Архив
Поиск
Press digest
14 октября 2019 г.
28 августа 2007 г.

Ричард Ньюбьюри | La Stampa

Диана: королева сердец, которая не умела быть принцессой

Прошло 10 лет с тех пор, как леди Диана, легендарная богиня современности, погибла, преследуемая сторожевыми псами международной прессы - бандой папарацци, несшихся за ней на бешеной скорости. Наивные полагают, что она была грешницей, принесенной в качестве искупительной жертвы на алтарь глянцевых обложек. И превратилась она не в дерево, как мифическая Дафна, а непосредственно в икону. Диана - мать и святая покровительница всех глянцевых журналов, старшая сестра реалити-шоу, где сопереживание нередко берет верх над здравым смыслом.

"На фото они казались идеальной парой", - комментировал друг королевы, который интуитивно рекомендовал не искать сноху за пределами узкого придворного круга, в который входили Спенсеры, с их кровью Стюартов, королевской, хотя и незаконной. И если бы королева, сказал он в беседе с придворным, "уделяла бы столько же внимания воспитанию своих сыновей, сколько своим лошадям", то эту неудачную женитьбу можно было бы предотвратить. Спенсеры по традиции плохо обращаются с женами, и родители Дианы много пили, а если к этому прибавить и их стремление произвести на свет наследника, то можно найти объяснение их постоянным и бурным ссорам. В табеле успеваемости 6-летней Дианы, после того как ее родители развелись, появилась учительская запись: "Я никогда раньше не встречала такой расчетливой девочки, как Диана Спенсер".

В West Heath School ее звали "упрямицей" Спенсер, и, несмотря на две попытки, она провалила выпускные экзамены. В 15 лет она решила, что станет принцессой Уэльской. В 1978 году, на свадьбе ее сестры Джейн с Робертом Феллоузом, секретарем королевы, кто-то услышал, как она сказала: "У меня будет свадьба в Вестминстерском аббатстве". Она уже обрабатывали группу королевских журналистов. Именно пресса сначала ее обольстила, а потом и уничтожила, именно пресса подтолкнула неуверенного в себе принца Чарльза, которого отговаривали его друзья, жениться на этой иконе эпохи имиджа. Его привлекли ее заявления о том, как бы ей хотелось порыбачить во время шотландского дождя и послушать классическую музыку.

По словам журналиста Джеймса Уайтакера, долгое время бывшего доверенным лицом Дианы, "сказка о любви" в действительности была просчитанным поступком двух людей, которые полагали, что знают, чего хотят, и пытались добиться этого, не задумываясь о последствиях в длительной перспективе. Когда пара объявила о помолвке в феврале 1981 года, Чарльз уже на протяжении десятка лет верил, что нашел родственную душу в Камилле Паркер Боулз. Об этом знала и Диана, но все равно шла вперед, осуществляя свой план. Ему нужна была та, кто произвела бы на свет будущего короля, а она отчаянно хотела стать принцессой Уэльской. "Я никогда не был слишком уверен в себе", - сетовал принц Чарльз. Принцесса страдала тем же отсутствием самоуважения. Оба они хотели оправдать надежды масс-медиа и в результате оба балансировали между верой в собственный публичный образ, созданный ими же самими, и клинической депрессией.

Диана, девушка, которая дважды проваливала выпускные экзамены, для которой единственным доступным занятием стала работа воспитательницей в яслях, поняла еще до замужества, что работа "начинающей" королевы заключается в проведении времени за встречами и ужинами с президентами, послами, политиками и промышленниками. Но она отказывалась читать даже записки, составленные для нее о странах, которые представляли министры, или о том, какими департаментами они руководили или чем занимались конкретные компании. Она надолго впадала в кататонический мутизм (молчание, отказ от речевого общения при кататоническом ступоре. - Прим. ред.) или постоянно бегала в туалет по причине приступов булимии (нервное расстройство пищевого поведения, волчий голод. С целью избежать ожирения больные провоцируют рвоту или злоупотребляют слабительным. - Прим. ред.). Отсутствие витаминов усиливало ее депрессии и усугубляло ее отвратительный характер, который проявлялся во вспышках гнева, направленных на ее прислугу и даже на Чарльза. Чтобы усмирить ее абсурдный гнев, Чарльз был готов отказаться от охоты, отложить свои великолепные ружья Purdey и позабыть на время о своем "лучшем друге человека", собаке Харвей; кроме того, он искал для нее психиатра из-за ее суицидальных наклонностей.

На самом деле, у принцессы Дианы была серьезная клиническая депрессия, она страдала тем, что американский психиатр Адольф Стерн в 1938 году назвал "синдромом пограничного состояния", который характеризуется низкой самооценкой пациентов и трудностями в поддержании отношений с другими людьми. Королева, которая и слушать не хотела о возможности психической или физической болезни, думала, что причиной всех проблем супружеской пары принца и принцессы Уэльских является булимия Дианы. Ее собственный брак не был безоблачным, и ей и в голову не приходило, что он станет ковром из роз. На самом деле существовало взаимное непреодолимое непонимание между чувством долга времен войны и новым поколением эпохи Тэтчер, когда государственные обязанности сменялись частными, и общественный долг утрачивал силу.

В 1986 году Чарльз тоже начал страдать клинической депрессией, не только из-за неверности жены, изменившей ему с капитаном Джеймсом Хьюиттом, но и из-за того, что он живет с мужеподобной женщиной, которая, как казалось, была решительно настроена уничтожить его. Именно в этот период друзья принца настояли на том, чтобы он вновь начал встречаться с Камиллой. У Дианы было много утешительных связей, но после развода именно Хаснат "Натти" Хан научил ее тому, что значит "чувство долга". Она безуспешно надеялась выйти замуж за этого кардиолога англо-пакистанского происхождения, но он никогда бы не женился на разведенной христианке. Позднее Чарльз пригласил его на ее похороны.

Диана хотела вызвать чувство ревности у Хасната через связь с другим мужчиной, Доди аль-Файедом, не соответствовавшим ее положению в обществе, как миссис Симпсон не соответствовала рангу Эдуарда VIII. Ее убила небольшая ошибка: она не воспользовалась ремнем безопасности. Но ее главной ошибкой стала связь с сыном мошенника, чьи абсурдные обвинения привели к тому, что мусульмане-экстремисты угрожали жизни главы государства. Диане повезло стать живой легендой до того, как потакание своим слабостям, в том числе и в чувствах, вышло из моды в Англии, которая сегодня в большей степени ассоциирует себя с Елизаветой, нежели с Дианой.

Источник: La Stampa


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Разрешается свободное использование текстов, ссылка обязательна (в интернете - гипертекстовая).
© 1999-2019 InoPressa.ru