Архив
Поиск
Press digest
25 февраля 2021 г.
28 декабря 2000 г.

Майкл Вайнс | The New York Times

Во всей России биологические часы отсчитывают последние минуты

У Инны Чайковской есть больше, чем у большинства жительниц этого старинного военного города: интеллект, смелость, квартира, автомобиль "Жигули", приобретенный на доходы от собственного бизнеса, а также острый ум.

Нет у нее только того, о чем она мечтает, - мужа и детей. Ей уже 37 лет, и время уходит.

"Нет нормальных мужчин,- жалуется она, растянувшись на кровати в джинсах и свитере, в то время как ее друг, 7-месячный рыжий полосатый кот, уставился в окно балконной двери. - У всех у них комплекс неполноценности, поскольку они не могут заработать достаточно денег для содержания семьи. Все они живут со своими матерями. Все они получают по 1000-1500 рублей в месяц. Кто захочет иметь детей от такого мужчины?"

В Рязани - промышленном городе, расположенном к юго-востоку от Москвы - ответ очевиден: почти никто. За последнее десятилетие количество браков сократилось на 30%, а разводов - возросло на 60%.

Уровень рождаемости, что не удивительно, снизился на 40%.

Все это - оборотная сторона резкого роста смертности, наблюдаемого в последние 10 лет: угрожающее по своим размерам и темпам снижение рождаемости, в результате которого население страны сократилось на миллионы человек, скорее всего, будет наблюдаться и в ближайшие годы. Россия, всего десять лет назад занимавшая самое высокое место в Европе по уровню рождаемости, теперь скатилась на самый низ до уровня Испании и Италии.

В прошлом году уровень рождаемости составил 8,4 на 1000 человек по сравнению с 13,4 в 1990 году. А среднее число детей, которых женщина хотела бы иметь, сократилось с 1,89 в 1990 году до 1,17 в прошлом.

Таким образом, население России уменьшается и стареет - и это в стране, где так необходимы молодые люди для восстановления сельского хозяйства и промышленности и возрождения экономики.

Эти две тенденции - рост смертности и сокращение рождаемости - вызваны социальными потрясениями в стране после развала СССР в 1991 году. Обе тенденции сбили с толку экспертов, которые не предполагали, что они будут столь серьезными и продолжительными.

За последние десять лет произошел развал системы здравоохранения, сопровождавшийся общим ухудшением состояния здоровья. В государственных больницах и клиниках не хватает денег и лекарств; врачи получают нищенскую зарплату; инфекционные заболевания, такие как туберкулез, приняли массовый характер.

Никто не сомневается, что все это способствовало беспрецедентному росту смертности. И никто не считает этот вопрос чисто медицинским. Скорее, речь идет о том, что нищета и стрессы не дают позаботиться о себе.

Эксперты, в том числе из американских разведслужб, опасаются, что ухудшение состояния здоровья общества может привести, в худшем случае, к политическим потрясениям, а в лучшем - к возникновению чрезвычайных ситуаций, требующих оказания помощи.

Низкий уровень рождаемости является нормой во многих западных странах, что в значительной степени объясняется женской эмансипацией и контролем над рождаемостью. Даже в России в последние десятилетия перед развалом СССР уровень рождаемости постепенно снижался.

Однако нынешний резкий спад отличается от прежних: он вызван не более широким выбором возможностей у женщин, а тем, что все их возможности - по медицинскому, финансовому обеспечению, а также по вступлению в брак - исчезли вместе с СССР.

Определенные перемены к лучшему наверняка должны произойти, но никто не знает когда. В свое время некоторые эксперты полагали, что российские женщины вновь захотят иметь детей после потрясений начала 90-х годов. Вместо этого уровень рождаемости сократился еще на 10%.

Источник: The New York Times


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Разрешается свободное использование текстов, ссылка обязательна (в интернете - гипертекстовая).
© 1999-2021 InoPressa.ru