Архив
Поиск
Press digest
26 ноября 2021 г.
28 января 2005 г.

Сара Даниэль | Le Nouvel Observateur

Багдад: избирательная урна как пороховая бочка

Чтобы проголосовать, они решили проделать десятичасовой путь от Багдада до иорданской столицы Аммана. В университете были каникулы. Асма и ее муж, профессор медицины в Багдадском университете, уехали на выходные, чтобы внести свои фамилии в иорданские избирательные списки. Никто из ближайших знакомых профессорской четы не будет голосовать в Ираке.

"Покончить с собой? Ради чего, а главное, ради кого?" - говорит муж Асмы, суннит, который, опасаясь неприятностей, не хочет называть нам своего имени. "Большинство из кандидатов, фигурирующих в списках, я не знаю. Это призраки, которые слишком напуганы, чтобы проводить кампанию. А те, кого я знал, убиты. В нашем квартале убили людей, распространявших предвыборные листовки. Напрасная смерть: все равно никто бы эти листовки не осмелился брать..."

Угрозы Абу Мусаба аз-Заркави, прозвучавшие по всем телеканалам, письма с угрозами, которые все чаще приходят к ним домой, смерть соседей и друзей - все это и заставило Асму, ее мужа и нескольких их коллег уехать в соседнюю страну.

"В Аммане в первые дни не сразу привыкаешь к тишине, к тому, что нет взрывов. А потом даже хочется петь - настолько легка здесь жизнь. Хочется досыта насладиться тишиной, чтобы найти в себе силы уехать обратно. Для нас эти выборы - развлечение в нашей тяжелой ситуации", - поясняет Асма, которая, в отличие от своего мужа, хочет излить все, что у нее на душе. Сделать хотя бы вид, что она верит: а вдруг выборы позволят Ираку выйти из этого нескончаемого кошмара. Помечтать, хотя бы немного, о прекрасном будущем. Когда надежды нет, цепляешься за любую соломинку.

Как и многие иракцы, они отправились ранним утром из Багдада в Амман, чтобы как граждане Ирака воспользоваться своим правом голоса, вопреки призывам большинства суннитских лидеров бойкотировать выборы. Загипнотизированная монотонностью пустынной дороги, Асма дремала в машине, когда, проезжая окрестности города Рамади, она вдруг увидела, что одна из машин из их колонны горит. Вначале все подумали, что это дело рук моджахедов из мятежного "суннитского треугольника". Но оказалось, что машина приблизилась слишком близко к патрульному джипу, и американцы, перенервничав, открыли по нему огонь.

"Останавливаться было слишком опасно. Позже мы узнали. что наш друг, ехавший в той машине, умер, потому что был праздник, и в больнице Рамади, куда его доставили, уже не было врачей".

Асма собирается голосовать за Аднана Пачачи, потому что он суннит. Ее муж будет голосовать за список временного премьер-министра Аяда Алауи, "потому что это единственная возможность избежть гражданской войны. Сегодня каждый голосует за людей своей конфессии. Раньше об этом никто не вспоминал. С тех пор как началась американская оккупация, прежде чем с вами поздороваться, у вас спросят, шиит вы, суннит или курд... Алауи - единственный, кто может сохранить целостность страны".

Призрак гражданской войны. В своем последнем заявлении аз-Заркави обрушился на "рафида" (ругательное слово, обозначающее шиитов). Он обвинил их в том, что они привезли в страну 4 миллиона избирателей из соседнего Ирана, чтобы забрать себе все места в парламенте, и в намерении уничтожить все символы суннитского присутствия в стране. Это было настоящим объявлением войны доминирующей в Ираке конфессии. С начала "избирательной кампании" шиитская община подверглась более десяти атакам террористов.

В суннитском квартале Адамийя многие прихожане мечети Абу Ханифы заверили нас, что из их квартала 30 января на избирательные участки не придет никто. "Мы не хотим ни одного куска от иракского пирога, который нам предлагают американцы. Это отравленный пирог", - говорит 36-летний торговец Касем, который обвиняет организаторов выборов в поддержке шиитских религиозных партий.

Ахмед, 40-летний фармацевт, утверждает, что прихожане мечети окажут "сопротивление" шиитским партиям, если те заберут себе все места в парламенте, как до этого сопротивлялись американским оккупантам.

"На референдуме мы всегда сможем наложить вето на конституцию, принятую новым Национальным собранием", - поясняет шейх Омар Рагеб, официальный представитель Комитета улемов, когда мы задаем ему вопрос, не дает ли он сам карт-бланш шиитским партиям, призывая к бойкоту выборов.

Каждую пятницу после моления имам салафитской мечети, после падения режима получившей название Умм аль-Кура ("Мать всех селений", эпитет Медины), вызывает гул негодования у своих прихожан, громко зачитывая список мечетей на юге Ирака, отобранных шиитами у суннитов. Но поворотным моментом в этой межконфессиональной вражде, о которой прежде в Ираке никто не мог и помыслить (в стране очень много смешанных семей), стала осада Эль-Фаллуджи в ноябре прошлого года. Равнодушие, с каким шииты встретили штурм города, вызвал возмущение шиитской общины. И некоторые представители шиитов явно испытывали садистскую радость от того, что и суннитам пришла очередь пострадать...

На юге начинается конфессиональная поляризация: сунниты бегут из таких городов, как Дивания или Эз-Зубайр. Некоторые шиитские лидеры призывают к отделению Юга с его тремя провинциями - Басра, Майсан и Дикар.

Шиитский реванш. Систематически не допускавшаяся к власти сначала османами, потом англичанами, преследовавшаяся при режиме Саддама, подвергшаяся истреблению при подавлении восстания 1991 года, самая многочисленная община Ирака намерена воспользоваться тем шансом, который дает ей возможность участвовать в определении судеб страны. И если найдутся люди, готовые ради участия в голосовании рискнуть жизнью, стать "камикадзе демократии", то ими будут именно они, шииты.

Впрочем, к великому негодованию Аяда Алауи, досточтимое духовенство Неджефа, спокойствие которого так обнадеживало американцев, нарушило затянувшийся нейтралитет, чтобы высказаться в поддержку шиитского конфессионального списка - списка номер 169. Именно он должен набрать наибольшее количество голосов на воскресных выборах в Ираке.

Список номер 169. В Сайида-Зейнаб, иракском квартале Дамаска, где проживает большинство шиитов, у всех, кто внес свои имена в списки, на устах только этот номер. Здесь ощущаешь себя словно в одном из кварталов Неджефа. Те же бетонные дома, те же земляные полы. Здесь, как и в шиитском священном городе, потомки Пророка носят черный тюрбан и черный плащ с царственным достоинством.

Мухаммед Рида, 25-летний студент богословского факультета, курсирует между Дамаском и Басрой, потому что шиитский Ватикан поручил ему помочь в подготовке выборов в Сирии. Он призывает всех голосовать за список 169, "единственный оппозиционный список, не сфабрикованный американцами". Он искренне выступает за исламскую республику умеренного толка вроде Ирана (по его мнению, модели истинной демократии), далекую от "ретроградного ислама салафитов".

Сейид (потомок Пророка. - Прим. ред.) Хусейн, также приехавший несколько дней назад из Басры, признает, что шииты этого южного иракского города поддерживают тесные связи с Ираном. Но он утверждает, что, когда выборы пройдут, каждый останется при своих интересах: "Для иракских шиитов это исторический момент, и мы не позволим никому, даже нашим братьям, украсть у нас победу".

Доктор Саадун ад-Дулами возглавляет в Багдаде единственный во всем Ираке институт по изучению общественного мнения. Когда мы просим его сделать прогноз относительно состава будущего парламента, он делает это с большой осторожностью. Его сотрудникам, проводящим опросы, уже угрожали. Единственный опрос, который удалось провести среди 3 тысяч жителей Багдада и на юге страны, дал следующий расклад: Иракский список во главе с премьером Аядом Алауи получит 20% голосов, Объединенный иракский альянс (поддерживаемый аятоллой Систани), соберет 42%, а две курдские партии вкупе с другими мелкими политическими объединениями получат 22% голосов.

По мнению Пьер-Жана Люизара, специалиста по иракским шиитам из Национального центра научных исследований (CNRS, Франция), американцы не готовы отдать власть большинству, которое попытается прогнать их, как только начнет править страной. Ученый только что выпустил в свет книгу об аятолле Махди аль-Халиси, высланном из страны англичанами в 1923 году за издание фетвы против выборов, которые должны были узаконить английскую оккупацию Ирака.

Он не верит в то, что победа шиитов на выборах станет их политической победой: "Англичане проиграли, потому что опирались на меньшинство - суннитов. Американцы проиграют, потому что они опираются на большинство, которому не доверяют". Если шииты во главе с Систани должны будут считаться с переходным премьер-министром, они почувствуют себя одураченными и их недовольство породит более яростную оппозицию оккупационным войскам.

Очень пессимистично оценивающий будущее Ирака, Люизар считает, что эти конфессиональные выборы не только не поставят страну на рельсы демократии, но и спровоцируют гражданскую войну. Пока очевидно лишь то, что курды от этих выборов уже выиграли. Сколько бы процентов голосов они ни собрали, 30 января они будут выбирать депутатов собственного парламента, что станет решающим этапом на их пути к автономии и к федерализации Ирака.

Источник: Le Nouvel Observateur


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Политика конфиденциальности
Связаться с редакцией
Все текстовые материалы сайта Inopressa.ru доступны по лицензии:
Creative Commons Attribution 4.0 International, если не указано иное.
© 1999-2022 InoPressa.ru