Архив
Поиск
Press digest
26 ноября 2021 г.
28 декабря 2007 г.

Обзор прессы | InoPressa: тема дня

Беназир Бхутто: "Я знаю имена моих убийц"

В пятницу главной темой всех зарубежных СМИ является убийство лидера пакистанской оппозиции, бывшего премьер-министра страны Беназир Бхутто. Москва выразила опасения, что смерть Бхутто спровоцирует новую волну терроризма, дав добро на возврат к ЧП. Итальянское издание публикует статью Бхутто, написанную ею покушения 18 октября.

Британская The Times задается вопросами, сможет ли выстоять демократия в Пакистане и кто займет место Бхутто?

Убийство Беназир Бхутто, пишет Бронвен Мэддокс, не означает смерти демократии в Пакистане - но лишь в том случае, если вскоре пройдут выборы. Первой реакцией президента Первеза Мушаррафа может стать перенос выборов, намеченных на 8 января, и возврат к чрезвычайному положению, которое было отменено лишь недавно. Возможно, он заявит, что без этого Пакистан захлестнет насилие. Москва немедленно осудила преступление и выразила опасения, что смерть Бхутто спровоцирует новую волну терроризма - таким образом, Россия дала добро на принятие жестких мер.

Однако Партия пакистанского народа (ППН), которая под руководством Бхутто была главной силой на политической арене страны, вероятно, будет активно выступать за то, чтобы голосование состоялось. Великобритания и США, по-видимому, также поддержат мнение, что выборы - лучший способ сохранить стабильность, полагает обозреватель.

Что будет с Партией пакистанского народа теперь? Многие члены партии полагают, что "эффект мученика" приведет их к победе, если выборы все же состоятся. Однако ППН понадобится достойный лидер. Пусть Бхутто и провела восемь лет в ссылке, феодальная власть ее семьи делала невозможным, чтобы ее сменил кто-либо еще.

Но теперь, когда Беназир Бхутто умерла, а ее дети еще слишком молоды, на первый план выйдут новые люди. Наиболее надежным кандидатом кажется Амин Фахим, вице-председатель партии, который управлял ППН все те годы, что Бхутто жила в изгнании. Так же, как и она, Фахим принадлежит к влиятельной феодальной семье из провинции Синд. Он, как считается, обладает достаточным влиянием, чтобы объединить различные течения в партии и повести ее к победе.

Другие кандидатуры менее вероятны. Айтзаз Ахсан, самый известный юрист в стране после верховного судьи Ифтихара Чаудхри, активно боролся с военным режимом. Однако его отношения с Бхутто в последнее время были напряженными: та просила Ахсана пояснить, считает ли он союз с судебной властью более важным для себя, чем союз с партией. Как бы то ни было, у него нет достаточной опоры в стране.

Кроме того, есть муж Бхутто - Асиф Зардари. Он, однако, фигура ненадежная. Ему недостает харизмы, а во время нахождения супруги у власти в обществе его называли "господин 10%". Он также находился в эмиграции в связи с подозрениями в коррупции (по словам супругов Бхутто, обвинения имели политическую подоплеку), однако из-за проблем с сердцем не возвратился вместе с ней в октябре. В интервью с Беназир Бухтто после ее приезда в страну я спросил, намерен ли муж к ней присоединиться. "Нет, - ответила она многозначительно. - Он будет присматривать за детьми, и, в любом случае, он болен".

Австрийская Der Standart озаглавила свой комментарий "Победа террористов". Экс-премьер погибла в тот момент, когда ее страна должна была выйти из продолжавшегося несколько месяцев кризиса власти. Пакистан стоит сегодня на пороге самого тяжелого кризиса со времен 11 сентября: терроризм может праздновать очередную победу, считает Маркус Бернат.

Убийство Бхутто, которым исламисты в Пакистане неоднократно угрожали, становится зловещим предзнаменованием, по примеру теракта против Ахмеда Массуда, лидера антиталибского союза в соседнем Афганистане в сентябре 2001 года, ознаменовывая начало новой эры террора. Пакистан, являющийся ключевым государством во всемирной борьбе с террористической сетью "Аль-Каида" и ее сторонниками, утратил статус светского демократического общества.

Запланированные на 8 января выборы стали в одночасье бессмысленными. Первез Мушарраф, президент страны и бывший главнокомандующий пакистанской армией, который не считался с законом, лишь бы удержать в своих руках власть, после убийства Беназир Бхутто лишился политического противника. Однако провал демократического перехода, новый кризис в стране стабилизируют позиции самого Мушаррафа лишь ненадолго. Партия пакистанского народа, которую возглавляла Бхутто, самое мощное оппозиционное движение в стране, должно найти нового кандидата, который бы мог быть избран после выборов на пост премьер-министра. Наваз Шариф, соперник Бхутто и ожесточенный противник Мушаррафа, скорее всего, получит все шансы на победу. Но проблему терроризма эти политические спекуляции все равно решить не смогут, заключает автор статьи.

Итальянская la Republica печатает пронзительный документ - этот текст, опубликованный под заголовком "Мне известны имена тех, кто меня убьет", был написан Беназир Бхутто после недавнего покушения на нее 18 октября 2007 года.

На прошлой неделе я пережила покушение на мою жизнь, писала Бхутто, 140 мужчин и женщин из числа моих сторонником и моего сопровождения погибли. Теракт 18 октября со всей очевидностью продемонстрировал, в какой критической ситуации оказался сегодня Пакистан, сегодня, когда мы пытаемся проводить избирательную кампанию перед свободными, честными и прозрачными выборами в условиях угрозы терроризма.

Покушение на меня не стало неожиданностью. Благодаря надежной информации я была предупреждена о том, что меня взяли на прицел элементы, которые хотят препятствовать демократическому процессу. Если говорить конкретнее, то меня проинформировали, что Баитул Масуд, афганец, возглавляющий силы талибов на севере Вазиристана, Хамза бен Ладен, араб и активист Красной Мечети, получили задание меня убить. Я также опасалась того, что инструментами в их руках окажутся симпатизирующие им люди, просочившиеся в систему безопасности и администрацию моей страны, те, кто боится, что возвращение демократии может нарушить их планы.

Далее экс-премьер поясняла, почему для нее необходимы выступления перед народом.

Пакистан - это страна, в которой политика укоренилась и осуществляется в массах, в процессе личного контакта между людьми. Здесь не Калифорния и не Нью-Йорк, где кандидаты проводят предвыборную кампанию, оплачивая место в СМИ или распространяя послания и письма с конкретными адресами. Здесь такие технологии не только технически невозможны - они еще и несовместимы с нашей политической культурой. Пакистанец, к какой бы партии он ни принадлежал, желает и ожидает увидеть и услышать лидеров своей партии, желает быть составной частью политической дискуссии. Пакистанцы принимают участие в митингах и политических собраниях, они хотят слушать напрямую, как говорят их лидеры, без микрофонов и громкоговорителей. И в нормальных условиях это очень ответственно, но в условиях террористической угрозы это чрезвычайно тяжело.

Если мы не будем проводить предвыборную кампанию, то победят террористы и демократия сделает еще один шаг назад. Если мы будет проводить кампанию, то мы рискуем стать жертвами насилия. Это величайшая неразрешимая проблема. Но запугивания со стороны подлых убийц не должны свернуть Пакистан с пути, ведущего к демократии, была убеждена Беназир Бхутто.



facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Политика конфиденциальности
Связаться с редакцией
Все текстовые материалы сайта Inopressa.ru доступны по лицензии:
Creative Commons Attribution 4.0 International, если не указано иное.
© 1999-2022 InoPressa.ru