Архив
Поиск
Press digest
25 февраля 2021 г.
28 декабря 2000 г.

Шарон Лафраньере | The Washington Post

Российские журналисты стали объектом нападения

В эти дни российские журналисты напоминают растревоженный улей. Владельца единственного в России независимого телеканала арестовывают второй раз за последние несколько месяцев. Одного из наиболее популярных телекомментаторов лишают эфира, по его словам, за критику президента Владимира Путина. В офисе одной из московских газет секретная полиция провела обыск после того, как газета опубликовала спутниковый снимок затонувшей АПЛ "Курск".

И все-таки даже в этой нервозной обстановке избиение 16 декабря московского журналиста Олега Лурье привлекло к себе повышенное внимание. И не потому, что Лурье так уж хорошо известен; вовсе нет, хотя своими прошлогодними репортажами о взятках за получение кремлевских контрактов он стал достаточно популярен.

Нападение вызвало переполох, поскольку оно не может объясняться ни чем иным, кроме как статьями Лурье о коррупции среди высших должностных лиц, особенно в Кремле. Оно заслуживает особого внимание и потому, что на московских журналистов, несмотря на оказываемое на них всякого рода давление, редко случаются вооруженные нападения.

"Это было предупреждение,- заявил Лурье на прошлой неделе, попивая кофе в ресторане после выхода из больницы, где врачи наложили на его левую щеку три шва.- Это была демонстрация силы".

Это нападение на журналистов независимой "Новой газеты" стало вторым за нынешний год. В июле репортер, освещавший события в области культуры, умер от удара молотком по голове. Редакция "Новой газеты" заявила, что репортера, очевидно, спутали с одним из его коллег, живущим в том же доме и занимавшимся расследованием коррупции на высоком уровне и нефтяными сделками.

Избиение Лурье стало очередной ответной мерой,- подчеркнул заместитель главного редактора "Новой газеты" и одновременно заместитель думского комитета по безопасности Юрий Щекочихин. "Я считаю, что это продолжение политики запугивания журналистов властями",- отметил он.

"Думаю, что нападение... характерно для политики президента Путина в отношении прессы, где есть место только для официальной... пропаганды". Однако реакции Кремля на заявления Щекочихина не последовало.

Нападения на журналистов не являются чем-то необычным. Олег Панфилов, возглавляющий московский Центр журналистики в экстремальных ситуациях, говорит, что за этот год он насчитал 68 нападений, включая 6 на российских журналистов. Большинство нападений совершается в провинции, а не в столице, и большая часть из них остаются безнаказанными,- отмечает Панфилов. По его словам, Лурье был порезан, поскольку кто-то хотел заткнуть ему рот. Он не исключает причастность к этому правительственных официальных лиц, которые, по его словам, давно ведут войну против журналистов.

Как сообщил 37-летний Лурье, он только что вернулся со дня рождения своего друга, когда его окружили четверо. Один из них закрыл дверь гаража, заперев жену Лурье внутри. По словам Лурье, он предложил им часы, бумажник и ключи от машины, однако они не проявили к этому ни малейшего интереса и не произнесли ни слова. Лишь благодаря тому, что жена протаранила машиной дверь гаража, он смог избежать более тяжких увечий,- подчеркнул Лурье, добавив, что он получил сотрясение мозга и раны на лице.

По словам Лурье, он подозревает, что нападение было связано с недавно опубликованными статьями, в которых он обвинил главу президентской администрации Александра Волошина в незаконном обогащении еще до поступления на работу в Кремль в результате сделок с участием бизнесмена Бориса Березовского, оказавшегося сейчас объектом уголовного расследования. Сам Волошин никак не отреагировал на статьи Лурье.

Спустя три дня после нападения,- рассказывает Лурье,- сотрудники правоохранительных органов пришли в офис газеты и изъяли материалы, касающиеся Волошина и Березовского. В ночь перед нападением в одной из программ НТВ Лурье обвинил Кремль в уголовном преследовании оппонентов Путина и игнорировании обвинений в адрес кремлевских "приближенных лиц".

По словам Лурье, он не надеется, что правоохранительные органы найдут нападавших. Он подчеркнул, что офицеры занялись заполнением различных форм и телефонными звонками, в то же время оставив на снегу шляпу одного из нападавших, не исследовав его одежду на предмет наличия следов крови и не сняв отпечатки пальцев с дверей гаража.

Когда его спросили, что будет дальше, Лурье ответил: "Буду продолжать работать". Он намерен подать заявку на получение "грин кард", которая позволит ему работать в США, только в том случае, если с ним что-то опять произойдет.

Источник: The Washington Post


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Разрешается свободное использование текстов, ссылка обязательна (в интернете - гипертекстовая).
© 1999-2021 InoPressa.ru