Архив
Поиск
Press digest
17 октября 2019 г.
28 августа 2007 г.

Глава Национального антитеррористического центра рассказывает о планах "Аль-Каиды", американской готовности и природе войны с терроризмом

"Аль-Каида" планирует нанести новый удар по Западу. Соединенным Штатам об этом известно, но они не располагают достаточными тактическими деталями для вынесения предупреждения или повышения уровня опасности, утверждает вице-адмирал в отставке Джон Скотт Редд, возглавляющий Национальный антитеррористический центр. В интервью, данном в штаб-квартире центра недалеко от Вашингтона, Редд сказал корреспондентам Newsweek, что страна как никогда готова отразить такие угрозы. Но он считает также, что новая удачная террористическая атака на США неизбежна. Газета публикует выдержки из интервью.

- Сотрудники различных агентств утверждают, что после операций в ущелье Тора-Бора в 2001 году они ни разу не были хотя бы на 50% уверены в том, где находится Усама бен Ладен, и поэтому не могли организовать операцию по его поимке. Так ли это?

- По поводу бен Ладена я вам скажу, что, если бы мы знали, где он, он был бы мертв или арестован. Все очень просто. Его, безусловно, очень сложно поймать. Весь этот район - очень сложная цель. Обычно, когда меня спрашивают об Усаме бен Ладене, я отвечаю: вспомните Эрика Рудольфа (осужденного за взрыв на Олимпиаде в Атланте). Никому не приятно это слышать, но ведь он скрывался в Соединенных Штатах Америки. Мы задействовали все ресурсы - ФБР, местные органы правопорядка, - но парень скрывался чертовски долго, просто не высовываясь. На днях один журналист сказал: "Ребята, у вас же есть все эти космические штуковины и разные приспособления для слежки". Я ответил: "Да. Но я бы поменял их все на трех хороших осведомителей".

- Почему люди уверены, что бен Ладен еще жив?

- Мне кажется, вопрос в том, почему вы уверены, что он мертв? Сейчас, пожалуй, мы не слышали о нем дольше всего, но такое случалось и раньше. В 2005 году, возможно, период, на протяжении которого у нас не было вестей от бен Ладена, был на неделю короче, чем нынешнее молчание. Да, мы ничего о нем не слышали с весны 2006 года. Люди начинают говорить: "Он мертв, он мертв". По правде говоря, мы думаем, что, если бы он умер, об этом стало бы известно. Такие новости вряд ли удалось бы скрыть.

- Периодически ходят слухи, что он болен той или иной болезнью, что ему нужен диализ или какие-то экзотические лекарства. Можно ли им верить?

- Я отвечу коротко: мы не знаем. Иногда появляются какие-то разрозненные сообщения о болезни, недееспособности, но ничего нельзя утверждать с уверенностью.

- Создается впечатление, что у Аймана аз-Завахири гораздо большая свобода выражения, подразумевающая большую свободу передвижения. Его записи довольно хорошо сделаны.

- Мы наблюдали почти троекратное увеличение объема медиа-продукции "Аль-Каиды" в 2006 году. Думаю, в этом году мы уже приблизились к тому же показателю или даже превысили его. Они действуют более изощренно. Они не полагаются на Al Jazeera или вашу братию, чтобы распространять свои послания. Они используют интернет. Если угодно, у них вполне отлаженная медиа-группа. Они ищут новую аудиторию или стремятся расширить уже существующую, используя субтитры.

- Английский язык...

- Немецкий, итальянский и разные другие средства. В общем, они совершенствуются.

- То есть теперь они размещают это прямо в интернете?

- Айман аз-Завахири, конечно, не сидит там и не говорит: "нажмите и загрузите"... Понимаете, то, что вы видите - это что-то вроде желания заявить о себе. Аз-Завахири за прошлый год сделал 15 видеозаписей - и почти столько же в этом году. И он обязательно сделает столько же, если не больше, в этом году, но вы также видите, что все больше людей из "Аль-Каиды" выступает с заявлениями. Грубо говоря, это чем-то напоминает мне рекламную кампанию в начале создания Силиконовой долины. Что вам нужно? Вам нужно, чтобы ваше имя было у всех на устах. Поэтому вы выпускаете пресс-релизы. Это дает вам возможность привлекать средства - в том случае капиталистов, в этом - людей, финансирующих "Аль-Каиду".

- Раз уж мы об этом заговорили, что вы можете сказать о том, что в Пакистане отпущен на свободу Мухаммед Наим Нур Хан, который якобы был в "Аль-Каиде" главным по коммуникациям и компьютерам, а теперь он может идти на все четыре стороны?

- Ясно, что мы не то чтобы этому очень рады. У нас есть судебная система, и у пакистанцев есть судебная система, разрабатывавшаяся для другой эпохи. Я не буду углубляться в их судебную систему, потому что я в этом не специалист, но Верховный суд Пакистана заявил: "Вы должны освободить этого парня". Понимаете, он на свободе по ряду причин.

- О чем, по вашему мнению, свидетельствуют участившиеся теракты в Великобритании? Два года назад террористам удалось даже убить несколько человек. В этом году - эти клоуны в Глазго. Это были врачи и инженеры, каким-то образом связанные с Пакистаном и/или Ираком, и, тем не менее, они не смогли сделать бомбу. Как вы думаете, о чем это говорит с точки зрения эволюции организации, эволюции террористов на передовой?

- Это говорит о преимуществах надежного укрытия - места, где вы можете взять кого-нибудь и не просто сказать: "Вот формула. Бог в помощь, иди сделай что-нибудь", а скорее: "Давай испробуем это. Давай сделаем ее. И посмотрим, как она бабахнет".

- Ирак - гигантский университет для изготовителей бомб.

- Поймите, там им не надо изготавливать взрывчатку. Они просто покупают ее. HBX или C4. Там повсюду полно взрывчатых веществ.

- Но если бы они хотели научить людей, у них, безусловно, есть такая возможность.

- Но вам не надо изготавливать C4. Вы ставите на нее детонатор, и с 99-процентной гарантией эта штуковина взорвется. Это они умеют делать очень хорошо.

- Есть ли доказательства того, что они готовят людей в Ираке для совершения операций за границей?

- Иракское отделение "Аль-Каиды" - под руководством Абу Мусаба аз-Заркави - проводило "внешние операции" (в Иордании). Я не буду говорить о последних событиях в Великобритании и о том, есть ли здесь связь.

- Европейцы обеспокоены связями между Ираком и Европой.

- Всегда есть причины для беспокойства. Учитывая, что происходит сейчас в Ираке, было бы честнее сказать, что у Абу Айюба аль-Масри сейчас хлопот полон рот, хотя и не совсем.

- Расскажите нам об угрозе, возникшей в этом году.

- Об этой угрозе сообщила разведка, мы знали, что происходит. Нам не известны все тактические детали, но в чем-то это напоминает авиа-угрозу, возникшую в Великобритании в прошлом году. Мы знаем, что угроза существует. Вопрос в том, что мы делаем в связи с этим? Ответ - мы создали межведомственную рабочую группу под руководством Национального антитеррористического центра. В группу вошли все, кого вы ожидаете в ней увидеть: ФБР, ЦРУ, министерство национальной безопасности, Разведывательное управление министерства обороны, министерство обороны, - все они участвуют в реализации комплексного плана, гораздо лучше разработанного в тактическом отношении, чем когда бы то ни было. Я уже 40 лет на службе у правительства, 36 лет - в военной форме, 4 года - в гражданской. Это революционный план, и это влияет на наши действия.

- В начале этого лета говорили, что были перехвачены разговоры, напомнившие лето накануне 11 сентября. Немцы, по сути, сказали, что это напоминает им канун 11 сентября. Они сказали: "Мы очень обеспокоены". Что вы об этом думаете?

- Многое указывает на то, что "Аль-Каида" планирует атаковать Запад и, скорее всего, попытается атаковать, мы в этом уверены.

- Атаковать Европу?

- Они хотят двигаться на Запад и хотели бы продвинуться как можно дальше. Мы не знаем... будет ли это Марк Хоузенбол, который прилетает рейсом 727 из Карачи, останавливается во Франкфурте и едет дальше со своим европейским паспортом, приезжает в Нью-Йорк и собирается что-то сделать. Я хочу сказать, что мы не знаем тактических деталей. Но у нас есть пара нитей, указывающих на что-то очень тактическое - понимаете, это когда вы видите части чего-то, но я больше не могу об этом рассказывать.

- Но это не привело к изменению уровня опасности.

- У нас и так довольно высокий уровень опасности. Пока не станет известно о чем-то, что изменит ситуацию, не обязательно менять уровень опасности. От этого только куча народа начинает нервничать и срывается с катушек, но это не помогает делу.

- На сегодняшний день вы не видите признаков снижения угрозы?

- Угроза все еще существует. Она очень серьезная, и мы за ней следим. Мы постоянно узнаем новые подробности, но все равно, это очень серьезная угроза.

- И последний вопрос: мы выигрываем или проигрываем войну с терроризмом?

- Это долгая война. Люди говорят: "На что она похожа?" Я бы сказал, что это как холодная война только в двух отношениях. Во-первых, в ней есть сильное идеологическое содержание. Во-вторых, это будет долгая война. Я умру прежде, чем она закончится. Возможно, в процессе мы проиграем пару битв. Мы должны быть к этому готовы. По статистике, все время везти не может. Нас не атаковали уже шесть лет, и это не случайность.

Вот что я вам скажу: сегодня мы готовы к войне с терроризмом лучше, чем когда-либо в нашей истории. Мы сделали невероятно много после 11 сентября за границей. Разведка стала работать лучше. Они лучше координируют свои действия. Мы очень внимательно работаем с нашими союзниками. Мы занимаемся стратегическим оперативным планированием, изучаем все подробности жизненного цикла террористов. Мы прошли большой путь. Но эти ребята не дураки. Они полны решимости. Они терпеливы. Поэтому со временем мы проиграем одну или две битвы. Нас снова атакуют, но надо быть настойчивыми и упорными, чтобы пережить это.

Источник: Newsweek


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Разрешается свободное использование текстов, ссылка обязательна (в интернете - гипертекстовая).
© 1999-2019 InoPressa.ru