Архив
Поиск
Press digest
19 октября 2018 г.
28 декабря 2017 г.

Майкл Вейсс | The Daily Beast

Руководство КГБ по проникновению на Ближний Восток

"Это вторая статья цикла, основанная на учебниках КГБ, которые ранее не предавались огласке, - учебниках советской разведслужбы, в которой Владимир Путин служил в качестве оперативника, разведслужбы, сформировавшей его мировоззрение", - пишет журналист The Daily Beast Майкл Вейсс. (См. также первую статью цикла).

"В этой статье рассматривается самокритика КГБ после его неудач на Ближнем Востоке - ситуации, которую Путин в последние годы энергично старается исправить", - утверждает издание. Вейсс начинает с истории о неудачной вербовке пилота ливанских ВВС Махмуда Маттара советской разведкой в 1969 году. Она позаимствована из книги американского журналиста Джона Баррона "КГБ: секретная работа советских агентов" (KGB: The Secret Work of Soviet Agents). Баррон отмечает, что операция "основывалась на самых неуклюжих ориенталистских предположениях, существование которых прекрасно сознавали ливанские спецслужбы. Маттару велели "сыграть роль алчного араба, любителя поторговаться, которого волнуют только деньги", чтобы обмануть его жертв из ГРУ, которые настолько поверили в созданный им стереотипный образ, что даже поленились выписать ему чек не российского (так в оригинале. - Прим. ред.), а какого-то другого банка" (пересказ Вейсса).

По мнению Вейсса, угон истребителя, для которого советская разведка хотела нанять Маттара, был рискованной, но менее сложной затеей, чем внедрение в американские учреждения на Ближнем Востоке в конце холодной войны. "КГБ сам признал это в служебном "аналитическом обзоре", опубликованном в 1988 году, но никогда не предназначавшемся для глаз тех, кто не служит в КГБ", - говорится в статье.

"Этот текст с нескладным заголовком "Привлечение и подготовка агентов-вербовщиков в целях разведывательного проникновения в учреждения США (на примере ряда североафриканских стран)" - второй из комплекта исторических документов советской разведки, которые были переданы в The Daily Beast одной европейской службой безопасности", - говорится в статье. (Все цитаты в статье приведены в обратном переводе с английского текста на сайте журнала. - Прим. ред.).

По словам автора, "Привлечение и подготовка" "описывает методы вербовки американских госслужащих на Ближнем Востоке и в Северной Африке, а также необходимую сеть местных агентов, которые могли бы помочь с вербовкой (особенно ценными объектами были отставные госслужащие США или сотрудники НАТО)".

По мнению Вейсса, такое исследование остается актуальным, если учесть, что Кремль драматично возвращается в этот регион.

"Аналитическое исследование - в некотором роде похвала бдительности основного противника и спецслужб его союзников, упражнение в самокритике. В нем признается, что к 1988 году США извлекли уроки из расхлябанности и небрежности своей контрразведки в прошлом, что вынудило "Московский Центр" приспосабливаться к гораздо более негостеприимной обстановке. К началу перестройки попытки КГБ вербовать американцев в арабских странах явно становились все менее плодотворными. Сотрудники американских спецслужб, сказано в документе, "лучше проверяют и отслеживают сотрудников этих учреждений и их контакты с советскими, принимают меры для разоблачения агентов советской разведки, организуют операции с ловлей на живца, осуществляют слежку за агентами и их связными", - говорится в статье.

"Привлечение и подготовку" можно трактовать, как эпитафию проникновению КГБ в арабские страны, опубликованную за неполный год до падения Берлинской стены и финала холодной войны", - пишет автор.

Историю операций "Центра" в Северной Африке во второй половине ХХ века автор называет "лоскутное одеяло из поразительных тактических побед, омраченных умопомрачительными стратегическими неудачами".

Величайшей неудачей автор считает то, что в 70-е годы СССР потерял влияние на Египет и эта страна превратилась в клиента США. "Явное несчастливое предзнаменование было в 1954 году, когда будущий лидер панарабского национализма захватил власть путем военного переворота, а тогдашний глава КГБ Иван Серов создал впечатление, что египтяне - чернокожие африканцы (штатные арабисты из Первого главного управления так сконфузились, что не стали его поправлять)", - пишет автор, ссылаясь на книгу Кристофера Эндрю и Николая Митрохина "Мир двигался в нашем направлении: КГБ и битва за "третий мир" (The World Was Going Our Way: The KGB and the Battle for the Third World).

"Юрий Андропов, возглавлявший КГБ с 1967 по 1982 год, запретил работать с агентами-египтянами на египетской территории, опасаясь, что их поимка взбесит Садата и уничтожит то, что оставалось от ослабленных союзнических отношений", - пишет издание.

Вейсс полагает: "Все это, безусловно, дало американцам достаточно времени на то, чтобы втереться в доверие на Ближнем Востоке и в Северной Африке и осуществить меры, которые вплоть до распада СССР сбивали с толку "Московский Центр" и чинили ему помехи. "Привлечение и подготовка" высвечивает ряд конкретных случаев, которые свидетельствуют о досадном финале деятельности КГБ в регионе".

"Взять хоть гражданина "Б.", который, как нам сообщают, был завербован в одном западном посольстве в ближневосточной стране, которая дружила с СССР, а затем сам завербовал агента в одном арабском консульстве из своей страны (так в оригинале. - Прим. ред.). Его кураторы из КГБ отслеживали его прогресс и давали ему все более трудные задания, чтобы оценить его пригодность для подпольной работы - в данном случае он был достаточно одарен, чтобы выполнять задания с блеском. Они присылали ему посылки, которые следовало вскрывать осторожно, чтобы избегать любых признаков манипуляций с ними, в одном случае посылку, "которую следовало вскрывать, руководствуясь подозрениями, что это бомба". Около 6 лет он работал прекрасно. А затем сбежал из неназванной североафриканской страны после того, как "предположительно" был замечен местной разведкой. Однако это была уловка, поскольку позднее КГБ обнаружил документы, свидетельствовавшие, что гражданин "Б." был двойным агентом, внедренным той же местной разведкой, которая помогала ему вскрывать все подозрительные посылки", - говорится в статье.

Одной из главных проблем для советских резидентур в арабском мире в конце 80-х считалась нехватка хороших агентов-вербовщиков. "В большинстве случаев это объяснялось нехваткой агентов, подконтрольных Советскому Союзу, которые могли бы обхаживать американцев от имени западных стран или арабской страны-"хозяйки". Поиск подходящих вербовщиков из третьих стран мог отнимать 2-3 года". Самыми перспективными были сотрудники спецслужб и полиции страны-"хозяйки".

"Один офицер контрразведки, "М.", был завербован советской резидентурой; он, в свою очередь, завербовал "К." - местного жителя, работавшего техническим специалистом в посольстве США в той же стране. "К." думал, что шпионит на свое правительство. А после того, как американские сотрудники посольства обнаружили улики его шпионажа, "рука КГБ" прошла незамеченной. "К." отказался выдать "М.", потому что обоснованно опасался, что местная разведка посадит его за решетку, будет пытать или убьет (а эта разведка понятия не имела о его проделках, так как не отдавала приказ об этой операции)", - говорится в статье.

Почти столь же хорошими агентами-вербовщиками были юристы, преподаватели и высококвалифицированные специалисты, а также журналисты, утверждает автор. Отличной "легендой" была также маска европейского агента по продажам или промышленника, путешествующего по другим странам.

По мнению автора, составленный КГБ психологический профиль алчного и склонного к интригам американца уморительно смешон - его словно бы сочинил "Грэм Грин в обработке Феликса Дзержинского". Вейсс приводит цитату: "Ярко выраженный индивидуализм и постоянное стремление к личному обогащению [и] неясность будущего часто толкают некоторых американцев к конфликту с требованиями, которые налагает на них государственная служба".

"Другая важная область, на которую следует нацеливаться в американских учреждениях, - это машинистки, секретарши, офис-менеджеры и т.п.", - такова еще одна цитата.

Но бывало, что все шло не по плану, замечает автор. "Рассмотрим трагический случай "К.", местного бизнесмена, которого привлекли для вербовки "Л.", секретарши из некого американского учреждения. "Л." жила за счет своих родителей, и потому К. обхаживал ее в образе сотрудника европейской компании в поисках конфиденциальной информации, к которой "Л." имела доступ, а взамен она должна была получить вознаграждение. "К." не удовлетворяла роль простого "кассира" для московского золота, и позднее он сказал своим кураторам, что они с "Л." вступили в любовную связь, чтобы получше умаслить ее для полноценной вербовки. На самом деле этого не было. И, как только у "Л." появился жених - отпрыск состоятельной семьи, который мог дать ей то, чего не могли дать мама с папой, поток информации прекратился, и вся операция провалилась. "Мужская гордость" (как сам "К." позднее признался своему куратору) не позволяла ему честно сообщить "Центру" правду", - говорится в статье.

Вейсс заключает: "Безусловно, не последнее место среди исторических факторов, повлекших за собой крах СССР, - наряду с внутренними противоречиями командной структуры экономики, гонкой вооружений, Рейганом, Горби, усилением либерально-реформистской интеллигенции в Москве - занимало откровенное разбазаривание времени, денег и живой силы из-за стереотипного мышления советских разведслужб".

Источник: The Daily Beast


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Разрешается свободное использование текстов, ссылка обязательна (в интернете - гипертекстовая).
© 1999-2018 InoPressa.ru