
Creative Commons Attribution 4.0 International, если не указано иное.
© 1999-2022 InoPressa.ru