Архив
Поиск
Press digest
21 апреля 2021 г.
28 июня 2004 г.

Фрэнк Браун | Newsweek

ЮКОС: итог игры

Путин хочет добиться стратегического контроля, начав при этом с ренационализации крупнейшего в России нефтяного гиганта.

В какую игру на самом деле играет президент Владимир Путин с ЮКОСом? В то время как набирает обороты судебный процесс по делу об уклонении от уплаты налогов против самой крупной в России нефтяной компании и ее бывшего генерального директора Михаила Ходорковского, находящегося сейчас в тюрьме, правительство утверждает, что единственная его цель - вернуть миллиардные долги.

Другие говорят, что это дело является отплатой Ходорковскому за финансирование соперников Путина по президентским выборам.

Единственное, что в этом деле абсолютно ясно, это то, чем оно закончится, говорят юристы, связанные с делом, и представители нефтяного бизнеса. ЮКОС в конечном итоге выплатит долги в форме акций или же окажется в собственности дружественной Кремлю компании. Другими словами, произойдет успешная ренационализация компании, а Путин получит больший контроль над стратегическими ресурсами.

"Путин хочет быть шейхом Ямани образца 1973 года", - говорит опытный американский специалист по российскому рынку.

Шейх Ахмет Заки Ямани был министром нефтяной промышленности в Саудовской Аравии, использовавшим нефть в политических целях и сыгравшим ключевую роль при основании нефтяного картеля ОПЕК. Путин, разумеется, не стремится поставить Запад на колени (в отличие от Ямани, который жаждал отомстить за войну Йом-Кипура 1973 года), но он рассматривает нефть как геостратегический объект, что часто упускают из вида.

В прошлом году Кремль стремительно восстанавливал контроль в этом секторе, подвергшемся масштабной приватизации в годы после распада Советского Союза. Путин ясно дал понять, что решения в области энергетики с далеко идущими последствиями для внешней политики - это не дело бизнесменов.

На взгляд Кремля, одним из самых страшных грехов Ходорковского был план по проведению трубопровода их Сибири в Китай - основная угроза для безопасности России в Азии. Путин завернул эту идею, заменив ее более дорогостоящей и менее перспективной с точки зрения коммерческого потенциала программой строительства трубопровода в Японию.

Кремль никогда не формулировал внятно, в чем заключается новая политика, за исключением нескольких фраз афористического характера, типа "стратегические природные ресурсы".

"Существует влиятельная группа лоббирования, заинтересованная в создании унифицированного коммерческого и геополитического подхода", - говорит Станислав Белковский, президент Института национальной стратегии, связанного с националистической группой в окружении Путина. Один из принципов их мировоззрения: "Если иностранцы будут контролировать трубопроводы, они смогут контролировать и цены".

Представители нефтяной промышленности говорят о стремлении правительства контролировать частный сектор. В ноябре "Газпром", газовый гигант, управляемый государством, обратился к компании TNK-BP. По словам представителя BP, "Газпром" хотел принять участие в проекте создания трубопровода в Сибири. Представитель "Газпрома" отрицает это, заявляя, что их компания озабочена единственно законностью лицензии TNK-BP.

На других фронтах российские спецслужбы расследуют, не имели ли представители иностранного штата TNK-BP доступа к количественным показателям нефтяных резервов, что по закону запрещено, так как это является государственной тайной.

Один из самых мощных рычагов Кремля - это "Транснефть", трубопроводная государственная монополия. 24 мая президент "Транснефти" Семен Вайншток выступил с предложением установить квоты на добычу нефть, причем соблюдение этих квот возложить на "Транснефть".

Это дало бы Москве такой же уровень контроля над нефтяной отраслью, каким обладают саудовские монархи. "Транснефть" не стесняется демонстрировать силу: так, они потребовали право на управление нефтяным терминалом стоимостью в 225 млн долларов, недавно построенным в Финском заливе частной нефтяной фирмой "Лукойл".

"Правительство должно контролировать экспортные потоки. От этого зависит безопасность энергетического сектора страны", - говорит вице-президент "Транснефти" Сергей Григорьев. "Лукойл" упирается, заявляя, что, построив терминал, будет им управлять самостоятельно.

Очевидная опасность состоит в том, что жесткая политика Кремля может отпугнуть иностранных инвесторов. По крайней мере одна западная бизнес-группа ведет закулисную борьбу против законопроекта, который перекроет доступ иностранным фирмам к лицензиям на добычу нефти и газа.

Это не может завершиться расхождением с Западом. Путин нуждается в иностранных инвесторах, чтобы достичь заявленного удвоения ВВП к 2010 году, да и инвесторы не хотят покидать российский рынок, богатый нефтью и газом. Но политическая борьба становится все ожесточеннее.

Недавно представители американского энергетического сектора приезжали в Москву с целью переговоров о сооружении трубопровода до Мурманска на Баренцевом море. Этот проект коммерчески выгоден России, но не надо ждать зеленого света без достижения баланса политических интересов: возможно, США придется оказать поддержку России при вступлении в ВТО или содействовать проекту "Лукойла" по разработке месторождения "Западная Курна" в Ираке.

Возможно, президент Путин сводит с ЮКОСом личные счеты, но шейх Путин имеет в виду поистине грандиозные перспективы.

Источник: Newsweek


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Разрешается свободное использование текстов, ссылка обязательна (в интернете - гипертекстовая).
© 1999-2021 InoPressa.ru