Архив
Поиск
Press digest
25 февраля 2021 г.
28 декабря 2000 г.

Михаэль Туманн | Die Zeit

Россия говорит по-немецки

Любой немецкий государственный деятель стонет под тяжестью груза ?восточной политики? 20-века, ее великих достижений и страшных преступлений. Герхард Шрёдер, став канцлером Германии, поначалу хотел избежать этой участи. В отличие от своего предшественника, он не собирается ходить с российским президентом в сауну, еще в 1998 г. заявлял Шредер. Времена личной дружбы между руководителями России и Германии прошли, говорил канцлер. Еще в 1999 г. гостей из России, например премьер-министра Евгения Примакова, в Германии ждал холодный прием.

Теперь все изменилось. Уже этим летом Шрёдер заговорил о ?схожести? русского и немецкого менталитетов. Сейчас на православное Рождество канцлер Германии с супругой собираются посетить подмосковную дачу российского президента. Там канцлеру будет трудно избежать похода в баню, которая является сердцем любой настоящей русской дачи. В рождественский вечер Путин и Шрёдер собираются посмотреть в Большом театре балет ?Жизель?. На следующий день они должны отправиться в Сергиев Посад. Здесь в главном соборе лидеры двух стран смогут поразмышлять о трансцендентности всех земных отношений. Было бы излишним разглядеть в этом тенденцию пространственного распространения российско-германской дружбы от бани до православной церкви, однако нельзя не почувствовать возникновение какой-то новой сердечности.

Кроме того, у Путина и Шрёдера большая дополнительная программа: развитие экономических отношений, урегулирование проблемы задолженности, создание нового экспертного форума, укрепление сотрудничества в Европе. Сам Шрёдер два раза за прошедший год заявил, что "не нужно взывать к "духу Рапалло?.

Почему нет? Что же произошло в 1922 г. на итальянском курорте? После драматического ночного обсуждения, немецкая делегация приняла решение встретиться с представителями Советской России. В договоре, подписанном в Рапалло, не было ничего сенсационного, однако его влияние на Запад оказалось огромным. ?Договор проигравших? шокировал, прежде всего, французов: они восприняли его как настоящий заговор прокаженных. При этом истинные масштабы сотрудничества оставались за кадром. В действительности же, немецкий рейхсвер уже с 1921 г. в тайне от остального мира тесно сотрудничал с русскими.

Итак, Шрёдер прав: дача Путина не Рапалло. Канцлер только не назвал самые главные отличия. Тогда Германия была изолирована и дрейфовала между Западом и Востоком; сегодня она является неотъемлемым звеном западной цивилизации. Тогда немцы и русские стали сближаться, потому что находились в одинаковой изоляции; теперь активизация двусторонних отношений волнует, прежде всего, российскую сторону. Москва вылетела из мировой Лиги чемпионов в евроазиатскую региональную лигу, лишившись при этом своих сателлитов времен ?холодной войны?. Особую ставку на стратегические альянсы с Китаем и Индией делать не стоит, друзья в Иране и Ираке - плохие партнеры. Германия, напротив, является тесным союзником Америки, членом ЕС и НАТО, влиятельным членом ВТО и ?Большой семерки?. Россия стремится к полной интеграции и в ВТО, и в ?Большую восьмерку?. Для этого ей нужна поддержка Германии. После июньского визита Владимира Путина Берлин превратился в излюбленное место вояжей российских политиков. Министр иностранных дел Игорь Иванов и, что еще важнее, секретарь российского Совбеза Сергей Иванов, начали свою западную наступательную компанию в скромно-элегантном стиле постельцинской эры.

Немецкие социал-демократы с удовольствием вспоминают о восточной политике канцлера Вилли Брандта. Однако в то время Германия зависела от России. Советские войска были расквартированы в казармах под Берлином. Во времена разрядки Москва, скорее, была оккупационной державой, а не настоящим партнером. Сегодня нет ни одной жизненно важной сферы, где бы Германия зависела от России или боялась ее. Возможность ядерного шантажа маловероятна. Опасность ?слабой России? тоже, как правило, переоценивается. Развалилась не Россия, а так называемая теория хаоса, в соответствии с которой, разваленная Россия должна была наводнить Запад беженцами, мафиози и ?военным плутонием?. Единство интересов России и Европы - это миф. Российский финансовый кризис коснулся лишь нескольких немецких предприятий. Пока Москва еще зализывала раны, в Европе уже давно началось оживление конъюнктуры. Благосостояние Германии не зависит, как часто утверждается, от успеха российских реформ. В действительности, эти реформы лишь открывают немцам дополнительное пространство для деятельности.

Сложные ?особые отношения?, сложившиеся между Россией и Германией в 20 веке, закончились с выводом российских войск из Германии в 1994 г. Россия стала для Германии таким же партнером, как и остальные страны. Герхард Шрёдер находится просто в блестящем положении, о котором только могли мечтать его предшественники - Бисмарк, Ратенау, Брандт и Коль. Шредеру не нужно строить свою ?восточную политику?, руководствуясь ?соображениями необходимости?, как в свое время написал Петер Бендер о Вилли Брандте. Он может использовать ее в интересах Германии. Было бы глупо не воспользоваться этой сильной позицией, которая дает немцам возможность проводить восточную политику, свободную от страха, временного прессинга и романтического поиска родственной души. Шрёдер охотно подчеркивает интересы немецкой стороны. В лице российского президента он нашел прагматика, готового беззастенчиво следовать интересам своей страны.

Владмир Путин считает Россию европейской страной, и одновременно супердержавой, которая имеет возможность действовать по собственному усмотрению. Президент России, как и большая часть российской элиты, убежден, что Россия, может вести диалог с европейскими институтами, но не должна подчинятся чужим правилам. Обычный для ЕС отказ от некоторых атрибутов суверенитета не совместим с ?самосознанием супердержавы?, говорит один российский дипломат. Нравоучения Запада по поводу событий в Чечне и ?фасадной демократии? кремлевские политики слушать не хотят. И сегодня Россия, как и ее бывший классовый враг Америка, все еще находится под обаянием имперских амбиций. В дипломатии российские политики все еще предпочитают двусторонний диалог многостороннему обмену мнениями. ООН нравится русским, по-видимому, из-за элегантного кожаного кресла в Совете безопасности.

В действительности, Россия не является такой уж необъяснимой и непредсказуемой страной. Весь центр российской власти сосредоточен на нескольких гектарах земли в районе Кремля. Российское государство при Путине последовательно преследует свои интересы. Некоторые из них совпадают с интересами немцев, и центр тяжести двустороннего сотрудничества лежит именно здесь: экономика, образование и безопасность.

Экономика. Восточный комитет Союза немецкой экономики ведет серьезную лоббистскую деятельность. С успехом: Шрёдер, которому, как казалось, Россия до смерти надоела, уже в четвертый раз отправляется в Россию. Некоторые представители немецкого бизнеса дают весьма позитивные прогнозы будущего развития российского рынка. Однако не следует забывать, что лишь немногие российские потребители могут себе позволить приобретение дорогих товаров, производимых в Германии. Россия занимает лишь 20-место среди государств, в которые Германия экспортирует свои товары. В настоящее время немецкая торговля извлекает большую выгоду от экономического подъема в России, однако, инвестиционная деятельность немецких предпринимателей, на которую так надеются русские, остается пока очень скромной.

Россия поставляет Германии прежде всего нефть, газ и металл. На эти статьи приходится 83% российского экспорта в Германию. Новый газопровод из России в Западную Европу, который должен пройти по территории Польши, должен способствовать увеличению поставок российских энергоносителей в Западную Европу. Однако рост российского экспорта тоже не беспределен, ведь потребление газа внутри страны тоже постоянно увеличивается. Москва ждет, что Европа предоставит ей кредиты на модернизацию газо- и нефтедобывающей инфраструктуры. Немецкие предприниматели уже осуществляют такие инвестиции. Германия не хочет ориентироваться только на ближневосточную нефть. Россия обещает освоить месторождения в Сибири. И для Германии это хорошо - по крайней мере, до тех пор, пока ее зависимость от Москвы не окажется слишком высокой.

Немцы уже успели почувствовать, как умело отстаивает свои интересы путинская Россия. Например, на переговорах о реструктуризации советского долга. Цель российского правительства проста и понятна - пролонгировать, реструктурировать и списывать советский долг до тех пор, пока его бремя не станет более приемлемым для страны. А вот у немцев, создается впечатление, нет собственных целей, они просто следуют за движениями русских. Несмотря на то, что нефтедоллары сбалансировали российский бюджет, Берлин позволил втянуть себя в дискуссию о возможности конвертации части советского долга в акции российских предприятий. При этом русские вовсе не собираются, как того хотят немцы, расставаться с акциями естественных монополий. А без них на территории между Смоленском и Владивостоком ничего привлекательно для иностранных инвесторов нет. И вот комиссии пытаются разрешить сложную проблему. При этом немцам не приходит в голову настаивать, чтобы русские просто заплатили свои долги деньгами.

Сфера коммуникаций и образование. В Кремле говорят по-немецки, и, прежде всего, этому очень радуется Герхард Шрёдер, ведь во время предстоящего визита он, вероятно, сможет обойтись без переводчика. Предстоит обсудить много проблем. Канцлер и президент хотят создать двусторонний экспертный форум, членами которого станут известные политики, бизнесмены, ученые и журналисты. Члены форума должны будут постоянно встречаться в Санкт -Петербурге. Однако предложение русских назначить на пост секретаря Форума бывшего посла СССР в Германии Терехова вызвало тихую досаду у немцев. Это, по их мнению, возвращение ко временам советско-германских отношений.

Кто бы не возглавлял Форум, российско-германские отношения смогут стать по-настоящему крепкими, если они перестанут осуществляться лишь на государственном уровне. Созданный в Берлине Российско-германский форум нуждается в сильных, независимых, негосударственных партнерах в России. Реальность и так ушла уже далеко вперед. В этом году в немецких университетах обучается 5045 российских студентов, на 20% больше, чем в прошлом году. Эту цифру превосходит лишь количество студентов из Китая. Число американских студентов, обучающихся в Германии, составляет всего 2853 человека. Хайдельберг и Гёттинген превращаются в евразийскую альма-матер? Почему бы нет? У Германии есть шанс преподать российской и китайской молодежи уроки политической культуры западной федеративной демократии.

В области европейской безопасности политики охотно хватаются за волшебное слово ?кооперация?. Однако сразу же бросается в глаза, что в этой области у России и Германии есть явный конфликт интересов. Берлин считает НАТО основой своей оборонной политики и безопасности в Европе. Для российских политиков Североатлантический Альянс является ?экспансионистским военным союзом?. Россия критикует все европейские инициативы, которые не предусматривают ее участия. Недавно весьма безобидные германо-датско-польские войска Россия окрестила ?наступательными?. Это не коварство, а российский интерес - вмешиваться в деятельность всех европейских военных объединений. И чем меньше при этом участие американцев, тем лучше. Вполне ясная цель. Европейцам тоже нужно было бы четче формулировать свои желания.

Уже сегодня Москва готовится к предстоящей трансатлантической какофонии на тему американской мечты о создании противоракетного щита. Президент Путин ищет союзников в борьбе против создания системы ПРО и в Европе, и в Канаде. Летом он предложил европейцам создать собственную противоракетную систему, что встретило сдержанную реакцию в Европе. Москва, напротив, весьма доброжелательно отнеслась к новым оборонительным планам ЕС. В Берлине министр иностранных дел России Игорь Иванов заявил, что европейские войска могут рассчитывать на помощь России. Европейцы пригласили русских к сотрудничеству в оборонной программе (ESVP). Остается прояснить лишь одно маленькое, но немаловажное недоразумение: русские хотят участвовать в процессе принятия решений, а европейцы лишь выражают готовность предоставлять информацию и развивать сотрудничество.

Чем отчетливее немцы и европейцы будут заявлять о свои интересах, тем меньше останется заблуждений. Если русским не хотят предоставлять право голоса в европейской оборонной программе, но скрывают это за дипломатическими экивоками, то это вредит делу. В любом случае, у Европы остается достаточно пространства для сотрудничества с Россией. Расширение НАТО на восток и присоединение к блоку стран Балтии встречает много критики и на Западе. Ни Швеция, ни Финляндия, к примеру, не являются членами НАТО. Так что в регионе Балтийского моря согласование региональной концепции безопасности с российской стороной вполне возможно. Этот регион может стать моделью и для других регионов, а в более отдаленном будущем, возможно, и для Кавказа. Безопасность восточной границы Европы должна стать общим интересом русских и европейцев. Замалчивание проблем, например войны в Чечне, приводит лишь к их усугублению.

?Восточная политика? Германии становится разнообразнее и сложнее. Раньше, во времена Вилли Брандта, все дороги вели в Москву. Теперь эта традиция изжила себя. Для канцлера Шрёдера дача Путина является лишь одной их многих остановок, которые ему нужно сделать, чтобы продемонстрировать немецкие интересы в Восточной Европе.

Шрёдер уже посетил Украину и Грузию. И этот визит не должен стать последним. Эти страны нуждаются в немецкой поддержке гораздо больше, чем Россия, которая в состоянии помочь себе сама. Уход с политической сцены патриархов Алиева и Шеварднадзе может привести к народным волнениям. От политической устойчивости бывших республик СССР зависит безопасность и благосостояние всего региона, частью которого является и России. Белоруссия Лукашенко, в сущности, приносит самой Москве больше хлопот, чем выгоды. Независимая Украина, суверенная Грузия и ее соседи ориентируются на ЕС и Германию. Тот, кто обращается с этими государствами, как с российскими придатками, не понимает новой восточноевропейской реальности.

Источник: Die Zeit


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Разрешается свободное использование текстов, ссылка обязательна (в интернете - гипертекстовая).
© 1999-2021 InoPressa.ru